Санкт-ПетербургЯсно+13°C
$ЦБ:76,35ЦБ:89,25OPEC:41,40

Владимир Литвиненко рассказал, кто проиграет, если Северный поток-2 не будет достроен

Северный поток - 2
Фото © Nord Stream 2/Wolfram Scheible

В западной прессе продолжается оживлённая дискуссия относительно дальнейшей судьбы трансбалтийского трубопровода «Северный поток-2», который должен был обеспечить поставку в ЕС дополнительных 55 млрд кубометров природного газа ежегодно. Полемика, которая не утихает с самого начала реализации проекта, вспыхнула с новой силой после того, как канцлер ФРГ Ангела Меркель огласила результаты токсикологической экспертизы, якобы проведенной в секретных лабораториях Бундесвера.

Как заявили немецкие учёные, причиной интоксикации российского оппозиционера Алексея Навального стало применение «Новичка», того самого яда, которым два с половиной года назад в Солсбери отравили Сергея Скрипаля - бывшего сотрудника ГРУ, перевербованного британской разведкой. Доказательств, как всегда, никаких, тем не менее, многие западные политики не преминули воспользоваться случаем и призвали Брюссель примерно наказать Москву, то есть ввести против неё новые санкции. А заодно предложили Берлину пересмотреть в связи с новыми обстоятельствами своё отношение к «Северному потоку-2» и отказаться от завершения его строительства.

Во главе антироссийской коалиции, как всегда, поляки. Премьер-министр этой страны Матеуш Моравецкий со страниц немецкой газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung поясняет, что с точки зрения Варшавы, конструктивный диалог между Москвой и Европой более невозможен. Он напоминает, что «отравление Навального далеко не первое неприемлемое действие России на международной арене». Их, по мнению премьера, и ранее было очень много, «начиная от разжигания ситуации в Нагорном Карабахе и заканчивая агрессией в Грузии и на Украине».

«Нельзя издалека грозить России указательным пальцем, а потом ввязываться в проект «Северный поток-2» с «Газпромом», - пишет Моравецкий.

Северный поток - 2
Фото © Nord Stream 2/Aксель Шмидт

Его поддерживает и ряд политиков в ФРГ. Так, министр иностранных дел Германии Хайко Маас, выступая в эфире канала ZDF, ясно дал понять, что запрет на завершение строительства трубопровода, может быть одним из вариантов реагирования.

«Нельзя говорить о том, что раз санкции не действуют, то и не нужно их вводить. Иногда приходится мириться с риском последствий, тем самым утверждая, что мы не хотим жить в мире без правил», – сказал Маас.

Его отчасти поддержала и канцлер Ангела Меркель. Она, по-прежнему, называет Nord Stream-2 сугубо экономическим проектом, однако заявляет теперь, что окончательное решение о его судьбе будет принято с учётом «общеевропейской, а не германской позиции». По её словам, Берлину, прежде чем сформулировать своё мнение, «необходимо узнать европейскую реакцию на дело Навального».

Барьеры реализации водородных инициатив в контексте устойчивого развития глобальной энергетики

Что конкретно имеет в виду фрау Меркель понять довольно сложно. Ведь та самая реакция, о которой она говорит, весьма неоднородна, как в ЕС, так и в самой ФРГ. Например, пресс-секретарь Министерства экономики этой страны заявила агентству Reuters, что остановка строительства окажет «очень сильное влияние на обеспечение Германии энергией». А значит, станет стопором её экономического развития.

Председатель немецкой Восточной бизнес-ассоциации Оливер Гермес предупредил, что остановка проекта приведёт к росту недоверия инвесторов. Ведь европейский бизнес вложил в него значительные средства, и теперь они могут попросту пропасть. Кроме того, г-н Гермес отметил, что отказ от «Северного потока-2» «оставит Европу с меньшим количеством газа и более высокими ценами».

северный поток
Фото © Nord Stream 2/Aксель Шмидт

«Я хочу расследование. Один из разработчиков «Новичка» находится в США. Известно, что у многих спецслужб есть этот яд. Разумеется, и у российских тоже. Но если Путин это сделал, то зачем отдал Навального Германии? Чтобы мы обо всём узнали? У преступления должна быть логика», – считает депутат Бундестага Грегор Гизи.

О том, что «покушение» на российского оппозиционера Алексея Навального не должно иметь отношение к вопросу достройки газопровода «Северный поток-2» заявил после встречи со своим украинским коллегой Владимиром Зеленским и президент Австрии Александр Ван дер Беллен.

«Я лично не вижу взаимосвязи между Северным потоком-2 и случаем с Навальным. Ведь это коммерческий проект», - подчеркнул политик.

Так что же ждёт Nord Stream-2, который в последнее время превратился в настоящее поле боя за европейский газовый рынок? И, главное, кто проиграет, в том случае, если он не будет достроен? На этот вопрос «Форпост» попросил ответить ректора Санкт-Петербургского горного университета, сопредседателя Российско-Германского сырьевого форума Владимира Литвиненко.

- Владимир Стефанович, давайте разберёмся, кто же всё-таки больше других пострадает в том случае, если «Северный поток-2» так и не будет реанимирован?

Литвиненко
Фото © Форпост Северо-Запад /

- Любой финал этой истории, каким бы он ни был, не окажет значительного влияния на перспективы отечественной экономики. Россия не совершит финансовый прорыв в том случае, если по «Северному потоку-2» в Европу пойдёт газ. Точно также нас не ждёт коллапс, если этого не случится. Да, для «Газпрома», конечно, такое развитие событий будет болезненным - его потери составят порядка 2 млрд евро в год. Но ничего критичного для компании не произойдёт. Она переориентирует те объёмы газа, которые зарезервированы для Германии, на другие страны, прежде всего, на Китай.

А вот европейские частные инвесторы потеряют гораздо больше – около 8 миллиардов. В этой связи довольно интересно, сумеет ли г-жа Меркель, выступавшая в роли гаранта сделки, объяснить им механизмы компенсации этих издержек.

Ещё один проигравший – европейские потребители электроэнергии, которые не смогут получать её по нынешним, и так довольно высоким расценкам. Газа, который должен был уже нынешней осенью поступить в их дома и на предприятия, нет. А чем его компенсировать? Вероятно, увеличивать поставки СПГ, покупать его на бирже по рыночной стоимости. Да, сейчас она не слишком велика, но ситуация обязательно изменится. Котировки на нидерландской TTF уже ушли от минимальных значений и превысили уровень 130 долларов за тысячу кубометров. Эта тенденция продолжится, ведь спрос на природный газ будет расти. Такова объективная реальность.

Я не понимаю, зачем г-жа Меркель создаёт на ровном месте проблемы для своих граждан, зачем снижает энергобезопасность ФРГ, ведь именно она лежит в основе стабильного экономического развития любого государства. А при таких шараханьях – сегодня будем строить «Северный поток-2», завтра не будем его строить – ни о какой устойчивости речи быть не может.

Наверное, такой позиции отчасти способствовала прошлая зима, которая выдалась в Европе очень тёплой. Но как только ударят холода и продержатся хотя бы дней десять, тональность руководства Германии, вполне возможно изменится.

- Вам не приходят на ум исторические параллели? Ведь всё это, если я не ошибаюсь, уже было в семидесятых годах прошлого века?

Вилли Брандт
Фото © Андр А. Ков

- Конечно. Ровно 50 лет назад Правительство ФРГ, которое тогда возглавлял Вилли Брандт, подписало с Советским Союзом так называемую «сделку века». Немцы согласились поставлять в СССР трубы большого диаметра и другое оборудование для строительства газопроводов, а мы обязались поставлять им газ. По сути, этот контракт положил начало всей отечественной газификации.

А конъюнктура тогда была точно такая же, как сегодня. Американцы всячески старались не допустить соглашения, вводили эмбарго, но Западная Германия ясно дала понять США, что нуждается в поставках природного газа и, несмотря на политические разногласия, будет сотрудничать с Москвой. Такая позиция принесла выгоду и нам, и ФРГ. То же самое произойдёт и в том случае, если будет достроен «Северный поток-2».

- Современные немецкие политики не способны на подобные смелые решения?

- Очень многие наши партнёры в ФРГ, участники Российско-Германского сырьевого форума так же как и мы, считают, что экономику нужно отделять от политики. Они уверены в том, что «Северный поток-2» должен быть достроен. Во-первых, потому, что это выгодно для Германии, а, во-вторых, потому, что за десятилетия сотрудничества в сырьевой сфере, Россия ни разу не дала повода усомниться в надёжности исполнения взятых на себя обязательств.

Мы стояли у истоков создания европейской энергобезопасности. Причём, речь идёт не только о сделке «газ в обмен на трубы», но и об экспорте нефти. В 1973 году, когда арабские страны отказались отгружать её в адрес государств, поддержавших Израиль в ходе Войны судного дня, именно СССР нарастил объёмы поставок в Старый свет и позволил Западу избежать серьёзного топливно-энергетического кризиса.

- Чем же тогда объяснить позицию нынешних германских властей? Не только ведь тёплыми зимами?

СПГ
Фото © equinor.com

- Давлением из Вашингтона, который кровно заинтересован в том, чтобы вытеснить российский газ с перспективного европейского рынка и заместить его американским. Первые шаги к этому уже сделаны. Польша, например, полностью создала инфраструктуру для экономического развития за счёт СПГ. Испания, Великобритания и Франция в прошлом году значительно увеличили объёмы импорта из США. На очереди Португалия, где недавно были аннулированы все контракты на разведку и добычу углеводородов, то есть теперь эта страна на 100% зависит от их поставок из-за границы. Такую же участь американцы готовят и для ФРГ.

России, конечно, не привыкать к тому, что Запад вешает на нас ярлык врага для того, чтобы лишить тех или иных рынков сбыта. Но если раньше это происходило исключительно в политической плоскости, как в случае с тем же Навальным, то теперь к подобным нападкам добавились и климатические.

В западном обществе в последние годы формируется мнение, что из-за использования углеводородов на планете происходит глобальное потепление. А значит для того, чтобы спасти человечество, необходимо как можно скорее переходить на чистую энергетику, то есть отказываться от использования нефти и газа.

На самом деле, влияние антропогенной эмиссии СО2 на изменение климата очень сильно преувеличено. Но эта тема на слуху, она волнует многих людей, которые не слишком сильно задумываются, к каким катастрофическим последствиям может привести спешка в смене энергетического уклада. Граждане искренне считают, что топливно-энергетический комплекс уже сегодня или, в крайнем случае, завтра действительно сможет обойтись без ископаемого топлива. Достаточно лишь проявить политическую волю.

Такая конъюнктура ведёт к тому, что многие политики ради голосов избирателей поддерживают этот миф и обещают избавить свои страны от выбросов парниковых газов в самом ближайшем будущем. В результате призывы к сотрудничеству с Россией в области традиционных сырьевых ресурсов начинают восприниматься с недоверием. В обществе возникают сомнения: а действительно ли нам нужен газ? Быть может, мы уже способны заменить его ветром или солнцем?

ветрогенератор
Фото © fortum.com

К сожалению, сделать это на нынешнем этапе развития технологий совершенно точно не получится. Отказ от «Северного потока-2» приведёт не к интенсификации внедрения ветрогенераторов и солнечных панелей, а лишь к тому, что возрастёт потребность Евросоюза в СПГ, чем не преминёт воспользоваться США. Доля ЕС в экспорте сжиженного газа из Соединённых Штатов и так в прошлом году увеличилась с 14 до 39%, а станет ещё больше. Это деньги, и деньги немалые. Они, как известно, не пахнут, так что в борьбе за перспективные рынки, по мнению Вашингтона, любые средства хороши.

- Быть может, Германию спасёт водород, о котором в последнее время очень много говорят, в том числе и с высоких трибун?

- Видимо те, кто об этом говорит, начитались известного писателя-фантаста Жюля Верна, который в 1874 году в своём романе «Таинственный остров» предсказывал, что на смену углю придёт именно водород. То есть человечество научится выделять его из воды и получит, таким образом, вечный двигатель. Но одно дело литература и совсем другое – законы физики.

В Горном университете давно идут научные исследования в этом направлении. Мы считаем, что H2 продолжит оставаться востребованным в химии и нефтепереработке, займёт локальную нишу в энергетике, но заменить собой природный газ или нефть он не сможет. Этому будут препятствовать многие факторы, в частности, высокая себестоимость производства, а также отсутствие надёжных технологий хранения и транспортировки. Если кто-то думает, что водород можно экспортировать по нынешней системе трубопроводов, то он ошибается. Ведь это очень активный газ, он попросту разрушит металлоконструкции, атаковав их, прежде всего, в местах сварных швов. Поэтому ставка на первый номер таблицы Менделеева не просто очень рискованная, а утопическая.

В конце августа мы провели онлайн-заседание оргкомитета Российско-Германского сырьевого форума, которое было посвящено использованию водорода в качестве энергоресурса. В нём приняли участие представители администрации Президента и Минэнерго РФ, немецкого федерального энергетического агентства DENA, крупнейших энергетических и сталелитейных компаний Uniper, Siemens, Verbundnetz Gas, ThyssenKrupp, NOW, Stahl-Holding-Saar, Salzgitter, Energie-Agentur, «Газпрома», Технологического института Карлсруэ, Германского аэрокосмического центра, других холдингов и организаций. Многие представители бизнес-сообщества Германии признавались впоследствии, что это совещание развеяло у них иллюзии относительно перспектив самого лёгкого в природе газа.

Российско-Германский форум
Фото © Форпост Северо-Запад /

На фото: 2018 год. Потсдам. Российско-Германский сырьевой форум

- То есть, если я правильно понял, перед Берлином и Брюсселем стоит дилемма: или СПГ или «Северный поток-2». Возвращаясь к началу нашего разговора, Россия всё-таки заинтересована в том, чтобы трубопровод был достроен и выбор был сделан в его пользу?

- Россия, конечно же, заинтересована в сохранении рынков сбыта, в поступательном социально-экономическом развитии, в улучшении политических отношений со своими партнёрами. Главное, чтобы при принятии окончательного решения они руководствовались здравым смыслом, а не политической ангажированностью. Ведь речь идёт не только о том, кто будет доминировать на газовом рынке ЕС, но также о сохранении экономического потенциала Евросоюза.