Санкт-ПетербургПасмурно+8°C

Деньги на ветер. Ряд экспертов считает отказ Германии от атома и угля «безумной затеей»

Фербунднетц Газ
Фото © vng.de

Страх перед разрушительной силой неконтролируемой атомной энергии заставил немцев принять решение о закрытии всех своих АЭС. Тревога за будущее цивилизации, которое может оказаться под угрозой из-за необратимости глобального изменения климата, - отказаться в скором будущем от угольной генерации. Но за счёт каких ресурсов ФРГ собирается заместить выпадающие мощности? «Форпост» задал этот вопрос топ-менеджеру немецкой газовой компании Verbundnetz Gas (VNG AG) Йоргу Лёвицу.

Германия стремительно переходит к возобновляемой энергетике, которая предполагает отказ от угольных и атомных электростанций в пользу возобновляемых источников энергии. Расскажите о том, что стало поводом для таких масштабных преобразований, и каких результатов удалось достигнуть на сегодняшний день?

Всё началось с аварии на японской атомной электростанции «Фукусима-1» в марте 2011 года. Несмотря на то, что немецкое правительство буквально за несколько месяцев до этих событий приняло закон о продлении разрешённых сроков эксплуатации атомных электростанций, оно быстро изменило свою позицию. Процесс отказа от атома для генерации электроэнергии ускорили, поставив руководителей АЭС в жёсткие рамки относительно сроков их остановки и демонтажа. Сначала закрыли семь наиболее старых атомных электростанций Германии. План по выводу из эксплуатации остальных десяти АЭС предусматривает завершение этого процесса к 2022 году.

Йорг Лёвиц
Фото © Форпост Северо-Запад /

Но Германии не хватило одной проблемы, поэтому она придумала себе ещё одну. Наша страна поставила перед собой задачу снизить к 2020 году выбросы диоксида углерода (СО2) в атмосферу до значения, не превышающего 592 миллиона тонн (на 40% в рамках федеральной «Концепции-2050»). Сегодня становится очевидным тот факт, что решить её к поставленному сроку не представляется возможным. Поэтому было принято решение отказаться не только от атомных, но и от буроугольных и каменноугольных электростанций.

Для того, чтобы компенсировать выпадающие объёмы энергопотребления в рамках новой парадигмы развития, была создана специальная комиссия, которая занялась выработкой единого решения. Однако её предложения носят только рекомендательный характер, оставляя правительству Германии право самому решать, лягут они в основу будущих законопроектов или нет.

В отношении угольных электростанций члены комиссии предложили в течение следующих 20 лет отказаться от 43 гигаватт часов установленной мощности, а затем и вовсе свести её до нуля. То есть по истечению этого срока в нашей стране не должно остаться ни одного объекта электроэнергетики, работающего на буром и каменном угле. На сегодняшний день правовое регулирование всех этих вопросов связано с разработкой закона, который определит размер и источники финансирования подобных структурных изменений.

Переход к новой энергетической политике вывел на первый план необходимость использования возобновляемых источников электроэнергии, а именно ветрогенераторов, солнечных батарей и биогазовых электростанций. Доля электричества, выработанная за их счёт, уже сегодня составляет половину всей установленной мощности.

Фербунднетц Газ
Фото © vng.de

Здесь следует отметить, что позиция Германии, связанная с сокращением зависимости от углеводородов для выведения энергетической безопасности страны на новый уровень, нашла не только сторонников, но и противников. Последние настаивают на том, что отказ от более-менее стабильных атома и угля в пользу, например, зависящих от погодных условий ветрогенераторов — безумная затея. Кроме того, свободных мест, где возможна их установка, практически не осталось, а шум, который они издают, начинает раздражать местных жителей. Помимо этого, «ветряки» создают помехи для радиосвязи и телекоммуникации, меняют естественный природный ландшафт и так далее. Это лишь один пример, который наглядно иллюстрирует, что полный переход на возобновляемые источники энергии пока что невозможен, так как наметившиеся тенденции уже сильно поляризовали наше общество.

Учитывая то, что мы имеем очень большие трудности со своевременным окончанием строительства электрических сетей для того, чтобы перебросить ветряную энергию из одного центра потребления на другой, следующим поворотным моментом для нас будет конец 2022 года, когда отключат последнюю атомную электростанцию. Я говорю о строительстве семи тысяч километров высоковольтных линий электропередач — от 380 до 500 киловольт. Сейчас выполнена только одна восьмая часть этого проекта. Это новые технологии передачи не только переменного, но и постоянного тока, которые ещё не применялись в большом масштабе. Но и этот проект, как водится, имеет две проблемы. С одной стороны, существуют высокие технологические риски, связанные с его реализацией. С другой — мы встретили большое сопротивление местного населения, которое не хочет ни воздушных, ни подземных линий электропередач. Когда эти спорные моменты будут урегулированы — сказать сложно. К слову, вся эта ситуация также актуализирует потребность в природном газе и доказывает исключительную важность газопровода «Северный поток-2» не только для Германии, но и для всей Европы.

Что вы думаете о ситуации, складывающейся вокруг строительства газопровода?

Реализация этого проекта, как я уже сказал, очень важна. Но в настоящий момент США готовят очередные санкции в отношении компаний, которые являются трубоукладчиками «Северного потока-2». Совершенно очевидно, что эта страна всеми законными и незаконными мерами хочет препятствовать его строительству с тем, чтобы реализовать свой собственный природный газ на европейском рынке.

Фербунднетц Газ
Фото © vng.de

Кроме того, Дания до сих пор не согласовала заявку на проведение экологической оценки участка газопровода, проходящего через её исключительную экономическую зону. Хотя «Газпром» подал все необходимые документы энергетическому агентству этой страны ещё два года назад.

По перечисленным причинам правление «Газпрома» приняло решение перенести срок ввода второго газопровода. Ранее российская компания хотела сделать это в конце 2019 года, а с 2020 года уже начать поставки природного газа в Центральную Европу.

По оценкам экспертов, сложившаяся ситуация должна разрешиться уже совсем скоро. Через несколько месяцев истекает срок действия контракта, заключённого между Украиной и Россией о транспортировке природного газа, который в своё время, благодаря известной сделке с Юлией Тимошенко (бывший премьер-министр Украины – ред.) был продлён до конца 2019 года. «Газпром» планировал после утраты силы этого договора перебросить образовавшиеся объёмы частично на «Северный поток-2» и частично на «Турецкий поток». Но первый, как мы видим, пока что достроить не выходит, а второй мало чем поможет европейским потребителям природного газа.

Сегодня никто не знает, как отразится неопределённость Украины в поставках природного газа из России в Центральную Европу. У этих стран диаметрально противоположные позиции. Первая рассчитывает на долгосрочный контракт, предполагающий поставку природного газа в больших объёмах. Вторая хочет договориться о более гибких условиях сотрудничества, предполагающих короткие сроки действия договора и небольшие объёмы транспортировки ископаемого топлива. Как будет возможно в таких условиях достигнуть баланса интересов — покажет время. Кстати, интересно в связи с этим взглянуть на прогнозы, которые делают экономисты. По их мнению, в ближайшие месяцы цены сначала упадут и достигнут минимальных показателей даже для посткризисного периода 2009 года, а затем, к концу года, резко поднимутся.

северный поток
Фото © Nord Stream 2/Aксель Шмидт

В целом, подобная политизация газового бизнеса очень плохо сказывается на тех компаниях, которые ведут свою деятельность на мировом энергетическом рынке. Такие тенденции делают практически невозможным прогнозирование уровня спроса и предложения. Приведу пример. Следующей после присоединения Крыма к России зимой, вопреки обычному росту цен в связи с началом отопительного сезона, произошёл их резкий обвал. Ситуация возникла, так как Украина отказалась от российского природного газа в связи с описанным выше событием.

При этом Европейский союз совершенно очевидно не хочет оставаться без газа из вашей страны, потому что заполнить эту «брешь» будет сложно. Теоретически, это возможно, но ещё большей ценой.

«Фербунднетц Газ» стала первой компанией из ФРГ получившей природный газ из СССР. С тех пор многое изменилось, но вы, по-прежнему, закупаете наше голубое топливо. Насколько это выгодно с экономической точки зрения?

Наша компания начинает свою историю с середины прошлого столетия, а именно с начала строительства сети магистральных трубопроводов искусственного газа, выработанного на базе бурого угля. Когда в 90-е годы XX века перестала существовать ГДР, мы попали в новые экономические условия. Нам пришлось отказаться от нерентабельного бизнеса, связанного с производством и распределением искусственного газа, и попытаться занять своё место на рынке природного. Этот переход продолжается уже несколько лет и, по моим оценкам, продлится ещё долго.

С наступлением новой эры мы начали заключать контракты на поставку газа из Норвегии и России. Сегодня же складывается ситуация, когда наше сотрудничество с Норвегией подходит к концу. При этом поставки из России будут продолжаться до 2030 года. В перспективе мы планируем продлить этот контракт, даже несмотря на бурные дискуссии, которые вызывает это решение в немецком обществе относительно его влияния на энергетический баланс в стране. Наша компания исходит из проверенной временем стабильности поставок российского природного газа, а единственным оправдавшим себя партнёром в этой области является «Газпром».

северный поток
Фото © Nord Stream 2/Aксель Шмидт

Помимо того, что «Фербунднетц Газ» специализируется на, так скажем, традиционных направлениях работы — закупке, транспортировке и хранении природного газа — с недавнего времени мы также начали заниматься маркетингом, то есть его перепродажей. В числе наших оптовых потребителей — Польша, Чехия, Австрия, Италия и Франция.

Сегодня годовой оборот компании составляет 11 миллиардов евро, а годовой доход — 150 миллионов евро. Конечно, это не такие большие цифры, если сравнивать с другими немецкими газовыми компаниями, но мы должны довольствоваться и этими показателями.

Возвращаясь к нашему сотрудничеству с «Газпромом», я бы хотел осветить ещё один проект. Рядом с немецким городом Бернбургом мы построили совершенно новое хранилище природного газа подземного типа объёмом 600 миллионов кубических метров под названием «Катарина». Теперь наша компания эксплуатирует его на паритетных правах совместном с «Газпромом». Кроме того, в ближайшее время мы приступаем к следующему совместному проекту — строительству магистрального газопровода высокого давления, который позволит транспортировать российский природный газ по всей Германии вплоть до Чехии.