Санкт-ПетербургНебольшой дождь со снегом+2°C
$ЦБ:73,52ЦБ:88,88OPEC:61,97

«Я нашел нефть. Вот так, Салманов»

салманов
© Общественное достояние

Телеграмма, отправленная ровно 60 лет назад молодым геологом первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву, была весьма дерзкой. Однако сообщение оказалось настолько важным и судьбоносным, что тон формулировки не помешал Фарману Салманову стать уже в тридцать лет настоящей мировой легендой нефтегазовой отрасли.

Геологоразведочные работы по поиску нефти в Западной Сибири проводились ещё до революции - первое упоминание относят к 1903 году. Но у ученых долгое время не было однозначного мнения по поводу перспективности этого направления, пока в 1932 году известный академик и выпускник Горного института (ныне Санкт-Петербургский горный университет) Иван Губкин на Урало-Кузбасской сессии Академии наук СССР не дал подробное научное обоснование поискам углеводородов в этом направлении. Начались геологоразведочные работы, которые остановила… Великая Отечественная война.

В начале 1950-х для бурно растущей экономики страны нефть была жизненно необходима, а уже открытых месторождений катастрофически не хватало для ее удовлетворения. Поэтому взгляд вновь устремился на Западную Сибирь – правительство приняло решение многократно усилить геологоразведку на территории более полутора миллионов квадратных километров. Туда стали направлять производственные и научные коллективы геологов из самых разных областей, экспедиций и вузов.

западная сибирь
Фото © NASA/ Западная Сибирь

Министерство геологии СССР развернуло широкие геофизические изыскания Западно-Сибирской низменности, сопровождавшиеся бурением 26 глубоких опорных скважин. Однако ввиду ряда обстоятельств, в первую очередь, из-за необходимости крупных капитальных вложений для ведения геологоразведочных работ в регионе и перераспределения сфер влияния в связи с созданием Тюменского геологического треста, многие из них не были реализованы.

Так произошло и с Покурской скважиной - она не была доведена до проектной глубины. Начатые в Среднем Приобье буровые работы прекратили, что отодвинуло открытие первого нефтяного месторождения почти на десятилетие. Разведочные партии перебазировали в сторону Кузбасса, где в течение нескольких лет безрезультатно искали «черное золото». Туда же после окончания Азербайджанского индустриального института направили и Фармана Салманова…

История жизни прославленного нефтяника была настолько удивительной, что легла в основу целого художественного фильма («Стратегия риска», 1978 год) и одной из частей «Сибириады» Андрея Кончаловского.

Когда юноша учился в 8-ом классе, в село Шамхор, где жила его семья, приехал министр нефтяной промышленности Николай Байбаков.

«По-русски я говорил немного лучше своих сверстников, поэтому мне поручили рассказать высокому гостю о школе. В конце встречи он обернулся и спросил, кем я хочу быть. Я ответил: «Нефтяником». Он похвалил мой выбор и сказал: «Нефть — будущее нашей страны». Это встреча была судьбоносной. Когда после института меня отправляли работать в Баку, я написал письмо Байбакову с просьбой о переводе в Сибирь. В результате меня вызвали в Москву, а оттуда направили в Кузбасс и даже деньги на билет выдали», - рассказывал Фарман Курбан оглы, которого все называли Фарман Курбанович.

Однако добившись распределения в Новосибирский трест «Запсибнефтегеология», молодой специалист мечтал попасть именно в Среднее Приобье, которое, несмотря на свернутые там геологические работы и признание района неперспективным, Салманов считал многообещающим.

салманов
© Общественное достояние

Его позиция сложилась под влиянием научного руководителя – профессора и академика АН Азербайджанской ССР Михаила Абрамовича, который после окончания петербургского Горного института стал одним из руководителей «Азнефти» и преподавал в Азербайджанском индустриальном институте. При его участии студент Фарман побывал в Среднем Приобье во время преддипломной практики в 1952 году, когда там только начинали бурить Александровскую, Ларьякскую и Покурскую скважины.

Поэтому, оказавшись в Кузбассе, он постоянно убеждал Новосибирское геологическое управление в необходимости усиления нефтепоисковых работ в районе среднего течения Оби. Но возвращать разведку в Сургутский или Ларьякский район Тюменской области по просьбе неопытного специалиста руководство треста не торопилось…

салманов
Фото © Википедия/ Река Обь

В период с 1955 по 1957 годы Салманов работал начальником Плотниковской и Грязненской экспедиций в Кемеровская и Новосибирская областях. Изыскания не увенчались успехом, и он поставил перед своим руководством вопрос о перебазировке на новое место.

А далее произошел ставший уже знаменитым побег. Не дождавшись окончательного официального решения, Фарман Курбанович самовольно погрузил свою партию из 150 человек на баржи и увел ее по течению Оби на север, где предполагал найти богатое нефтяное месторождение. Он сильно рисковал – что могли бы сделать за подобный поступок с 26-летним коммунистом, не трудно догадаться.

салманов
Фото © Сургутская экспедиция

«Шуму было много, мы уже связь отключили. С должности меня хотели снять. Сначала ютились на вокзале вместе с женами и детьми. Но, в конце концов, разрешили остаться», - писал в своих воспоминаниях Салманов.

И действительно, к тому времени советские ученые пришли к выводу о неперспективности южной части Западной Сибири. Район Приобья, несмотря на неверие скептиков, получил шанс на развитие. Поэтому угрозы начальства предать суду за самоуправство прекратились, более того: разрешение на переброс партии подписали задним число, выделили бюджет и назначили настойчивого и самоуверенного геолога начальником Сургутской нефтеразведочной экспедиции.

Бурили больше трех лет, но нефти все не было - скважины давали лишь минеральную воду. Порой экспедиция жила на грани ликвидации. Салманову твердили: «Вы в стороне от стратегических направлений, да и нечем пока сургутянам завлечь ученых и производственников». В укор им ставились большие глубины бурения.

Пока 21 марта 1961 года первая же скважина в районе селения Мегион с глубины 2180 м не дала фонтан. Это событие стало поворотной точкой в развитие Западно-Сибирского нефтегазового комплекса. По сути, с него оно началось. Кроме того, спустя пару лет именно здесь открыли крупнейшее в России и 7-ое по размеру в мире нефтяное месторождение — Самотлорское.

Фарман Курбанович прыгал и кричал: «Мы победили!». А потом отправил несколько телеграмм.

салманов
© Общественное достояние

Первую - в Баку, в институт, Михаилу Абрамовичу.

«Дорогой мой учитель, наконец-то в центре Западной Сибири на Мегионской площади из меловых отложений получен фонтан нефти. Подтвердилась идея нефтеносности центральной части. Поздравляю Вас как одного из основателей советской геологической науки, друга и соратника Ивана Михайловича Губкина. Ваш Фарман Салманов».

Далее – своим оппонентам в Тюмень и в Москву в Главк.

«Мегионе получен фонтан нефти дебитом 200 тонн. Вам это ясно? Приветом Салманов».

Скептики ответили, что это природная аномалия, через пару недель скважина иссякнет, и большой нефти в Западной Сибири не может быть. Говорили что-то про малую проницаемость песчаника и в будущем малый дебит скважин и плохое качество нефти. Когда из второй скважины в районе Усть-Балыка забил фонтан, Фарман Курбанович отправил начальству радиограмму: «Скважина лупит по всем правилам». А потом последовала та самая телеграмма Хрущеву.

Первые открытия положили начало освоению целого созвездия нефтегазовых месторождений. Почти одновременно с Мегионом обнаружили крупное Ватинское, Северо-Покуровское, Западно-Сургутское, Правдинское, Мамонтовское, а вслед за ними нефтяные гиганты — Самотлорское и Фёдоровское месторождения.

салманов
Фото © Салманов открывает задвижку скважины №80, 1964 год.

17 августа 1961 года Коллегия Министерства геологии и охраны недр СССР приняла постановление «О мероприятиях по усилению геологоразведочных работ на нефть и газ в Западной Сибири», где была дана высокая оценка работе геологов в Тюменской области: «В результате этих работ были не только рассеяны ложные впечатления о бедности недр этих обширных территорий, но и созданы реальные предпосылки для открытия здесь уникальной нефтегазоносной провинции не только СССР, но и мира».

В этом году День геолога в России будет отмечаться в 55-ый раз. Основанием для его учреждения послужили «заслуги советских геологов в создании минерально-сырьевой базы страны». А именно — первый миллион тонн нефти, полученный с месторождений крупнейшей в мире Западно-Сибирской провинции. Тюменская нефть стала основным источником валютных доходов страны.

салманов
© Общественное достояние

Фарман Курбанович проработал в Сибири более 30 лет. Он признан самым результативным геологом в мировой истории, участвовавшим в открытии свыше 150 гигантских и крупных месторождений «чёрного золота» и «голубого топлива». В 1987—1991 годах был первым заместителем министра геологии СССР в Москве. Никто не был так настойчив и так удачлив в поиске. Все знали, что у Салманова - талант. Бешеное чутье на нефть.

«Запасов в Сибири хватит еще лет на 100. Посмотрите на карту – сколько неосвоенных по-настоящему территорий. Ямало-Ненецкий округ, Карское море, Баренцево, Сахалин… Если не приращивать запасы, мы и не заметим как всё проедим, не оставив потомкам никакого задела. Не сокращать надо разведку, расширять», - писал легендарный геолог.