Санкт-ПетербургЯсно+3°C
$ЦБ:76,47ЦБ:90,41OPEC:40,91

Владимир Литвиненко оценил последствия увеличения налога на добычу полезных ископаемых

добыча
Фото © metalloinvest.com

В Государственной Думе прошёл первое чтение законопроект о корректировке НДД и НДПИ, в роли инициатора которого выступило Правительство РФ. Чиновники, например, предлагают повысить с первого января следующего года налоговые ставки «в отношении отдельных добытых твёрдых полезных ископаемых» в 3,5 раза. Речь идёт о калийных солях, апатит-нефелиновых и железных рудах, а также некоторых других видах сырья.

Заместитель министра финансов Алексей Сазанов, поясняя депутатам актуальность предложенных мер, отметил, что государству необходимо привлечь в бюджет дополнительные средства на экономическое оздоровление и борьбу с коронавирусом. Кроме того, он заявил, что рост фискальной нагрузки «существенно не ухудшит финансовое положение компаний».

В бизнес-сообществе с такой трактовкой в корне не согласны. Там поясняют, что столь серьёзное увеличение ставки НДПИ приведёт к массовым отказам от разработки новых месторождений или переносам сроков начала их эксплуатации. Под угрозой, скорее всего, окажутся и уже принятые инвестиционные решения, поскольку в сложившихся условиях на их реализацию попросту не окажется средств. В результате регионы не смогут создавать новые рабочие места, а в перспективе столкнутся с отсутствием дополнительной продукции и налогов, а также недофинансированием ряда социальных и инфраструктурных программ.

Опасения относительно законопроекта высказывает и ряд сторонних экспертов. Они считают, что в случае вступления в силу этот документ станет тормозом развития сразу нескольких краеугольных для отечественной экономики отраслей.

Уралкалий
Фото © uralkali.com

«Полезные ископаемые, которые лежат в наших недрах – это основа и для устойчивого развития добывающих компаний, и для наполнения бюджета. И здесь нужен разумный баланс фискальной нагрузки на бизнес, чтобы не изымать средства, необходимые именно в данный момент на поддержание и модернизацию горно-обогатительных мощностей. Надо учитывать, что инвестиционный цикл в горнодобывающей промышленности очень длительный - в среднем 15 лет от начала инвестиций. Поэтому государство, которое выступает в роли регулятора рынка, должно принимать решения, основываясь не только на том, какие преференции получит бюджет в ближайшем будущем, но также оценивать последствия подобного рода инициатив на долгосрочных горизонтах планирования», - считает ректор Санкт-Петербургского горного университета Владимир Литвиненко.

Он напоминает, что большинство месторождений, в отношении которых планируется ввести повышенный рентный коэффициент, находятся в труднодоступной местности, в арктической зоне, а их эксплуатация связана с суровыми климатическими условиями. В связи с этим развитие рудно-сырьевой базы (как отработка зрелых участков, так и ввод в строй новых) требует объективно высоких капитальных затрат, необходимых, в частности, для создания производственной инфраструктуры и проведения горно-подготовительных мероприятий.

Но хватит ли на них денег в том случае, если государство значительно сократит доходную часть профильных предприятий? Мировая практика показывает, что подобного рода изъятия, особенно в том случае, если они происходят на стадии поисково-оценочных работ, негативно влияют на реализацию низкорентабельных проектов. А их в портфеле каждого недропользователя с каждым годом становится всё больше и больше в связи с постепенным истощением природных кладовых.

РМК
Фото © rmk-group.ru

Именно поэтому во многих странах ресурсные платежи в адрес государства находятся на минимальных уровнях, а в отдельных случаях и вовсе отсутствуют, чтобы стимулировать привлечение дополнительных средств. Если же предложение Минфина будет принято, то российская ставка налогообложения станет самой высокой в мире, то есть самой непривлекательной для инвесторов.

«Китайский экономический прорыв связан, прежде всего, с экспансией на внешние рынки. Однако два года назад в Пекине было принято решение сделать акцент на внутреннем потреблении, поскольку экспортноориентированная модель развития страны себя во многом уже исчерпала. В России пока не созданы условия для подобного рода трансформации, и для успешного социально-экономического развития нам ещё долгие годы будут необходимы значительные экспортные доходы», - говорит Литвиненко.

Барьеры реализации водородных инициатив в контексте устойчивого развития глобальной энергетики

Ректор Горного университета отмечает, что именно публичные корпорации, чья деятельность напрямую связана с экспортом сырьевых ресурсов, являются гарантом устойчивости экономики нашей страны. Такое положение сохранится, как минимум, несколько десятилетий, ведь полезные ископаемые лежат в основе каждой технологической цепочки, и потребность в них на мировых рынках будет только возрастать.

«Правительству необходимо стимулировать развитие добывающих и перерабатывающих компаний, создавать условия, при которых они смогут оставаться конкурентоспособными – внедрять передовые технологии, создавать новые рабочие места, снижать негативное воздействие на окружающую среду. И, как следствие, наполнять бюджет экспортными доходами. Это будет возможно лишь в том случае, если государство окажется эффективным регулятором рынка, создаст понятные и взаимовыгодные для всех правила игры. Но законопроект о корректировке НДД и НДПИ в том виде, в котором он вынесен на утверждение в Государственную Думу, совершенно точно не станет механизмом, который поспособствует социально-экономическому развитию России. Напротив, этим решением, мы убьём курицу, приносящую нашей стране золотые яйца», - резюмировал Владимир Литвиненко.

ФосАгро
Фото © phosagro.ru

Внедрение рентного коэффициента, согласно предварительным подсчётам, может ежегодно пополнять госбюджет на 56 млрд рублей. Однако за столь оптимистичной цифрой скрыты многочисленные «овраги», о которых, возможно, следует вспомнить до того, как законопроект будет принят в окончательном чтении. Так, доходность профильных компаний значительно упадёт, что повлечёт за собой снижение налога на прибыль. К недополученным поступлениям в адрес государства приведёт и отмена ряда перспективных проектов (о такой вероятности в случае реализации идей Минфина уже заявили несколько крупных компаний).

Капитальные вложения в новый участок, рассчитанный на добычу 4 млн тонн руды в год, составляют порядка 10 млрд рублей. Сумма немаленькая и изыскать её в случае повышения НДПИ многим недропользователям будет весьма проблематично. В том случае, если подобные проекты начнут один за другим откладываться, государство в каждом таком случае лишится примерно 150 миллионов рублей налогов в год. Эта сумма, помноженная на количество нереализованных инвестиционных решений, не будет уплачена в казну именно в связи с переносом планов по разработке новых месторождений на неопределённый срок. Остаётся лишь гадать, когда их доля достигнет критической для устойчивости нашей экономики массы.