Санкт-ПетербургПеременная облачность+10°C
$ЦБ:74,14ЦБ:89,51OPEC:67,49

С книгой на выходных: документальные «Ведьмы из Варбойс» — об охоте на ведьм

ведьмы из варбойс
© Лимбус Пресс

Пятница, 30 апреля — не только канун Первомая. Отличной книгой ко Дню солидарности трудящихся стал бы производственный роман, но с этим жанром в современной России, к сожалению или к счастью, проблемы. Поэтому в новом выпуске рубрики «С книгой на выходных» обозреватель «Форпоста» Елена Васильева решила сместить акценты и напомнить, что канун 1 мая известен ещё и как Вальпургиева ночь, и рассказать о книге про охоту на ведьм.

Полное название этого труда такое, что его сюжет почти и пересказывать не придётся. «Весьма странное и удивительное разоблачение трёх ведьм из Варбойс, обвинённых, осуждённых и казнённых на последнем заседании Выездного суда в Хантингдоне за то, что колдовством обрекли пять дочерей Роберта Трокмортона, эсквайра, и разных других особ на всевозможные тяжкие дьявольские мучения, а также за то, что колдовством обрекли на смерть леди Кромвель, подобное же неслыханно было в нашем веке. Лондон, 1593». То есть это реальный судебный документ конца XVI века, периода позднего Средневековья, описывающий процесс над женщинами, которых подозревали в колдовстве.

История начинается с того, что в английском Варбойс (также известен как Уорбойс) маленькая мисс Джейн Трокмортон, десяти лет от роду, внезапно впадает в странную болезнь, в которой современные люди могут увидеть признаки эпилепсии. Вслед за мисс Джейн подобный недуг настигает и её сестер: мисс Элизабет, одиннадцати лет, и мисс Мэри, двенадцати лет, и мисс Грейс, девяти лет, и мисс Джоан, пятнадцати лет. Все это происходит на протяжении месяца и описано крайне подробно.

Однажды дом Трокмортонов посещает женщина по имени Элис Сэмуэл, она же мамаша Сэмуэл, соседка Трокмортонов. При виде неё первая заболевшая, мисс Джейн, начинает кричать и обвинять старушку в том, что та похожа на ведьму. Пожилая дама очень расстраивается, потому что — просвещённый читатель-то понимает — ни в чём не виновата. Однако в тот момент её ещё никто не подозревает. Всё начинается чуть позже.

Но всё же он сам и его жена были далеки от подозрений в колдовстве <...>, до тех пор, пока спустя месяц — почти в тот же день и час — две другие их дочери, старше упомянутой на два и три года соответственно, впали в то же расстройство, что у их сестры, и начали кричать на мамашу Сэмуэл: «Уберите её! Смотрите, вот она стоит перед нами в чёрном ворсистом чепчике (чепец такого рода она действительно обычно носила, но тогда его не было). Это она околдовала нас, — вопили дети, — и убьёт нас, если вы не уберёте её!»

Так голословные, по сути, обвинения детей становятся поводом для масштабного судебного процесса. Авторы документа подробно описывают каждый этап болезни детей и перечисляют ежедневные симптомы, затем рассказывают о других встречах семейства Трокмортон с Элис Сэмуэл, о попытках гостей Трокмортонов — например, леди Кромвель, родственницы тех самых Кромвелей — повлиять на «ведьму». В девочках же якобы говорит «дух», и беседы взрослых с ним задокументированы — насколько они могли были быть задокументированы, конечно. В результате эти разговоры и другие подробности произошедшего становятся основанием для казни даже не одной, а трёх женщин, которых обвинили в ведьмовстве.

«Ведьмы из Варбойс» — довольно длинный текст по сравнению с другими отчётами о колдовских процессах, издававшихся в Англии в XVI-XVII веках, поэтому стал первоисточником для многих исследований о ведьмах и колдовстве. На русском языке его впервые издали только в 2020 году, то есть спустя пять веков после публикации в оригинале.

Это, конечно, симптом: отечественным исследователям и читателям как будто совсем не интересно всё это ведьмовское, потому что охота на ведьм Россию обошла. Но это не значит, что о таких сюжетах не стоит знать. Более того, в век социальных сетей и массовых коммуникаций история про ложные обвинения, ценой которых стали человеческие жизни, кажется актуальной как никогда.

Российское издание «Ведьм из Варбойс» снабжено послесловием переводчика Дениса Хрусталёва «Случаи английского мракобесия». Сам Хрусталёв — историк, искусствовед и переводчик, специалист по европейскому Средневековью и по истории внешней политики России конца XVIII-XIX веков. В соавторстве с искусствоведом и культурологом Андреем Россомахиным у Хрусталёва в последние пять лет выходили две интереснейшие книги: «Медведи, казаки и русский мороз. Россия в английской карикатуре до и после 1812 года» и «Имперский шаг Екатерины. Россия в английской карикатуре XVIII века». Кроме того, он известен как автор статьи «Происхождение "русского медведя"», разбирающей, почему до наших дней в европейской прессе медведь выступает «устойчивым атрибутом российского государства и субститутом её верховного правителя (царя-императора-генсека-президента)».

«Случаи английского мракобесия» к русской истории отношения не имеют. Они объясняют быт и нравы Англии и Европы конца XVI века, связывают «Ведьм из Варбойс» с текстом-предтечей «Фауста» Гёте, дают генеалогию родов всей стороны обвинения. Одновременно с этим послесловие обозначает контекст дела, рассказывая о быте Варбойс, о соседских отношениях, о социальной подоплёке дела и даже о характере обвинителей и обвиняемых. Кроме того, Хрусталёв, опираясь на источники, делает предположения о том, что же в действительности могло произойти с девочками семейства Трокмортонов. Увлекательность послесловия и самого средневекового документа никоим образом не уводят его от исторической достоверности: практически на каждой странице книги оставлены примечания, подтверждающие упомянутые факты, а в середине «Ведьм» есть фотографии страниц первого издания книги и другие иллюстрации, позволяющие себе представить декорации событий.

В какой-то мере сюжет «Ведьм из Варбойс» заканчивается хэппи-эндом: подобные случаи перешли в разряд казусов, европейская общественность пришла к осуждению суеверий — правда, отнюдь не скоро, только через два века. Но пришла же. А жизнь «ведьм» стала полулегендарной, и иногда её пересказывают как историю о красавицах-ведуньях, которых затравили соседи.

Сейчас ведьмы — символ самоидентификации Варбойс. Колдунья в конусообразной шляпке и на метле стала городским логотипом. Она крутится на шпиле часовой башки в центре посёлка. Она же на значке местной средней школы. Она на кружках, на тетрадках, на брелоках вперемешку с Гарри Поттером. Туристы расхватывают сувениры. Экскурсоводы и краеведы гордо извещают, что это случилось именно здесь.

Но было бы, конечно, совсем здорово, если бы подобные документы убеждали бы уже наших современников из любых стран ценить человеческие жизни и не устраивать абсурдные судебные процессы. Потому что ждать лишние два века, думаю, никому не хочется.

Ведьмы из Варбойс: хроники судебного процесса / перевод с английского, комментарии и послесловие Д. Г. Хрусталёва. — СПб.: Лимбус Пресс, 2020. — 288 с. (12+)