Санкт-ПетербургПасмурно+6°C
$ЦБ:76,47ЦБ:90,41OPEC:40,91

Как канадцы на Чукотке с коронавирусом борются

зомби
Фото © pixabay.com

Новости о распространении Covid-19 всё больше напоминают фильмы о зомби-апокалипсисе. Например, на Чукотке канадская Kinross Gold, которая добывает там золото и серебро, изолировала от внешнего мира рудник Купол. Никто из его сотрудников даже при большом желании не сможет нарушить карантин – местный аэропорт, построенный специально для обслуживания одного из крупнейших на Дальнем Востоке месторождений драгоценных металлов, приостановил пассажирские авиаперевозки. Автомобильная дорога также перекрыта.

На Куполе работает около полутора тысяч человек в две вахты по четыре недели. Однако продолжительность смены нынешней группы старателей может возрасти. Причина в том, что двое сотрудников компании были эвакуированы на вертолёте в окружную больницу с подозрением на коронавирус. У всех остальных врачи взяли анализы и улетели, оставив предприятие в положении осаждённой крепости. Помогли им в этом топ-менеджеры из Торонто. Они предприняли все возможные меры для того, чтобы исключить любые контакты своих подчинённых не только с «большой землёй», но и с коллегами, которые трудятся в 100 километрах к северу на другом руднике Kinross Gold.

Купол
Фото © kinross.com

Пример карантина, организованного прямо на рабочем месте, то есть без отрыва от производства, несмотря на всю оригинальность идеи, пока не вдохновил других работодателей. Они, напротив, предпочитают вносить свой вклад в борьбу с пандемией, отправляя сотрудников по домам. Например, Iamgold закрыла все свои офисы в Канаде после того, как один из её работников сдал положительный тест на Covid-19. Печальноизвестная бразильская компания Vale (ей принадлежало хвостохранилище, прорыв которого в январе 2019 года привёл к гибели более 300 человек) также объявила, что 1 800 сотрудников её штаб-квартиры в Рио-де-Жанейро перешли на дистанционный режим работы. А группа Glencore закрыла свои представительства в Великобритании ещё на прошлой неделе.

Случаи заболевания коронавирусом фиксируются не только у «белых воротничков». По меньшей мере, две канадские горнодобывающие компании сообщили о подтверждённых фактах заражения на своих предприятиях. Речь идёт о шахтах Candelaria в Чили и Hounde в Буркина-Фасо. В связи с этим там усилены меры предосторожности, которые, впрочем, не оказали на производственный процесс никакого значительного влияния.

Rio Tinto
Фото © www.riotinto.com

А вот в тех странах, где ограничено передвижение товаров и людей, ситуация несколько иная. Так, горно-металлургический гигант Rio Tinto сообщил, что решения монгольского правительства в области борьбы с пандемией негативно сказываются на производительности одного из крупнейших в мире месторождений меди и золота Oyu Tolgoi в Монголии. Дело не только в проблемах с вывозом добытого сырья, но также с временной недоступностью партнёров, которые ранее оказывали специализированные услуги, например, поставляли запасные детали для техники или расходные материалы.

В Португалии компания Lundin приостановила строительные и пусконаладочные работы в рамках проекта расширения производства цинка на сумму 380 миллионов евро. ASX-listed Downer объявила о переносе сделки по продаже своего горнодобывающего подразделения, стоимость которой оценивается в 700 миллионов долларов. Explorer Marathon Gold закрыла поисково-разведочный лагерь в канадском Ньюфаундленде. А «Казатомпром» предупредил, что, вероятно, снизит объёмы добычи урана.

«Поскольку вирус продолжает распространяться, его влияние на бизнес и мировую экономику, несомненно, будет расти. В данных обстоятельствах приоритетом «Казатомпрома» является здоровье и безопасность работников… Мы незамедлительно предпримем действия, необходимые для обеспечения безопасности людей, защиты окружающей среды и надлежащего управления своими производственными активами во время этой глобальной пандемии. Такие действия, в случае их принятия, могут привести к возможному снижению уровня добычи из-за превентивной остановки одного или нескольких производственных объектов», - заявил председатель правления компании Галымжан Пирматов

Казатом
Фото © kazatomprom.kz

Фактически Covid-19 воплотил в реальность то, о чём так долго мечтали защитники природы. Количество месторождений полезных ископаемых, где из-за угрозы распространения пандемии минимизируется объём работ, постепенно растёт. А ввод в строй многих новых профильных проектов откладывается на неопределённый срок. Это ведёт к снижению техногенной нагрузки на экосистемы, которую оказывают горнодобывающие предприятия. Но вместе с тем, закладывает фундамент для повышения цен на природные ресурсы в будущем из-за их дефицита и, как следствие, серьёзного роста стоимости товаров прямого потребления – от смартфонов до автомобилей.

Нынешняя динамика цен на металлы, конечно, говорит об обратном. Например, медь, которая в январе взяла планку $6300 за тонну, подешевела на 20%. Цинк – почти на 30%. А платина, ещё в феврале державшаяся на пике – выше тысячи долларов за тройскую унцию – сразу на 35%. Однако нынешнее сокращение добычи, сворачивание разведочных работ и перенос ввода в строй новых объектов скажется на котировках ещё не скоро. Для этого необходимо, чтобы мировая экономика вышла из рецессии и спровоцировала рост спроса на сырьё. Такая конъюнктура на фоне недостатка предложения обязательно приведёт к смене тренда. Вопрос лишь в том, когда это произойдет. Пока ответить на него довольно сложно, в силу отсутствия точных данных о сроках окончания пандемии, а также её влияния на состояние экономики КНР и ряда других государств.