Санкт-ПетербургПеременная облачность-3°C
$ЦБ:73,79ЦБ:88,94OPEC:62,15

Кровавое воскресенье и Уинстон Черчилль

кровавое воскресенье
© Общественное достояние

Странно, что о Георгии Гапоне до сих пор не сняли никакого фильма. Уж-что-что, а масштаб личности этого человека явно заслуживает нашего уважения. Именно он запустил маховик русских революций, именно он стал первой «системной» оппозицией в стране и олицетворением «сакральной жертвы».

116 лет назад на Дворцовой была расстреляна демонстрация рабочих, шедшая к царю с петицией. Её организатор и лидер «Союза русских фабрично- заводских рабочих» Георгий Апполлонович Гапон, находящийся, кстати, на тот момент в полицейском розыске, бежал за границу. Большевиками, впоследствии, как конкурентами за контроль над рабочим движением, акция 9 января была объявлена провокацией охранки.

Но вот то, что происходит дальше, мягко говоря, удивляет. Гапон нелегально возвращается в Россию и начинает торговаться с премьер-министром Сергеем Витте. Оставаясь «подпольщиком», он получает компенсацию на свой Союз в размере 30 000 рублей. И уезжает снова. За границей Гапон дает многочисленные интервью, в которых хвалит политику Витте и критикует тактику революционеров. Он призывает пролетариат избегать ненужного пролития крови, удерживать завоёванные позиции и требовать от правительства выполнения программы, намеченной Манифестом 17 октября.

Возвращается снова и тут его наконец убивают. На даче в Озерках товарищ по борьбе, эсер-боевик Петр Рутенберг. Последний, надо заметить, никогда не отрицал содеянного. Мотив – предательство интересов революции и соглашательская политика с государством. И вот тут самое интересное. Он бежит в Германию, потом Италию, Америку, а в 1917-ом товарищ Рутенберг – комиссар Временного правительства. Затем в гражданскую он появляется в Одессе.

петр рутенберг
© Общественное достояние

Сначала Пётр Моисеевич активно сотрудничает в качестве интенданта с французской оккупационной администрацией, затем перебирается в подмандатную Британии Палестину, где на деньги Джеймса Ротшильда организует электрическую компанию. Его первое детище – электростанцию посещает министр по делам колоний Уинстон Черчилль, выступавший потом в английском парламенте вот с таким заявлением в ответ на вопрос, - что за безобразие творится в империи и правда ли, что Пинхас Рутенберг убил Гапона:

«Уважаемый депутат не может требовать от меня сообщить ему полную биографию инженера Рутенберга, поскольку это не входит в круг моих обязанностей. Однако я могу с точностью утверждать, что было бы безумием считать г-на Рутенберга большевиком. Г-н Рутенберг был изгнан из России именно из-за своего активного сопротивления большевизму и его учению».

Конечно же, это не английский след в событиях девятого января и в повешении оппозиционера. Безусловно, Уинстону Черчиллю крайне нравилось усиление Российской империи и никакой Альбион в наших революциях, а также в ликвидациях неугодных попов, перешедших на сторону власти, участия не принимал. Согласно эсеровской версии – личная инициатива Рутенберга, ставшего к концу жизни вполне себе олигархом. На ней и остановимся. В конце-концов Гапон не Павел Первый и с французами в Индию не собирался. Он просто понял, что ему по пути с Россией. И тут уж – насмерть.