Санкт-ПетербургНебольшой дождь+15°C
$ЦБ:70,88ЦБ:80,41OPEC:43,31

В Азии ответили на призыв европейцев отказаться от использования угля в энергетике

уголь
Фото © twitter.com/coalindiahq

Борис Джонсон, выступая на Британско-Африканском саммите в Лондоне, заявил, что Соединённое королевство отказывается от любых государственных инвестиций в угольную энергетику за рубежом. Это решение стало логичным продолжением политики большинства государств ЕС, которые пытаются ускорить темпы декарбонизации.

Премьер-министр Великобритании напомнил, что ещё десять лет назад Туманный Альбион был одним из европейских лидеров по объёмам выбросов углекислого газа, но сейчас ситуация резко изменилась. Работающие на угле ТЭС обеспечивают лишь 5% потребностей страны в электроэнергии, а доля возобновляемых источников в энергобалансе по итогам третьего квартала прошлого года достигла 40%.

Джонсон, естественно, далеко не одинок в своём стремлении трансформировать энергетический сектор. Так, Европейский инвестиционный банк сообщил в ноябре, что прекращает финансировать проекты, связанные с любым видом ископаемого топлива. Власти Испании пообещали закрыть последнюю угольную электростанцию уже в 2027 году, а Правительство ФРГ, где самый грязный ресурс ещё год назад обеспечивал 38% спроса на электричество, - к 2038-му.

А как обстоят дела в других странах мира? Самый крупный потребитель угля - Китай, который несколько лет назад объявил о поэтапном снижении зависимости от него и переходе на более чистые источники энергии, повысил по итогам 2019 года добычу на 4,2% и довёл её до 3 млрд 745 млн тонн. Импорт в КНР увеличился на 6,3%, до уровня 299,7 млн. Это говорит о том, что вклад Республики в декарбонизацию весьма условен и предполагает сокращение использования угля не в количественном выражении, а лишь в процентном соотношении. Общий объём потребления электроэнергии в Поднебесной продолжает стремительно увеличиваться и требует ввода в эксплуатацию всё новых и новых мощностей. В том числе и угольных ТЭС, хотя ветрогенераторов, солнечных батарей и газовых электростанций в последнее время там действительно строится больше.

уголь
Фото © www.suek.ru

В России также наблюдается восходящая динамика. По данным Министерства энергетики РФ, добыча в 2019 году достигла 437,6 млн тонн, это на 1% больше, чем в 2018-м. Столь скромные по сравнению со второй экономикой мира цифры обусловлены отсутствием роста внутреннего потребления и спадом спроса в Европе. Сохранить повышательный тренд позволил экспорт в Азиатско-Тихоокеанский регион, где уголь остаётся основным источником выработки электроэнергии.

«Показатели 2019 года говорят об актуальности тех прогнозов, которые звучали в последние годы. Как и предполагало большинство экспертов, в странах с постиндустриальной экономикой потребление угля постепенно уменьшается, а в развивающихся, напротив, увеличивается. Это связано с повышением численности населения и необходимостью обеспечивать промышленность и домохозяйства сырьевыми ресурсами в условиях энергетической бедности. Сегодня наибольший рост спроса наблюдается в Индии – более 4% в год, и в среднесрочной перспективе эта тенденция останется в силе. Перед Нью-Дели стоит задача гарантировать бесперебойные поставки электроэнергии и создать условия для глобального экономического развития страны. В том числе – обеспечить сравнительно дешёвым сырьём стратегически важные предприятия, производящие сталь, цемент, стекло и алюминий. Поэтому, несмотря на многочисленные экологические проблемы, уголь останется там востребованным ещё долгие годы. Точно также как и в странах Юго-Восточной Азии. Эффект низкой базы в экономиках этих развивающихся государств обеспечит сохранение существующего уровня общемирового спроса на уголь в количественном выражении или даже его минимальное увеличение вплоть до 2040 года», - уверен ректор Горного университета Владимир Литвиненко.

Население Индии за последние 20 лет возросло на 300 миллионов человек. Столь впечатляющий демографический бум спровоцировал интенсивное развитие промышленного производства и энергетического сектора. Именно поэтому страна давно вышла на второе место после Китая по потреблению угля и нуждается в постоянном увеличении его поставок. С учётом импорта и внутренней добычи они превысили по итогам 2019 года психологически важную отметку в миллиард тонн, три четверти из которых пришлись на электроэнергетику.

уголь
Фото © twitter.com/coalindiahq

Для того чтобы нивелировать риск дефицита сырья, Правительство Республики в середине января приняло решение открыть доступ к лицензиям на разработку месторождений угля для всех желающих. Раньше это была прерогатива государственной компании Coal India Ltd, которая производила более 80% всего чёрного золота в стране. По мнению властей, этот шаг позволит обеспечить в будущем стабильность рынка и удовлетворить потребность в ресурсе, которая к 2040 году почти удвоится.

Нью-Дели уже неоднократно заявляло о том, что планы по интенсификации внутренней добычи должны привести к сокращению объёмов импорта. Большинство аналитиков, правда, считают это малореальным. Но допускают, что основным драйвером роста поставок из Австралии, Индонезии, России и других стран станет не Индия, а регион Юго-Восточной Азии, прежде всего, Вьетнам, Тайвань, Малайзия, Таиланд и Филиппины. Собственные залежи угля там не слишком велики, поэтому развитие энергетического комплекса и индустрии потребует повышения масштабов его закупок за рубежом. По мнению аналитиков компании СУЭК, они будут стабильно увеличиваться на 2,7% в год.

«По прогнозам ООН, к 2050 году численность населения Земли достигнет 9 миллиардов человек, и это весьма консервативный сценарий. Глобальный спрос на электроэнергию продолжит расти примерно на 1,3% ежегодно, а уголь ещё долгие годы будет оставаться основным источником производства электроэнергии в странах Азии. Задача российских компаний – выиграть конкурентную борьбу за этот развивающийся рынок. Но им необходимо помнить и об устойчивом развитии. Следует воспитывать в людях стремление к минимализму, повышать энергоэффективность, уменьшать воздействие на природу и заниматься рекультивацией земель, нарушенных в ходе эксплуатации месторождений. Не менее важно думать и о будущем угольной промышленности. Где она будет искать потребителей после 2040 или 50-го года, когда спрос в Азии под воздействием процессов, связанных с декарбонизацией, резко снизится? Профильным корпорациям уже сегодня необходимо заниматься внедрением технологий глубокой переработки угля, которые позволяют создавать из него синтетическое топливо, метанол, карбамид и другие химические продукты. Ведь запасы этого ресурса в российских недрах колоссальны, а спрос на него в энергетическом секторе рано или поздно упадёт», - подчеркнул Владимир Литвиненко.

Эксперты сходятся во мнении, что в ближайшие 20 лет возобновляемым источникам энергии не удастся существенно ослабить позиции ископаемых видов топлива в глобальном энергобалансе. Доля угля в нём сократится к 2040 году примерно до 25%. А природного газа, напротив, возрастёт, что превратит его в ресурс номер 1. Произойдёт это, прежде всего, за счёт бурного развития СПГ-сегмента.