Санкт-ПетербургНебольшой снег+0°C

Роль кипрского оффшора в обороноспособности России

Ловозёрский ГОК
Фото © Форпост Северо-Запад /

Проверка Счётной палаты показала, что реализация программы поддержки моногородов фактически провалилась. А принятые в её рамках меры не привели к улучшению качества жизни в этих населённых пунктах. Теперь документ решено пересмотреть, а сам перечень поселений, построенных в советское время вокруг значимых для страны, но удалённых от цивилизации предприятий, сократить вдвое. Попадёт ли в него Ревда, где работает комбинат, который снабжает государство стратегическим сырьём, необходимым для высокотехнологичных отраслей нашей промышленности?

ФАС против кипрских владельцев

В конце октября Арбитражный суд Мурманской области частично удовлетворил ходатайство Федеральной антимонопольной службы, которая оспаривает переход Ловозёрского ГОКа под контроль трёх кипрских компаний. Дело в том, что предприятия, включённые в перечень стратегически важных для обороноспособности страны, по закону не могут принадлежать иностранным инвесторам. Однако итогом сделки, совершённой ещё в 2012 году без разрешения правительственной комиссии, стала передача вышеуказанным фирмам, зарегистрированным в Лимассоле, 75% долей учредителя комбината - ООО «Фин-Проект».

В самом факте смены хозяев предприятия нет ничего незаконного или необычного. Вывод денег в оффшор, несмотря на негативный смысл, который обычно вкладывается в эту фразу, – ещё не преступление. К тому же наибольшие финансовые вливания в нашу экономику из-за границы идут именно из государств с льготной системой налогообложения - Кипра, Нидерландов, Люксембурга… Поэтому говорить об одностороннем характере движения средств приходится далеко не всегда.

Есть и ещё один нюанс: если конечный бенефициар — налоговый резидент и гражданин России, то на него требования закона о зарубежных инвестициях в предприятия, имеющие стратегическое значение, не распространяются. И в том случае, если собственники кипрских компаний, владеющие Ловозёрским ГОКом, - наши соотечественники, то они, скорее всего, имели право на совершение сделки.

Ловозёрский ГОК
Фото © Форпост Северо-Запад /

Но зачем? Если посмотреть на внешний вид комбината, становится понятно, что он требует колоссальных вложений и твёрдой руки антикризисного менеджера. Его территория практически не охраняется, а производственные цеха и подсобные помещения находятся в удручающем состоянии. Не радуют и финансовые результаты. Как пишет The Moscow Post, по итогам 2017 года убыток составил 34 млн рублей. Какой прок в содержании активов столь низкого качества? И главное, почему единственное в своём роде производство, которое является первым звеном уникальной технологической цепочки, влачит столь жалкое существование?

Ревда и градообразующее предприятие

Из лопарита, которым богаты недра Ловозёрских тундр, на комбинате делают концентрат. Затем он направляется на переработку в адрес Соликамского магниевого завода, где из него выделяют соединения редких металлов. В частности, тантала и ниобия, необходимых для производства компонентов ракет и самолётов, труб для транспортировки нефти и газа, аппаратуры, предназначенной для работы в химически агрессивной среде, сверхпроводников термоядерных реакторов, легированных сталей, жаростойких сплавов, имплантов и многих других высокотехнологичных изделий. Источником сырья для значительной части российского ниобия и 100% тантала (а точнее - их оксидов) является именно Ловозёрское месторождение, расположенное рядом с городом Ревда.

Ревда
Фото © Борис Вахмистров

Этот населённый пункт, возведённый в 1950 году в Кольском заполярье для рабочих и инженеров, осваивающих залежи лопаритовой руды, сегодня входит в список моногородов России с наиболее сложным социально-экономическим положением. Рынок труда здесь фактически отсутствует, работу можно найти только на самом комбинате. Однако, судя по количеству разнообразных вакансий, размещенных на его официальном сайте, имидж ГОКа не способствует привлечению ни квалифицированных специалистов, ни горнорабочих.

Они жалуются местной прессе на то, что в шахтах не соблюдаются элементарные правила безопасности: отсутствует нормальное освещение, валяются неразорванные взрывные шашки, из стен торчат оголённые провода. Единственный выход, если нет сил терпеть сложившееся положение дел, - паковать чемоданы и съезжать с обжитого места. Многие так и делают – за 10 лет население города сократилось с 9400 человек до 7900, то есть на 16%.

Ревда
Фото © Форпост Северо-Запад /

«Меня приятно удивило в Ревде качество дорог и развитость инфраструктуры – магазины, дом спорта с бассейном, детские кружки. Удручающе выглядят лишь дома с заколоченными окнами, которых всё больше и больше. Также очень грустно видеть комбинат, ради которого и был построен посёлок. Люди приезжали сюда, в холод, в полярную ночь, с юга, со средней полосы. И не только ради повышенных северных надбавок – но и ради идеи, вызова – в тяжелых условиях обеспечить страну сырьём, редкими металлами. Мой дедушка Лейес Вайно трудился здесь более 15 лет и жил со своей семьёй в Ревде. Им была выделена большая удобная квартира, дети ходили в музыкальную школу, занимались спортом, а зарплата «северян» позволяла всей семьёй ежегодно отдыхать на юге. Теперь ГОК переживает не лучшие времена. Например, наладчики, которые трудятся, в том числе, под землёй, получают 35-38 тысяч. Для севера это совсем мало. Причем некоторые виды работ приходится выполнять в забое, в буквальном смысле ползая на коленях. Об этом рассказывал ещё мой дедушка, получается, что в плане организации условий труда за 40 лет ничего не изменилось?!», - говорит кандидат экономических наук Анни Никулина, получившая грант Президентской программы Российского научного фонда на исследование перспектив привлечения в Арктику человеческих ресурсов.

Что делать?

О печальной судьбе комбината известно даже студентам. В рамках нулевого дня Российско-Британского сырьевого диалога, который прошёл в Петербурге, они решали кейс на тему «Редкие металлы в Арктике». Главная роль в нём была отведена Ловозёрскому ГОКу и Ревде. Молодые люди должны были за полтора часа наметить план социально-экономического развития производства и моногорода.

Горный университет
Фото © Форпост Северо-Запад /

Среди высказанных ими идей – строительство горнолыжного курорта и железнодорожной станции, а также «использование феномена северного сияния» для привлечения туристов; подписание договора о сотрудничестве с крупной компанией или госкорпорацией (такой как Росатом или Ростехнологии), заинтересованной в развитии отечественного рынка тантала и ниобия; повышение энергоэффективности и ряд других мер.

Руководство ГОКа пока не выразило заинтересованности в том, чтобы включить эти предложения в свою стратегию роста. Да и существует ли она? Ответ на этот вопрос должен интересовать соответствующие органы власти не менее сильно, чем проблема законности сделки семилетней давности. Ведь речь идёт не просто о градообразующем предприятии, деградация которого повлечёт за собой уничтожение целого населённого пункта, а о комбинате, снабжающем государство стратегическим сырьём.

Его основная проблема в том, что на территории России сегодня не существует масштабного производства тантала. Соликамский магниевый завод поставляет потребителям не готовый продукт, а его соединения, требующие дальнейшей переработки (в прошлом году - 44 тонны). Спрос на них на внутреннем рынке весьма невелик и составляет всего лишь 3,5 тонны в год. Остальное сырьё экспортируется, а сам металл, наоборот, приходит в Россию из-за границы. С оксидом ниобия ситуация чуть лучше – в 2018-м на территории нашей страны было реализовано 435 из 668 тонн, произведённых в Пермской области. Но сути дела это не меняет.

Ловозёрский ГОК
Фото © Форпост Северо-Запад /

«После распада СССР из всей цепочки заводов по переработке лопаритового концентрата в редкие металлы в России остался только Соликамский магниевый завод. Вследствие этого объём производства ГОКа постепенно уменьшался. Для того чтобы развернуть ситуацию вспять, необходимо реанимировать в стране производство тантала. Это предприятие обречено стать монополистом на российском рынке, уменьшив или полностью исключив импорт», - уверена Алина Моженкова, принимавшая участие в конкурсе бизнес-кейсов.

Сегодня в мире потребляется около 1200 тонн тантала в год. Главный его источник — Бразилия, где расположена крупнейшая шахта по добыче руды, содержащей этот элемент, — Мибра. Из её недр ежегодно извлекают 220 тонн пентоксида металла или более 15% всей его глобальной добычи.

По прогнозам экспертов к 2050 году спрос на него возрастёт до 2,2–8,2 тысяч тонн. Эти цифры (даже нижняя граница диапазона) – лишнее доказательство того, что государство должно быть заинтересовано в создании отечественного производства тантала. Такой шаг позволит не только избавиться от импортозависимости в столь важной сфере, как обороноспособность страны, но и спасёт от депрессии целый город, который сегодня столкнулся с серьёзным демографическим кризисом.