Санкт-ПетербургНебольшой дождь+14°C
$ЦБ:71,23ЦБ:80,27OPEC:43,31

Австралийский студент рассказал о том, какими историями пугают перед поездкой в Россию

австралиец
Фото © Форпост Северо-Запад /

Джейкоб Мохаррам в школьном возрасте был кадетом ВВС, однако его планам стать пилотом не суждено было сбыться – помешал рост. В профессии установлены четкие стандарты, которым должны соответствовать авиаторы. Тогда молодой австралиец принял решение изучать геологию и горное дело, а в качестве страны для получения высшего образования выбрал Россию.

«В детстве мне подарили большую энциклопедию по общей географии, где на каждое государство приходилась одна страница. Россия размещалась на трех… Тогда меня это очень впечатлило. Перечислялись проживающие народы и их культурные обычаи, полезные ископаемые, особенности флоры и фауны. Я начал мечтать приехать в эту удивительную страну и увидеть все своими глазами. Однако после школы я поступил в австралийский Государственный университет Монаша, где в качестве основного предмета я выбрал геологию», - поделился студент Санкт-Петербургского Горного университета Джейкоб Мохаррам.

университет монаша
Фото © Canley, Википедия

Вообще среди австралийцев очень популярно решение не поступать в вуз сразу после окончания школы. Около 50% выпускников берут паузу: хотят попутешествовать, определиться с собственными интересами или начать скорее зарабатывать деньги. На примере собственных одноклассников, юноша отметил, что большинство из них так никуда и не поступают. В конечном счете, вузы оканчивает и вовсе одна треть от общего числа молодежи.

«Это объясняется тем, что в Австралии высшему образованию придают меньше значения, чем здесь. Во-первых, без проблем можно найти хорошо оплачиваемую работу без диплома. Многие мои друзья после окончания школы стали работать в виноделии и в сфере строительства. Во-вторых, мы не боимся попасть в армию, так как срочный призыв был отменен еще в 1972 году», - объяснил Джейкоб.

Государственные вузы на континенте платные, но для местного населения действует скидка – 50%. В среднем обучение для них обходится в 20 тысяч долларов. Молодой специалист начинается выплачивать беспроцентный студенческий кредит только после того, когда его оклад достигает суммы в 50 тысяч долларов в год. Для иностранных граждан стоимость образования гораздо выше – порядка 80 тысяч долларов. В Австралии экспорт образования представляет собой стратегически важный бизнес. Ряд университетов существуют на самообеспечении, и для них зарубежные студенты – это основное средство заработка.

Несмотря на все перечисленные условия, молодой человек не переставал искать информацию о возможности побывать в России. На сайте Россотрудничества он прочитал, что есть шанс получить бюджетное место в вузе и учиться бесплатно. Молодой человек отправил письма в несколько учебных заведений и получил единственный ответ - из Горного университета. Отучившись полтора года в Австралии, Джейкоб перевелся на заочную форму и переехал в Петербург.

«Мы были шокированы решением сына. О России не знали ничего кроме редких новостей из СМИ. Очень беспокоились, что он будет находиться на другом конце света, и в случае необходимости нам сложно будет оказать ему оперативную поддержку. Но после знакомства с приглашающим университетом мы пришли к мнению, что Джейкоб получит здесь больше практики в выбранной им области по сравнению с тем, что могут предложить наши вузы. Например, университет, куда он поступил после школы, был основан 60 лет назад, и в нем получают знания 3 тысячи студентов. Здесь же речь идет о 250-летней истории и 10 тысячах обучающихся. В России больше вариантов узнать что-то новое», - подчеркнула мама молодого человека Элизабет Верко .

австралиец
Фото © Из личного архива

В Петербурге живет мало австралийцев – не больше 20. Они периодически устраивают встречи, на которые приезжает почетный консул в РФ Грейн Михан, проводят вместе праздники. Джейкоб стал первым гражданином Австралии, который решил претендовать на бюджетное место в российском вузе. В Посольстве просто не знали, что с ним делать. Формально необходимо было пройти конкурс, чтобы получить единственную выделенную Россотрудничеством квоту. Но в нем не было смысла, так как конкурентов не было. В итоге на заявлении написали: «Баллы по конкурсу – 0, рекомендован – да».

«Перед поездкой меня пугали рассказами о России, и по факту почти все они оказались мифами, которые не имеют ничего общего с реальностью. Например, убеждали, что предстоит стоять в длинных очередях за черным хлебом. Говорили, что будет скудный выбор продуктов. Я морально готовился к этому. Поэтому первый поход в супермаркет вызвал, мягко говоря, удивление. В отношении государства введены санкции, но это никак не отражается на разнообразии товаров. Кстати, это роднит Россию с Австралией, которая также самостоятельно производит большинство продуктов, правда, по другой причине – из-за своей территориальной удаленности. Меня убеждали, что в стране высокий уровень бедности, и я непременно столкнусь с проблемами в плане социальной инфраструктуры. Понимаю, что я живу в крупном туристическом городе, который отличается от общего состояния всей страны, но это явно не то, чего я ожидал. Единственное место, где я по-прежнему боюсь оказаться – это больница. Надеюсь, мне не придется узнать, оправдается ли мой страх или нет», - уточнил студент.

Сейчас к Джейкобу в гости приехали родители, и он составил список мест, которые наилучшим образом передают атмосферу города. Юноша посоветовал семье посетить Зимний дворец и Горный музей, выделить время на бесцельное «шатание» по Невскому проспекту, попробовать национальную кухню - зайти в блинную или пельменную.

австралиец
Фото © Из личного архива

«Еще мы обязательно сходим на каток и хоккейный матч. Это такая экзотика! В Австралии не бывает холодной зимы, поэтому нас особенно привлекают развлечения, связанные со снегом и льдом. У меня на родине много поклонников хоккея, но в силу климата мы играем на траве и в зале. Эти виды спорта называются флорбол и лякросс», - делится молодой австралиец.

Тот факт, что Джейкоб в течение полутора лет был студентом в австралийском вузе и уже четвертый год обучается городе на Неве, позволяет ему сравнить образование двух стран. Так, в российских вузах гораздо более плотный график занятий – в Горном университете в течение семестра по каждой специализации изучается более 8 предметов. В Австралии стандартный набор включает в себя 4 дисциплины. Максимально возможное число предметов – 5, но для этого необходимо получить разрешение со стороны руководства вуза. Нагрузка намного ниже, поэтому студенты зачастую работают в свободное время.

Различия наблюдаются в том, что касается отношений между студентами и преподавателями. В России акцент на субординации, в Австралии - на демократии. Например, там никому в голову не придет вставать со стула при появлении лектора в аудитории. Подобное приветствие не принято, и кажется иностранцам странным.

Что же планы? Летом юноша будет проходить производственную практику в австралийской корпорации «Orica», крупнейшем в мире производителе взрывчатых веществ. Компания открыла в Горном университете научно-учебный центр, и между вузом и организацией налажено сотрудничество. Кроме того, Джейкоб связался с представительством компании «AMC Consultants» в Москве, оказывающей консалтинговые услуги горнодобывающим предприятиям. На вопрос о возможности прохождения стажировки и дальнейшего трудоустройства они ответили согласием. Но предупредили, что для этого придется ехать на Дальний Восток. Юношу перспектива не пугает, так как первостепенное значение для него имеет интересная работа и адекватная заработанная плата, а где именно это будет – в России или Австралии – не так важно.

Сегодня на континенте не популярно ископаемое топливо - его использование связывают с изменением климата и соответственно с пожарами. Отношение общественности к добыче полезных ископаемых сильно варьируется в зависимости от того, что именно извлекают. К урану, нефти, газу и бокситам относятся гораздо спокойнее, чем к разработке угольных шахт. На данный момент большой резонанс вызывает новое крупное месторождение угля Кармайкл на севере Австралии. Проектом занимается индийская корпорация Adani Group.
акция протеста
Фото © monash.edu

«Я бы не хотел там работать, потому что считаю, что это не перспективное решение в рамках глобальных экологических проблем. Ряд знакомых просто перестали бы со мной общаться. Когда я учился в Университете Монаша, в течение месяца в формате лекций своим опытом делились с нами представители нефтяного гиганта ExxonMobil. Среди моих друзей встречались те, кто не поддерживал мое желание посещать эти занятия. Мне приходилось объяснять им, что геология и горное дело – это очень интересные науки. Как образовалась нефть, как залегает, вот что ее можно переработать… Именно сегодня, когда проблемы человечества становятся все острее, необходимы специалисты, способные анализировать и прогнозировать ситуацию, основываясь на реальных фактах, а не эмоциях, предлагать оригинальные решения. Кроме того, важно оценивать ситуацию с точки зрения экономики, особенно в момент, когда страна потерпела многомиллионные убытки. Экспорт полезных ископаемых – крайне выгодный бизнес, который поможет восстановиться. Но хочу уточнить: мы в большей степени продаем сырье, нежели используем сами, так как в последнее десятилетие австралийцы стараются пользоваться альтернативными видами энергии – солнечными батареями и ветряками», - рассказал студент Горного университета.

Австралийский портал MiningNews.net назвал горнодобывающие компании «одними из крупнейших финансовых спонсоров, перечисляющих средства на борьбу с результатами пожаров и разработку долгосрочных проектов по обеспечению устойчивости к стихийным бедствиям». На восстановления континента они перечислили порядка 80 млн долларов, причем большую часть, 48 млн долларов, перевел Фонд Minderoo Foundation австралийского горнодобывающего магната Эндрю Форреста.