Санкт-ПетербургСолнечно+17°C
$ЦБ:71,34ЦБ:80,56OPEC:43,54

Нацпроект на 52 миллиарда как зеркало русской профанации

белки в колесе
Фото © geralt

В течение ближайших четырех лет 843 предприятия Петербурга включатся в национальный проект «Производительность труда и поддержка занятости». Как сообщает Комитет по труду, сейчас в него вовлечено 25 участников из СПб. Производительность труда повышают в основном через внедрение технологий бережливого производства, основанных на управленческих методиках «Тойоты». Это один из тех концернов, с которыми ассоциируется небывалый взлет промышленности в Японии в 1950-70 годах. Но что может произойти с отечественным машиностроением, если в его оживлении сделать упор лишь на один из нескольких факторов, приведших к успеху у восточных соседей?

Суть бережливого производства состоит запуске процесса непрерывного поиска и устранения затрат, не приводящих к росту выручки. Например, на петербургском АО «НПО «Завод Волна» опыт Страны восходящего солнца помог найти резервы сокращения себестоимости через устранение избыточной обработки деталей, лишних движений у рабочих, ненужной транспортировки, уменьшении доли брака, поддержании запасов на минимально достаточном уровне. В результате эффективность оборудования повысится с 57% до 65%, а время изготовления одного из базовых изделий сократится на 35%.

дао тойота
Фото © "Дао Тойота" - культовая книга адептов "бережливого производства". bbi.events

В числе участников нацпроекта такие крупные петербургские машиностроительные предприятия как «Балтийский завод», компании из структуры «Газпрома», холдингов как «Светлана», «Севкабель», «Ленполиграфмаш». Есть несколько известных производителей из легкой и пищевой промышленности: обувная фабрика «Скороход», «Комбинат хлебопродуктов имени Кирова». Транспортная отрасль представлена автобусным перевозчиком «Пальмира».

Общий бюджет составляет 52,1 млрд рублей, из них ₽45,7 млрд – деньги федералов. Основная цель – добиться к 2024 году 5%-го годового роста производительности труда на крупных и средних предприятиях базовых несырьевых отраслей экономики.

«Проект начался недавно в конце 2018 года, и завершение его планируется на 2024 год. Пока рано оценивать результаты – считает кандидат экономических наук, доцент ВШЭ Елизавета Марковская. – Там есть система ключевых показателей эффективности. И ощутимые результаты запланированы, начиная с 2020 года».

Статистика по производительности за 2020-й год появится в Минэкономразвития не ранее июля 2021-го. Тем не менее, инструменты, используемые для достижения целей нацпроекта, позволяют сделать предварительную оценку.

Производительность определяют как добавленную стоимость в расчете на одного занятого. Увеличить её можно как наращивая выручку, так и сокращая издержки. С первым сложнее. Регулярные статистические опросы директоров заводов показывают, что производственные мощности в среднем загружены на 63%. Казалось бы, вот он – резерв роста. Но хронический дефицит заказов в обрабатывающем секторе оставляет шансы на повышение эффективности только через урезание расходов. То есть с помощью хорошо знакомого россиянам по социальной сфере метода оптимизации.

рабочие 3
Фото © G. Bondin

Как правило, она приводит к необходимости сокращать количество сотрудников. Хорошо, если удается перенаправить «лишних» людей, например, на выпуск комплектующих, которые раньше закупались на стороне. В масштабах всей экономики это все равно приводит к высвобождению трудовых ресурсов.

Хотя, по мнению профессора СПбГУ доктора экономических наук Александра Лякина опасения по поводу грядущих массовых сокращений сильно преувеличены.

«Отставание российских предприятий по производительности труда – гораздо более серьезная проблема, чем возможное высвобождение персонала при её повышении – считает эксперт. - Мы пугаем себя грядущим сокращением рабочих мест примерно так же как коронавирусом. Другое дело, что на рынке труда существуют проблемы структурного характера. Например, оставшиеся без работы охранники вряд ли займут вакансии программистов. Но у нас низкий по мировым меркам уровень безработицы, и в таком мегаполисе как Петербург работа найдется для всех».

Действительно число зарегистрированных безработных в Петербурге пока не превышает 14-ти тысяч человек. Правда, оно увеличивается - на начало 2020-го на учете в службе занятости состояло на 1,9 тысяч человек больше, чем годом ранее. При этом количество заявленных работодателями вакансий сократилось почти на 11 тысяч.

Динамика роста производительности труда в регионе на первый взгляд обнадеживающая. Валовой региональный продукт (ВРП), который как раз отражает совокупную добавленную стоимость, в 2018 году составил 4,2 трлн рублей (результат 2019 года Петростат еще не подсчитал). За год он прибавил 9,6%.

рабочие 4
Фото © G. Bondin

При более пристальном рассмотрении картина уже не представляется радужной. Наибольший вклад в ВРП Северной столицы вносят три сферы деятельности: обрабатывающая промышленность, торговля и хранение с транспортировкой. Если посмотреть на динамику развития первой составляющей, то мы увидим непрерывное падение ВРП в сопоставимых ценах в течение четырех лет.

В 2013 году обработка показала 93% к предыдущему году, в 2014 – 98,1%, в 2015 – 92,5%, в 2016 – 98,5%. В последние два года статистика фиксирует рост, но по отношению к 2012 году валовой продукт отрасли не доходит и до 90%.

Эффект низкой базы в очередной раз играет на руку городскому правительству. Примерно та же ситуация в целом по стране. Целевые показатели нацпроекта скорее всего будут достигнуты. Промышленники начнут публично расхваливать японские рецепты оптимизации, а на внутренних совещаниях срывать голос по поводу проблем с новыми заказами.

рабочие 5
Фото © G. Bondin

Японские технологии научат заводское начальство экономить, но с созданием конкурентоспособного продукта, что гораздо важнее, вряд ли помогут. Возможно в этом причина проблем Минэкономразвития РФ с привлечением управленческих кадров на субсидируемое из федерального бюджета обучение секретам увеличения производительности.

В ноябре прошлого года на одном из правительственных совещаний первый зам главы министерства Михаил Бабич посетовал на нежелание бизнеса проходить обучающие курсы во Всероссийской академии внешней торговли и Российском экспортном центре: «это частные предприятия, поэтому здесь меры принуждения практически не работают, только методы убеждения».

Даже по названиям учебных заведений можно сделать вывод, что власти ориентируют промышленность не на внутренний, а на внешний рынок. При этом в качестве основного инструмента повышения конкурентной привлекательности предлагают рецепты тотальной экономии. Очевидно, что для повторения «японского чуда» этого недостаточно. О его главной предпосылке написано даже в Википедии – она в интенсивном освоении наукой новых технологий и их внедрении в производство.

Японцам «бережливые методики» необходимы для завершающей тонкой настройки производственного процесса. Когда уже налажен выпуск высокотехнологичного и востребованного мировым рынком продукта. У нас же взялись настраивать то, что еще не изобрели.