Санкт-ПетербургПеременная облачность+18°C
$ЦБ:74,36ЦБ:89,93OPEC:67,10

С книгой на выходных: рациональная «Любовь: сделай сам» Полины Аронсон

аронсон любовь сделай сам
© Individuum Books

В очередном весеннем выпуске рубрики «С книгой на выходных» — компактная монография социолога и публициста Полины Аронсон «Любовь: сделай сам». Подзаголовок книги утверждает и одновременно вопрошает, как мы стали менеджерами своих чувств, — то есть как мы научились управлять неуправляемым и одновременно докатились до жизни такой.

«Любовь: сделай сам» представляет собой сборник статей Аронсон, специалиста по эмоциональному интеллекту и «новой чувствительности», которые она писала для российских и зарубежных СМИ. Это не самоучитель и не книга для помощи, подчёркивает Аронсон, это исследование любви в XXI веке — работа, буквально только что слетевшая со стола автора. Тут, например, можно почитать даже о том, как пандемия коронавируса и самоизоляция повлияла на процессы чувствования в прошлом году.

«Эта книга о том, почему любовь в XXI веке, казалось бы, такая свободная по сравнению с другими эпохами, на самом деле подчинена жёстким правилам, законам и нормам. Мы поговорим о том, как изменился сам язык наших чувств (от "любви" — к "отношениям"), как идея личностного роста стала важнее идеи романтического переживания и как сфера чувственного сделалась полем деятельности разных экспертов — от психотерапевтов до разработчиков алгоритмов дейтинговых приложений», — поясняет автор.

Полина Аронсон подходит к описанию проблемы с определённых политических позиций: все её теоретические выкладки базируются на том, что мы живём в неолиберальном мире. Неолиберализм — это такая социальная философия, которая посвящена главным образом изучению отдельной личности, способной управлять эмоциями на пути к достижению личного счастья. То есть любовь, согласно этой теории, должна быть полезной, а если она есть боль и страдания, то такие отношения надо без сожалений разрывать.

Аронсон в большинстве случаев ориентируется на западные социологические исследования, даже если они посвящены, например, такой теме, как «Женщина в постсоветской России». При этом некоторые работы она может критиковать как раз с позиций объекта, который находится в изучаемой системе. Одновременно с отсылками к чужим тракататм она выстраивает собственную систему координат: её тексты объединены в главы «Как "любовь" стала "отношениями"», «Как любви перестал быть нужен Другой» и «Как пишутся рецепты "правильных" чувств». В этих трёх частях она говорит и о привычных понятиях — «зона комфорта», любовь к самому себе, — а ещё показывает, как разлука и расставание стали совершенно нормативными вещами, как работают алгоритмы приложений типа Tinder, как популярная психология может покалечить людей, а заурядные прикосновения получают статус всё более интимных жестов.

Книга заигрывает с поп-культурой и не чурается шуток: здесь есть эпиграфы из Монеточки и Псоя Короленко, а в самом тексте встречаются сопоставления чувств и эпох с одеждой: «В сравнении с другими историческими эпохами эпоха Выбора выглядит как пуховик Moncler рядом с власяницей — она обещает любовь без боли». Эти же шутливость и живость позволяют считать из текста не только авторское восхищение новым временем, но и её недовольство тем, что временные периоды, будь они хоть про «Выбор», хоть про «невыбор» (а есть и такое, и отделяют их несколько десятилетий), на самом деле устанавливают слишком жёсткие рамки и, быть может, даже лишают человека человечности.

Я слушаю её, вертя в руках разрядившийся телефон. Я понимаю: она постигла что-то такое, чего не постигла я. Она — в авангарде человечества, а я — непонятно где, плетусь, опутанная привязанностями, от которых — будем честны — больше головной боли, чем радости. Мне неловко от самой себя и хочется немедленно отправиться на «перековку» — к коучам, психологам, гуру селф-хелпа, мастерам художественного слова о правильной самооценке и здоровой психике.

Некоторые читатели восприняли книгу «Любовь: сделай сам» если не как учебник, то уж точно как манифест новой рациональной любви. Но на самом деле Аронсон уже ближе к финалу предлагает или даже провозглашает необходимость заботы о другом человеке: это значит быть частью чего-то большего, чем ты сам, пожертвовать своей автономностью, позволить себе и другим «непродуктивную» боль то есть как раз частично отказаться от тех самых неолиберальных установок. И есть в этом определённая надежда: надежда на то, что человек, в конце концов, не только рациональный бионикл, живущий исключительно благодаря алгоритмам приложений.

Полина Аронсон. Любовь: сделай сам. Как мы стали менеджерами своих чувств. — М.: Individuum, 2020. — 192 с. (18+)