Санкт-ПетербургТуман+14°C
$ЦБ:73,85ЦБ:89,66OPEC:66,16

При каких условиях Россия останется великой энергетической державой

Газпром
© gazprom.ru

«Газпром» утвердил технико-экономический анализ проекта строительства газопровода «Союз Восток», который пройдёт через Монголию в Китай и станет продолжением «Силы Сибири-2». Его мощность составит порядка 50 млрд кубометров в год. Значит ли это, что спрос на голубое топливо в мире ещё долгое время будет расти? Когда наступит пик потребления нефти? И что нужно сделать нашей стране для сохранения статуса одного из крупнейших экспортёров энергоресурсов? Ответы на эти и другие вопросы искали участники панельной дискуссии «Будущее минерально-сырьевого сектора: тенденции, прогнозы и возможности», которая состоялась в рамках Всероссийской конференции-конкурса молодых учёных «Актуальные проблемы недропользования».

Сегодня, по данным BP, несмотря на определённые успехи, достигнутые на пути внедрения зелёных технологий, доля полезных ископаемых в структуре глобального топливно-энергетического баланса, по-прежнему, велика. Она составляет 84%, причём треть всего потребления приходится на нефть, 27% - на уголь, а 24% - на газ.

Недостатка в сценариях относительно изменений в этом раскладе, причём зачастую диаметрально противоположенных, естественно нет. Так, генеральный директор Международного агентства по возобновляемой энергии IRENA Аднан Амин утверждает, что «мир уже в XXI веке имеет возможность перейти к энергетической системе, полностью основанной на возобновляемых источниках» (ВИЭ). И акцентирует внимание на том, что «технически это возможно».

В международной консалтинговой компании McKinsey считают, что пик спроса на нефть будет пройден в 2029 году, а на газ – в 2037-м. Bloomberg более консервативен. По мнению его аналитиков, потребление чёрного золота продолжит расти ещё пятнадцать лет, а голубого топлива – как минимум тридцать. Shell в своём последнем прогнозе утверждает, что мировой спрос на СПГ к 2040 году практически удвоится, увеличившись с 359 до 700 млн тонн.

Ямал СПГ
© www.novatek.ru

А что отечественные эксперты? Глава «Роснефти» Игорь Сечин, например, полагает, что при любой конъюнктуре уровень спроса на углеводороды вплоть до 2040 года будет повышаться. То есть в обозримом будущем нефть и газ останутся стержнем мировой энергетики и экономики. Ректор Санкт-Петербургского горного университета Владимир Литвиненко считает, что «недостатки ветрогенератров и солнечных панелей, в частности, отсутствие доступных технологий для аккумуляции выработанной энергии, не позволят им в обозримой перспективе вытеснить ископаемое топливо». А водород, о котором сейчас так много говорят, займёт свою локальную нишу, но не сумеет превратиться в глобальный ресурс. Ведь за минувшие сто лет человечество так и не научилось безопасно хранить и транспортировать его. И сколь-нибудь существенных научных прорывов в этой области не ожидается.

Кроме того, зелёная энергетика требует огромных инвестиций. Поэтому, даже если Евросоюзу ценой колоссальных финансовых вливаний действительно удастся к середине столетия совершить энергопереход, то для подавляющего большинства развивающихся государств Азии, Африки и Южной Америки это гораздо более отдалённая перспектива.

Такое заявление Владимир Литвиненко сделал в ходе дискуссии «Будущее минерально-сырьевого сектора: тенденции, прогнозы и возможности», где выступал в роли модератора. Она состоялась в рамках ХIХ Всероссийской конференции-конкурса молодых учёных «Актуальные проблемы недропользования». Её организатором стал Международный центр компетенций в горнотехническом образовании под эгидой ЮНЕСКО и Горный университет, а участниками - ведущие эксперты в области ТЭК, а также студенты и аспиранты отечественных инженерных вузов, прибывшие на форум.

конкурс молодых учёных
© Форпост Северо-Запад

«Ресурсы для нас - не просто конкурентное преимущество, а геополитический инструмент, который позволяет чувствовать защищённость, уверенность в завтрашнем дне, даёт возможность для самореализации и сохранения государственного суверенитета. Это огромный потенциал, но инертный. Его необходимо раскрывать, учиться грамотно эксплуатировать месторождения, инвестировать в науку и наращивать сырьевую базу, то есть более активно заниматься поиском и разведкой полезных ископаемых. А для этого нужно внятное регулирование со стороны государства. Оно должно создавать комфортные для бизнеса и общества правила игры и следить за их исполнением», - задал тон дискуссии ректор Горного университета.

Он акцентировал внимание на том, что сегодня регулирование минерально-сырьевого комплекса со стороны Правительства оставляет желать лучшего. Там нет единого центра выработки решений, а контроль различных секторов, составляющих основу энергетики, возложен на различные министерства и ведомства. Координация между ними зачастую оставляет желать лучшего, поскольку они подчиняются четырём разным вице-премьерам. Это негативно отражается на приросте запасов, коэффициенте извлечения нефти, КПД работы тепловых электростанций и развитии отрасли в целом.

конкурс молодых учёных
© Форпост Северо-Запад

Его поддержали и другие участники дискуссии. Так, президент компании «ГЕОТЕК Сейсморазведка» Владимир Толкачёв рассказал о том, что его сотрудники «не занимаются поиском новых, больших залежей углеводородов, а работают по координатам, которые дают нефтегазовые компании». То есть по сути лишь ведут «доразведку» флангов уже известных месторождений.

Основная причина такого положения дел в том, что в России не разработан механизм, гарантирующий возврат инвестиций. Ведь лицензию на разработку и эксплуатацию недр может получить совсем не та компания, которая открыла новую подземную кладовую, а более крупная и влиятельная. Таким образом, средства, затраченные на поисковые работы, а это сотни миллиардов рублей, окажутся выброшенными на ветер.

Толкачёв
© Форпост Северо-Запад

«У нас слишком много начальников, министерств, каждое из которых тянет одеяло на себя. В таких условиях частная инициатива практически исключена. Юниорские компании (небольшие фирмы, работающие за счёт привлечённых средств – ред.), которые, как правило, занимаются поиском залежей в той же Канаде, у нас при нынешней конъюнктуре никогда не смогут работать. Но государство вместо того чтобы совершенствовать законодательную базу, пытается взвалить на себя миссию, которая априори должна лежать на плечах бизнеса, и самостоятельно занимается геологоразведкой. От такого подхода страдает, в первую очередь, само государство, которое могло бы получать хорошие проценты за выдачу лицензий», - говорит Владимир Толкачёв.

Ещё одной серьёзной проблемой он считает отсутствие единого центра, где централизованно хранилась бы обобщённая геофизическая информация. Такого же мнения придерживается и вице-президент Российского газового общества Роман Самсонов. Он заявил, что «восполнение отечественной минерально-сырьевой базы – это вне всяких сомнений вопрос национальной безопасности». И напомнил участникам дискуссии, что «в любой стране мира, если вы занимаетесь геологоразведкой, в вашем распоряжении будут шикарные данные», позволяющие обеспечивать эффективность поисковых работ.

Самсонов
© Форпост Северо-Запад

«Даже в Африке государство, приглашая вас для получения лицензии и зарабатывая на этом, обязательно предоставит такие данные. Или возьмите пример США. Как только Трамп разрешил возобновить поиск залежей на Аляске, там выстроилась очередь из желающих этим заняться. Потом, правда, пришёл Байден и вновь наложил вето на добычу в этом регионе. Но о чём говорит этот пример? Он говорит о том, что геологоразведка – это часть политики. Но у нас этого нет. Такое впечатление, что никому у нас это не нужно», - посетовал вице-президент РГО.

Он напомнил о том, что в России создана государственная структура, которая занимается геологоразведкой – Росгеология. На её функционирование в прошлом году было выделено 43 млрд рублей. При этом, «одна параметрическая скважина на Гыдане (бурится в относительно изученных районах для сравнительной оценки перспектив нефтегазоносности конкретных зон, предшествует поисковым работам – ред.), стоит как минимум, 5 млрд, а в год их необходимо пробурить хотя бы с десяток».

Владимир Литвиненко обратился к опыту Советского Союза, в котором существовало чёткое правило: на каждую тонну сырья, поднятого из недр, «было необходимо прирастить полторы тонны». Такая стратегия позволила нефтегазовой отрасли сравнительно безболезненно пережить девяностые и нулевые, когда поиском новых месторождений вообще практически никто не занимался.

конкурс молодых учёных
© Форпост Северо-Запад

Обеспечить столь мощный резерв позволило наличие Госплана – структуры, которая «представляла собой эффективный инструмент госрегулирования». Его постановления были обязательными для исполнения всеми министерствами, ведомствами и прочими организациями. А обеспечивать точность прогнозов и решений позволяло привлечение в качестве консультантов специалистов Академии наук СССР и других учёных.

«Если кто-то считает, что этот механизм устарел, то следует вспомнить, что сегодня он активно используется в Китае, который осуществил плавный переход к демократизации общества, а не бросился в эту пучину с головой, как мы в девяностые годы», - отметил модератор.

Более активно использовать опыт предыдущих поколений, «беречь то, что у нас есть» считает необходимым и председатель комитета по экономической политике Совета Федерации РФ Андрей Кутепов.

конкурс молодых учёных
© Форпост Северо-Запад

«Нужно ещё раз всё проанализировать и подумать над тем, что, быть может, действительно следует вернуться к Госплану. Нам совершенно точно необходима единая структура, которая принимает решения относительно развития добывающей промышленности. Точно также как и других отраслей. Она должна быть сформирована из профессионалов, которые принимают научно обоснованные решения и несут за них всю полноту ответственности», - сказал сенатор.

Владимир Литвиненко сделал также акцент на том, что «отсутствие внятного госрегулирования сказывается не только на самом минерально-сырьевом комплексе, но и на подготовке кадров для отрасли».

«Вузы, которые готовят специалистов для сектора, являющегося основой российской экономики, сегодня вынуждены без преувеличения бороться за возвращение специалитета, то есть более эффективной системы высшего технического образования, чем нынешняя. Рынок требует инженеров, а не бакалавров или магистров. Для того чтобы изменить ситуацию нам также необходим регулятор. В этой роли должен выступать министр. Он должен инициировать принятие и отмену законов, наличие или отсутствие которых приведёт к повышению эффективности высшей школы», - подчеркнул Владимир Литвиненко.

С тем, что горные и нефтегазовые предприятия испытывают сегодня колоссальный дефицит кадров, согласился и директор подразделения НИИ по удобрениям и инсектофунгицидам, входящего в Группу «ФосАгро», в Санкт-Петербурге и Кировске Андрей Комягин. Он напомнил о том, что любые решения принимают люди и чем выше их компетентность, тем больше шансов на то, что предприятия, на которых они работают, сумеют повысить свою рентабельность и параллельно снизить нагрузку на экологию.

Андрей Комягин
© Форпост Северо-Запад

«Наш главный ресурс – это человек. И компания уделяет огромное внимание вопросам подготовки кадров, их адаптации на наших предприятиях. У нас проходит практику много студентов Горного университета, нашего флагманского вуза. Их знания находятся на достаточно высоком уровне, поэтому именно выпускники Горного составляют костяк топ-менеджмента и инженеров компании. Однако в целом проблема дефицита специалистов по самым разным направлениям подготовки, конечно же, существует. И я полностью согласен с тем, что система нашего высшего образования нуждается в совершенствовании. Это немаловажно, в том числе, и для продовольственной безопасности страны. Не будет хорошо подготовленных кадров, не будет и хлеба на столе», - отметил Андрей Комягин.

В завершение дискуссии Владимир Литвиненко коснулся темы миссии публичной компании. На Западе – это исключительно извлечение прибыли. Однако для российских реалий подобный подход неприемлем. У нас крупный бизнес, помимо прочего, несёт и социальную функцию, отвечает за экономическую устойчивость и сохранение суверенитета России. Без наличия единого регулятора добиться этих целей будет значительно сложнее.

конкурс молодых учёных
© Форпост Северо-Запад