Санкт-ПетербургСолнечно+3°C

Коронавирус приблизил срок окончания эпохи угля

коронавирус
Фото © Форпост Северо-Запад /

Руководство компании «Сибэнергоуголь», которая ведёт добычу в Кемеровской области, выступило с заявлением о временной приостановке деятельности. Причина в снижении объёмов реализации угля и «ухудшении финансово-экономической ситуации на предприятии». Эксперты уверены, что это лишь «первая ласточка», а злые языки напоминают, что «нет ничего более постоянного, чем временное».

Экономическая ситуация в Кузбассе сегодня далека от идеала. Для того чтобы наглядно её проиллюстрировать, достаточно отметить, что этот субъект Федерации вышел на первое место в России по объёмам невыплаченной заработной платы. На 1 февраля сумма просрочки там составляла 268 миллионов рублей.

Виновата во всём, естественно, пандемия коронавируса, снизившая спрос на ископаемое топливо и отправившая цены на уголь в глубокое пике. Профильные компании в связи с этим были вынуждены уменьшить объёмы производства и сократить поставки за рубеж. Так, в январе в регионе было добыто лишь 18 млн тонн угля, на 2 млн меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

уголь
Фото © www.suek.ru

Предпосылок к развороту тренда пока не видно. Прежде всего, потому, что китайская промышленность в связи с карантином не готова к выходу на полную проектную мощность. В этом легко убедиться, взглянув на статистику экспорта угля в КНР. Если в 2019-м он возрос на 37,4%, до 27,2 млн тонн , то по итогам февраля просел на рекордные 24,8% и составил всего лишь 1,39 млн тонн.

В Кемерово рассчитывают на то, что положение дел вскоре изменится, спрос восстановится и цены пойдут вверх. Однако многие западные аналитики призывают смотреть правде в глаза и не называть нынешние трудности «временными». Они уверены в том, что эпоха угля близка к своему финалу вне зависимости от того как долго продлится пандемия. Всё просто: этот ресурс не может конкурировать с дешёвым и гораздо более безопасным для экологии природным газом. Стоимость энергии, которую вырабатывают солнечные панели и ветрогенераторы, также становится всё меньше. Это значит, что связывать дальнейший экономический рост Кузбасса с увеличением объёмов добычи весьма наивно.

Такую точку зрения отчасти подтверждает череда банкротств американских профильных компаний. В прошлом году разорились четыре из них, в том числе Cloud Peak Energy и Blackjewel. А Murray Energy, способная производить 76 млн тонн угля в год, оказалась на грани дефолта, когда не смогла выполнить ряд финансовых обязательств перед кредиторами. Буквально на днях, 10 марта заявление в суд по делам о банкротстве округа Миссури подали юристы Foresight Energy. Это один из флагманов индустрии, управляющий четырьмя крупными месторождениями в бассейне Иллинойса, общие запасы которых составляют 2,1 миллиарда тонн.

уголь
Фото © murrayenergycorp.com

Впрочем, горнорудный гигант планирует остаться в игре, несмотря на коронавирус и крайне неблагоприятную конъюнктуру. Его топ-менеджеры уверены в том, что период низких цен обязательно уступит место «тучным временам». Для того, чтобы их дождаться, они собираются сократить долг компании на $ 1,4 млрд, обменяв его на собственный капитал. Инвесторы, судя по всему, на такой размен согласны, тем не менее, ряд экспертов называет судебное разбирательство не иначе как «крахом» компании.

«Крах Foresight Energy – очередное доказательство того, что отрасль умирает, несмотря на попытки президента Дональда Трампа спасти её. Сразу после вступления в должность он резко изменил экологические нормы и даже назначил бывшего угольного лоббиста Скотта Прюитта главой Агентства по охране окружающей среды (EPA). Прюитт ушел в отставку в 2018 году, столкнувшись с многочисленными обвинениями в нарушении этики», - говорит редактор журнала Mining.com Сесилия Джамасми.

Она напоминает, что за три последних года в США было создано 6,4 миллиона новых рабочих мест. В то же время число занятых в отрасли продолжает сокращаться - с 50,9 тысяч в январе 2017 года до 50,6 тысяч в феврале 2020-го. Внутренний спрос на уголь, в свою очередь, достиг десятилетнего минимума, а финансовые институты по всему миру, в том числе такие крупные банки как Goldman Sachs и JPMorgan приняли решение об ограничении финансирования профильной энергетики.

СПГ
Фото © total.com

Забивать гвозди в крышку гроба американской угольной промышленности помогают предприятия, добывающие природный газ. Его производство в США достигло по итогам 2019 года рекордных 920 млрд кубометров (в России – 740 млрд м3). А ведь ещё десять лет назад оно едва превышало 600 млрд. Добиться столь значительного прироста помогла так называемая «сланцевая революция», позволившая снизить цены на голубое топливо в шесть раз и увеличить его внутреннее потребление на 30%. Спрос на уголь упал за тот же временной период на 40%. В том числе за счёт развития возобновляемых источников энергии.

На первый взгляд, отрасль действительно вступает в «период дожития». Однако хоронить её пока слишком рано. В отличие от Европы, где собираются закрыть подавляющее большинство угольных ТЭС к 2030 году, и Соединённых Штатов, где скепсис относительно перспектив чёрного золота становится всё более масштабным, в Азии ситуация совершенно иная. Например, в Индии объёмы сжигания угля с большой долей вероятности продолжат повышаться, поскольку первоочередная задача, стоящая перед Правительством этой страны, - обеспечить глобальное экономическое развитие государства в условиях энергетической бедности.

уголь
Фото © suek.ru

Пандемия рано или поздно закончится, и угольная генерация на местных ТЭС вновь начнёт расти. По прогнозам, она увеличится с 200 до 238 ГВт в течение ближайших трёх лет. Аналогичным образом события будут развиваться и в Юго-Восточной Азии. Вьетнам, Тайвань, Малайзия, Таиланд и Филиппины не располагают большими залежами угля, поэтому развитие энергетического комплекса и индустрии этих государств потребует увеличения масштабов его закупок за рубежом. По мнению аналитиков компании СУЭК, они будут стабильно увеличиваться на 2,7% в год.

Всё это позволяет с уверенностью утверждать, что нынешний кризис на Кузбассе, вызванный коронавирусом, довольно скоро себя исчерпает, то есть сумма зарплатных долгов предприятий Кемеровской области начнёт снижаться уже в нынешнем году. Однако нет сомнений в том, что текущее положение дел можно назвать репетицией перед глобальным падением спроса на уголь, который произойдёт через 20-30 лет. Если к этому моменту руководство добывающих компаний не создаст параллельный бизнес, связанный с глубокой переработкой углей и выпуском продукции высоких переделов – лаков, красок, удобрений и многих других товаров, вплоть до мебели и пластиковых окон – то отрасль неизбежно ждёт крах. Искать адекватный ответ на вопрос о том, как его избежать, необходимо уже сегодня.

Более подробно о существующих технологиях глубокой переработки угля можно прочитать здесь