Санкт-ПетербургПеременная облачность+18°C
$ЦБ:74,00ЦБ:89,62OPEC:67,10

Нужно ли пытаться догнать Америку по размеру университетских эндаументов

гарвард
© Гарвардский университет / thriveglobal.com

Российскому правительству не удаётся сделать Год науки и технологий прорывным с точки зрения роста расходов на образование. Вероятно, поэтому усиленно муссируется тема благотворительности, особенно через механизм создания университетами фондов целевого капитала (эндаумент). Последняя подобная инициатива – поручение вице-премьера Дмитрия Чернышенко в адрес Минобрнауки об увязке государственных субсидий на строительство университетских кампусов с вложениями бизнеса в целевой капитал вузов.

Пожалуй, не найти лучшей иллюстрации работы эндаумента, чем романтическая история еженедельных букетов хризантем, которые доставляли от имени Владимира Маяковского его парижской возлюбленной Татьяне Яковлевой в течение многих лет после смерти поэта в 1930 году. Широкий жест породил домыслы о якобы несметных богатствах Маяковского. Финансовые детали его договорённости с цветочниками естественно не разглашались. Однако нехитрый расчёт позволяет сделать вывод, что при средней ставке доходности инвестиций можно вечно оплачивать довольно приличный букет один раз в неделю, вложив менее 700 тысяч рублей сегодняшними деньгами. Парижские гонорары мастера изящной словесности вполне могли быть сопоставимы с этой суммой.

Суть механизма в том, что сами пожертвования, как правило, не расходуются, а уставная деятельность некоммерческой организации финансируется за счет заработанных процентов на капитал. Самый известный эндаумент – это Нобелевский фонд, ежегодно распределяющий свои доходы на выплату одноимённых премий. Однако родоначальниками такой формы целевого финансирования были именно университеты, и сегодня большинство эндаумент-фондов созданы при них.

схема работы эндаумент-фонда
© Схема работы эндаумент-фонда / reg-nko.ru

В России законодательная база для эндаументов появилась в 2006 году, но широкого развития они так и не получили. Сегодня все российские фонды целевого капитала вместе взятые располагают почти в сотню раз меньшими средствами, чем один только эндаумент Гарвардского университета (32,6 миллиардов рублей против 41,9 миллиарда долларов).

Причина успешности Гарвардского фонда отыщется в известном анекдоте про идеальный английский газон. Единственный секрет его высокого качества состоит в непрерывном трёхсотлетнем подстригании и поливке. К сожалению, российская история не располагает к таким протяжённым горизонтам планирования. У нас принято не ждать, а догонять. Причём как можно быстрее, и, невзирая на издержки.

Как раз в таком духе составлена презентация Российского научно-исследовательского института экономики, политики и права в научно-технической сфере (РИЭПП), выложенная на сайте института 30 декабря прошлого года. Институт подведомственен Минобрнауки РФ, и хочется надеяться, что документ не станет руководством к действию в реформировании системы финансирования вузов.

Его авторы воспринимают безусловную полезность механизма эндаумент-фондов как аксиому, и предлагают кратчайшие пути к достижению мирового уровня на этом поприще. Поставив во главу угла не качество образования и науки, а всего лишь способ финансирования, эксперты РИЭПП рассуждают об устранении преград на пути его распространения.

Главным законодательным препятствием названа невозможность вкладывать в эндаументы бюджетные средства. РИЭПП предлагает принять поправки в Закон «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций», чтобы такое право у государства появилась. Напомним, что бюджетные деньги в этом случае не будут сразу и непосредственно расходоваться на нужды вуза. Их передадут в управляющую компанию для размещения, например, на банковских депозитах и в ценных бумагах. Величина дохода с них, который будет перечисляться вузам, естественно зависит от профессионализма финансистов и состояния рынка.

скрин РИЭПП
© Из презентации РИЭПП

По российскому закону эндаумент создаётся на срок не менее 10 лет. Вот и получится, что при ставке доходности 10% (такую ставку далеко не всякая управляющая компания сможет обеспечить) только к концу этого срока отчисления с пожертвованных государственных денег сравняются с первоначальной суммой ассигнований. Конечно, есть большое преимущество в том, что первоначальные средства никуда не денутся и продолжат генерировать доход. Но не нужно забывать и об инфляции. В нынешних условиях она может съесть большую часть доходного пирога.

Наряду с прямыми бюджетными вложениями в эндаументы предлагается наделить таким правом и Российский научный фонд (РНФ). На фоне грядущего прекращения деятельности Российского фонда фундаментальных исследований, который предоставлял гранты небольшим научным коллективам, такая информация настораживает. Ведь вместо грантов учёным деньги попадут, в том числе на фондовый рынок с трудно прогнозируемой доходностью.

А вот как оценивает РИЭПП конкурентную позицию отечественного рынка целевого капитала на мировой арене: «В сравнении с западными, особенно американскими университетскими эндауменами, эндаументы российских вузов и научных организаций обладают чрезвычайно малыми объемами средств. Без экстраординарных мер, в обозримом будущем они не смогут достигнуть размеров, позволяющих существенно повысить конкурентоспособность российской науки и высшего образования».

В качестве экстраординарных мер предлагается «единовременное вливание крупных денежных (в том числе бюджетных) средств нецелевого характера в «наиболее успешные вузовские эндаументы». Как мировой прецедент такого рода упоминается пожертвование королём Саудовской Аравии Абдаллой в 2009 году 10 миллиардов долларов в эндаумент Научно-технологического университета его имени.

Лучшего сравнения для передачи денег российских налогоплательщиков управляющим компаниям, чем личный подарок из казны саудовского монарха, видимо не нашлось. И почему именно успешность уже существующего эндаумента, а не реальная потребность в финансировании научных разработок и модернизации учебного процесса, рассматривается как главный критерий для распределения бюджетных денег?

Наиболее продвинутыми эндаументами сегодня являются фонды Сколковского института науки и технологий (₽4,8 млрд на конец 2019 года) и Европейского университета в Санкт-Петербурге (₽1,8 млрд). Еще 7 университетов имеют эндаументы в размере более 500 миллионов рублей. Остальные – совсем мелкие, причём по данным Национальной ассоциации эндаументов из 221 зарегистрированного на начало 2020 года фонда какие-либо признаки жизни подавали только 97.

темп роста
© pixabay.com

Лидеры по привлечению благотворительных взносов, безусловно, заслуживают уважения. Но разве эти вузы закрывают весь перечень направлений обучения и научной деятельности, который сегодня нуждается в дополнительном финансировании?

Вернёмся к вопросу о доходе. Помимо инфляции, слабого управления и финансовых кризисов реальная сумма дохода владельца эндаумента снижается на сумму вознаграждения управляющей компании. Поправки в Закон «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций» от июля прошлого года значительно улучшили финансовые условия для операторов фондов. Если раньше они могли претендовать максимум на 10% от годовых доходов, то сейчас даже при полном отсутствии таковых коммерческий оператор может рассчитывать на вознаграждение в размере до 1% чистых активов, то есть самого «тела» эндаумента.

Если предположить, что российское правительство возьмёт на вооружение идеи РИЭПП, то при нынешней финансовой нестабильности не исключается вариант, когда банки (основные управляющие компании эндаумент-фондов в России являются дочерними компаниями крупнейших банков) в какой-то момент просто разведут руками и спишут потери на мировой форс-мажор. Университеты могут и не увидеть реальных доходов от своих вложений, и необходимая экономике ликвидность будет заморожена на финансовых рынках как, например, накопительная часть пенсий.

Кстати, Гарвардский университет управляет своим эндаумент-фондом самостоятельно (через дочернюю компанию Harvard Management Company). По итогам 2020 года они заработали для университета очередной миллиард долларов при доходности вложений 7,3% годовых. Сегодня отчисления с доходов на целевой капитал составляют там более трети университетского текущего бюджета. Но такому положению дел они шли с 1638 года, когда христианский проповедник Джон Гарвард завещал университету половину своего денежного состояния и личную научную библиотеку.