Санкт-ПетербургСолнечно+27°C
$ЦБ:74,16ЦБ:90,00OPEC:67,10

Почему я не подпишу петицию в защиту граффити Даниила Хармса

Дом с Хармсом
© chande.org

Петицию в защиту граффити с изображением Даниила Хармса на фасаде дома, где жил поэт, подписали больше шести тысяч человек. Не сомневаюсь, подпишет и двадцать. Так общественность отреагировала на иск администрации Центрального района Санкт-Петербурга к ТСЖ «Маяковского 11» об устранении несанкционированного рисунка.

Пять лет назад в Петербурге сначала установили, а спустя четыре месяца снесли памятную доску фельдмаршалу Карлу Манергейму. Причина установки – он здесь учился, причина сноса – один из организаторов блокады Ленинграда.

Граффити на Маяковского,11 - это портрет человека, в чьем деле от 1941 года есть такие слова, на основании которых его и взяли:

«Советский Союз проиграл войну в первый же день, Ленинград теперь либо будет осаждён или умрёт голодной смертью, либо разбомбят, не оставив камня на камне… Если же мне дадут мобилизационный листок, я дам в морду командиру, пусть меня расстреляют; но форму я не одену и в советских войсках служить не буду, не желаю быть таким дерьмом. Если меня заставят стрелять из пулемёта с чердаков во время уличных боёв с немцами, то я буду стрелять не в немцев, а в них из этого же пулемёта».

Филолог Александр Кобринский пишет, что это не слова Хармса, а цитата из ложного доноса. Но вот факты:

Гражданин Ювачев (настоящая фамилия поэта) еще во время призыва на финскую войну симулировал сумасшествие. В частности, явился в военкомат с опозданием в несколько дней, объяснив, что все время держал повестку вверх ногами и думал, что должен прийти не 26, а 95-го числа. Медкомиссию Хармс не прошел. И соответственно в Зимней войне не участвовал.

Хармс
© Общественное достояние

Так рвался он на фронт или нет? Ведь и после ареста по «доносу» в сентябре 41-го, его отправили в сумасшедший дом, а не в лагерь. Где он, если бы не голодная блокада, спокойно пережил бы войну. Его собратья по перу шли «сражаться за Родину» и оставляли после себя строки, становившиеся гимнами поколений. Чего стоит одна только когановская «Бригантина поднимает паруса». Дата смерти Павла Давыдовича та же, что и у нашего героя - 42-й. Но он погиб в бою, а уклонист, обогативший русскую поэзию «заумью и бессмыслицей», умер от истощения, поскольку про него «забыли».

Тот же Кобринский, кстати, экс-депутат ЗАКСА от партии «Яблоко» и экс-профессор РГПУ имени Герцена, тоже недавно пострадал от навета портала «Холод». Он в уже отклоненном судебном иске требовал признать порочащей его честь и достоинство фразу: «Две девушки говорят, что он якобы принуждал их к BDSM-сессиям».

Господин Кобринский, как известно, является крупнейшим исследователем творчества Хармса и соответственно апологетом граффити. И, конечно же, досконально знает творчество героя своих лекций. Но почему мной приведен именно этот эпизод в его биографии?

Многие читали «детские» стихи Хармса, по его собственным признаниям, кстати, искренне ненавидевшего детей, но мало кто читал взрослые, которые при жизни «абсурдиста» практически не публиковались. Сегодняшним оппозиционерам очевидно, что это сталинские сатрапы травили творческого человека, не давая самореализоваться его нетерпимой к любой несправедливости натуре. Правда, почему-то до симуляции сумасшествия в 41-ом, поэта никуда не сажали, а только ненадолго высылали. Да и то не в Сибирь, а лишь в Курск. И не из-за его опусов, а копая под Маршака. Странно, ведь у них с репрессиями все было налажено.

Открою «страшную тайну» – там нет политики. Там есть откровенная порнография. Например, в стихотворении «Жене» Хармс подробно описывает процесс орального секса. По понятным причинам я его не цитирую.