Санкт-ПетербургСолнечно+17°C
$ЦБ:71,10ЦБ:78,26OPEC:28,45

Почему в российских шахтах продолжают гибнуть люди

шахтёр
Фото © pixabay.com

В шахте «Воркутинская», где семь лет назад взрыв унёс жизнь девятнадцати рабочих, случилось очередное ЧП. 6 марта, в 4 часа утра, там произошёл выброс метана, в результате которого погибло два человека из четверых, находившихся в момент инцидента в забое. Совпадение ли это или пока ещё непознанная закономерность?

Каждый смертельный случай на горных предприятиях – это трагедия, которая в очередной раз заставляет задуматься над тем, всё ли возможное сделало руководство добывающих компаний для повышения безопасности труда своих сотрудников. Однако для того, чтобы делать далекоидущие выводы необходимо оценить картину в целом.

Принципы обеспечения безопасности горных работ при добыче угля

Так вот, по итогам 2019 года, если оперировать данными из открытых источников, в российских шахтах в 18-ти авариях, которые привели к травмам, несовместимым с жизнью, погиб 21 человек. Самый значительный и совершенно неподдающийся пониманию эпизод произошёл в Красноярском крае, на руднике «Таймырский». 22 октября на горизонте минус 1345 метров там были найдены тела троих забойщиков. Как выяснил Ростехнадзор, основной причиной ЧП стала неграмотная организация работ - горняки трудились в тупиковой выработке, которая не проветривалась. Отсутствие вентиляции вызвало катастрофическое падение уровня кислорода и, как следствие, гибель людей.

Годом ранее было зафиксировано десять случаев (шесть из них - на угольных предприятиях), которые повлекли за собой 18 летальных исходов. Статистика могла бы быть более радужной, но её испортил пожар, вспыхнувший 22 декабря в одной из шахт компании «Уралкалий» в Соликамске. В строящемся стволе на глубине 340 метров загорелись монтажная пена и строительный мусор. В результате из 17 человек на поверхность смогли выйти лишь восемь, остальные оказались заблокированными в задымленной зоне.

Значит ли это, что мы становимся свидетелями разворота тренда, и количество ЧП со смертельным исходом теперь будет только увеличиваться?

Казанин
Фото © Форпост Северо-Запад /

«Показатели аварийности и травматизма в целом продолжают снижаться, но примерно раз в три года мы наблюдаем их всплески. Так, в 2016 году на шахте «Северная» в результате серии взрывов метана погибло 36 человек. В 2013-м трагедия произошла на шахте «Воркутинская», в 2010-м - на «Распадской». К счастью, в прошлом году крупных аварий зафиксировано не было, и это вселяет определённый оптимизм. В то же время произошедшие происшествия со смертельными исходами указывают на то, что проблема по-прежнему существует и является крайне актуальной», - говорит декан горного факультета Санкт-Петербургского горного университета Олег Казанин.

Цифры говорят о том, что в шахтах по всему миру действительно происходит всё меньше и меньше несчастных случаев со смертельным исходом. Эксперты Управления США по безопасности и охране здоровья на горных предприятиях (MSHA) отмечают, что в прошлом году на горных предприятиях в Соединённых Штатах погибло 24 человека, что является минимальным показателем за всю историю ведения статистической отчётности. Такой результат был достигнут благодаря активизации профилактической работы, в том числе массовым проверкам состояния систем энергоснабжения подземных выработок, что позволило сократить число случаев поражения электрическим током.

шахта
Фото © Peter Van den Bossche

В Китае за последнее десятилетие был достигнут настоящий прорыв в сфере безопасности труда. Если в 2006 году в различных ЧП в КНР погибло более семи тысяч шахтёров, то в 2017-м почти в двадцать раз меньше - 375. Этот показатель продолжает снижаться – сообщения об авариях приходят из Поднебесной всё реже, а среднее число погибших в каждой из них оказывается всё меньше. Последний инцидент произошел 22 февраля нынешнего года. Тогда в одной из угольных шахт провинции Шаньдун в результате горного удара погибло четыре человека.

«Горно-геологические условия отработки месторождений полезных ископаемых с каждым годом становятся более сложными. Так, для угольных шахт растёт глубина ведения горных работ, природная газоносность угольных пластов, усложняется геомеханическая обстановка. При этом применяемая техника становится мощнее и производительнее, а значит, повышается интенсивность её воздействия на массив горных пород. Всё это увеличивает потенциальные риски, которые необходимо адекватно оценивать и учитывать как в процессе проектирования, так и при эксплуатации предприятий. Поскольку каждое месторождение – это уникальный объект, созданный самой природой, особое значение для обеспечения безопасности работ имеет качественный прогноз горно-геологических условий. Вообще, при проектировании современных предприятий мелочей не существует, все элементы и параметры технологических схем, систем мониторинга и контроля шахтной атмосферы, всех подсистем должны быть тщательно обоснованы», - считает Олег Казанин.

В связи с этим он подчёркивает особую роль учёных как в период подготовки проектной документации, так и при научном сопровождении деятельности горных предприятий. И утверждает, что обеспечить безопасность работ без потери экономической эффективности добычи полезных ископаемых возможно лишь в случае тесного сотрудничества науки и бизнеса. Впрочем, ключевым элементом системы по-прежнему остаётся человек.

уголь
Фото © vorkutaugol.ru

«Целый ряд горных предприятий занимается сегодня внедрением в жизнь концепции нулевого травматизма. Существуют разные методики, но основа каждой из них – это человек, его отношение к соблюдению правил безопасности, повышение требовательности к себе и окружающим. Необходимо, чтобы все работники были мотивированы на безопасный труд, не предпринимали рискованных действий сами и не позволяли этого делать другим. Именно поэтому горные компании периодически направляют своих сотрудников на курсы повышения квалификации, прописывают так называемые «золотые правила», политику в сфере безопасности, стимулируют непрерывное профессиональное развитие персонала», - отмечает Олег Казанин.

Большинство аналитиков склоняются к мнению, что достигнуть нулевого травматизма не на словах, а на деле удастся лишь в том случае, если добычу полезных ископаемых и, прежде всего, угля будет вести роботизированная техника. А люди превратятся в операторов, которые управляют автоматизированными процессами, сидя в офисах.

На многих предприятиях, например, в Австралии, эта концепция уже частично воплощена в жизнь. Однако до её реализации в глобальном масштабе ещё очень далеко, и не только по причине отсутствия технологий или их дороговизны. Дело в том, что сами шахтёры воспринимают машины в качестве конкурентов и заявляют, что их внедрение отбирает у людей рабочие места и ведёт к экономическому упадку целых регионов.

Это значит, что в краткосрочной перспективе устойчивость тенденции к снижению смертности будет зависеть не только от цифровой трансформации. Не менее важным элементом сохранения тренда станет повышение научной составляющей в процессе подготовки проектной документации для новых горных предприятий и разработки рекомендаций для действующих. А ещё - внедрение системы роста компетенций специалистов на протяжении всей жизни. Ведь отсутствие желания или возможности совершенствовать свои знания и навыки при эксплуатации опасных производственных объектов ведёт к снижению конкурентоспособности предприятий, а иногда и к чрезвычайным ситуациям.

Повышение качества подготовки горных инженеров