Санкт-ПетербургПеременная облачность+18°C
$ЦБ:71,24ЦБ:80,41OPEC:43,44

Эксперт объяснил, почему Саудовская Аравия проиграла нефтяную войну

сауди арамко
Фото © saudiaramco.com

Министр энергетики Саудовской Аравии принц Абдул Азиз бен Салман сообщил об увеличении добычи нефти в королевстве на миллион баррелей в сутки после 1 июля. А корпорация Saudi Aramco, которая приносит в бюджет страны около 80% всех доходов, - о резком повышении отпускных цен на чёрное золото. Значит ли это, что монархия расписалась в неспособности одержать победу в ценовой войне и потеснить на глобальном рынке своих основных конкурентов - Россию и Соединённые Штаты?

Европейским и американским потребителям теперь придётся платить за баррель Arab Light на 3,7 доллара больше, чем в мае. Для Азии рост стоимости сырья стал ещё более крупным - от 5,6 до 7,3 долларов за бочку. Для тех, кто привык следить за динамикой нефтяных котировок по биржевым сводкам, в этой информации нет ничего необычного. Весенняя волатильность приучила нас к тому, что цены в течение одного дня могут меняться и более кардинально.

Однако в данном случае речь идёт не о торговле бумагами, а о реальных поставках. И, как утверждают эксперты, столь масштабного повышения их стоимости в истории саудовской нефтяной индустрии не было, как минимум, два последних десятилетия.

«Теперь мы возвращаемся к уровню 2019-го или даже 2018 года для многих классов (нефти – ред.)», - приводит Bloomberg слова основателя Дубайской консалтинговой фирмы Qamar Energy Робина Миллса.

НПЗ
Фото © saudiaramco.com

Он отметил, что больше всего подорожали лёгкие сорта, которые проще всего перерабатывать в бензин. По его мнению, это значит, что Aramco «видит хорошие перспективы для восстановления прежнего спроса на топливо, хотя маржа нефтеперерабатывающих заводов пока ещё остаётся очень слабой».

С ним согласны далеко не все аналитики. Многие из них отмечают, что дело вовсе не в балансе спроса и предложения, а в том, что у саудитов не было иного выхода. Ценовая война, развязанная королевством в марте, буквально опустошила его казну. Доходная часть бюджета в первом квартале сократилась по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 22%, в связи с чем возник дефицит в размере $9 млрд. Если учесть, что в апреле и мае Aramco предоставляла своим клиентам грандиозные скидки, финансовые результаты второго квартала рискуют оказаться ещё менее оптимистичными. А экономика государства, процветающего исключительно за счёт экспорта нефти, - очутиться на краю пропасти.

Обозреватель OilPrice.com Саймон Уоткинс уверен, что Саудовская Аравия, спровоцировав вторую за последние годы ценовую войну, не учла ошибки, совершённые в 2014-м. А самое главное – недооценила ущерб, который нанесло ей первое противостояние. Из-за этого королевство было обречено на очередной проигрыш, последствия которого ещё в полной мере не ощущаются.

«Учитывая очевидную неспособность правящей династии учиться на собственных ошибках, она вполне может спровоцировать ещё одну войну, но и её тоже проиграет. В этом нет никаких сомнений. В последние годы Эр-Рияд занимается тем, что примиряет на себя политическую и экономическую смирительную рубашку. Единственным результатом, к которому это приведёт, станет окончательное банкротство», - уверен г-н Уоткинс.

сауди арамко
Фото © saudiaramco.com

Он считает, что главная цель Саудовской Аравии заключалась вовсе не в разгроме российской нефтяной отрасли, хотя демпинговать в марте она начала именно после того, как министр энергетики принц Абдель Азиз бен Салман не сумел достичь договорённостей со своим коллегой Александром Новаком. На самом деле мишенью, как и шесть лет назад, была сланцевая промышленность США.

Но уничтожить её сейчас гораздо более затруднительно, чем прежде. Всё дело в том, что американские нефтяники за счёт внедрения новых технологий и повышения операционной гибкости заметно снизили уровень безубыточности своих производств. Многие из них являются конкурентоспособными при цене выше 30 долларов за баррель. И если уж они пережили период низких цен в середине десятилетия, когда этот показатель был гораздо выше, то сегодня и подавно останутся на плаву.

А вот сами саудиты, напротив, находятся в гораздо менее выигрышном положении, чем в 2014-м. Их золотовалютные резервы на момент начала пандемии составляли менее 500 миллиардов долларов США по сравнению с 737 млрд на момент начала первой нефтяной войны, которая заметно истощила государственные запасы. Это значит, что простор для маневра у королевства стал значительно меньше.

В марте Центральный банк Саудовской Аравии уменьшил свои чистые активы на 27 миллиардов долларов. Общий объём резервов сократился до 464 млрд, что является наиболее низким уровнем с 2011 года. Но самое интересное, что потратить их «до копейки» невозможно. Ведь в том случае, если они упадут ниже критической цифры 300 млрд, обеспечивать привязку местного риала к доллару будет весьма проблематично. А значит, возникнет риск гиперинфляции и катастрофического снижения качества жизни населения.

деньги
Фото © pixabay.com

«До начала последней ценовой войны бюджет королевства был свёрстан из расчёта стоимости нефти 84 доллара за баррель… В то же время США неоднократно намекали на то, что они не потерпят цен выше 70 долларов. Когда в прошлом году они превышали эту отметку в течение марта-октября, Дональд Трамп написал в Твиттере о том, что король Саудовской Аравии Салман не продержался бы у власти и двух недель без поддержки Соединённых Штатов. Он намекал на необходимость снижения котировок, создающих проблемы для американской экономики», - говорит Саймон Уоткинс.

Таким образом, перед Саудовской Аравией всё более явственно встаёт неразрешимая дилемма. Она вскоре не сможет выполнять свои бюджетные обязательства, если цены на нефть останутся на нынешних низких уровнях. Однако и играть на их повышение Эр-Рияд тоже не может. Ведь в этом случае он рискует вызвать гнев своих могущественных заокеанских партнёров.

Первые меры для выхода из патовой ситуации саудиты уже предприняли. В стране, например, отменены выплаты государственным служащим в размере $267 каждому (они были введены в связи с повышением прожиточного минимума), а налог на добавленную стоимость с 1 июля будет увеличен до 15%. Однако вряд ли эти шаги спасут ситуацию. Её сможет исправить лишь диверсификации экономики, заниматься которой долгие годы не было никакой необходимости. Сейчас же, судя по всему, развитие отраслей, не связанных с добычей углеводородов, становится непременным условием сохранения власти у правящей династии.