Санкт-ПетербургСолнечно+21°C
$ЦБ:71,68ЦБ:87,33OPEC:70,90

Владимир Литвиненко: сокращение инвестиций в нефть и газ приведёт лишь к дальнейшему росту их стоимости

нефть
© petrochina.com

Мировая общественность и СМИ продолжают обсуждать скандальное заявление экспертов Международного энергетического агентства (МЭА), которые предложили прекратить финансирование новых проектов, связанных с разведкой и разработкой залежей углеводородов. Большинство аналитиков считают, что это приведёт не к ускорению энгергоперехода и снижению антропогенного воздействия на природу, а лишь к дефициту ресурсов, увеличению их стоимости и, как следствие, падению качества жизни в развивающихся странах. Итогом такого положения дел станет повышение роли «грязных», но зато более дешёвых технологий для производства электроэнергии.

Итак, что же произошло? В мае Международное энергетическое агентство (МЭА) опубликовало очередной доклад, в котором содержатся весьма неоднозначные и спорные суждения. В этом документе, в частности, говорится, что нефтегазовая отрасль больше не нуждается в инвестициях, если мир достигнет к 2050 году углеродной нейтральности. В том смысле, что для покрытия падающего спроса будет достаточно и действующих месторождений.

Вывод из этого следует просто парадоксальный: человечеству для реализации оптимистичного сценария следует, дружно взявшись за руки, начать вкладывать средства исключительно в возобновляемые источники энергии. В этом случае за 30 лет мы полностью перестроим глобальный ТЭК, планета очистится от тяжёлого наследия эпохи ископаемого топлива, а Грета Тунберг с гордо поднятой головой заявит, что у её детей и внуков, в отличие от неё самой, будущее уже никто не украдёт.

солнечная батарея
© www.total.com

Очень хотелось бы поверить в эту красивую сказку, если бы не одно «но». Весной нынешнего года Международное агентство по возобновляемым источникам энергии (IRENA) подсчитало её цену. Так вот, по самым скромным подсчётам она составляет 131 трлн долларов, хотя раньше считалось, что для реализации идеи энергоперехода будет достаточно на треть меньшей суммы.

Как думаете, осилит мировая экономика, ослабленная влиянием пандемии, проект стоимостью около 4,5 триллионов долларов в год? Впрочем, это не окончательная сумма, ведь маховик глобальной инфляции раскручивается всё сильнее, а медь, поликремний и другое сырьё, необходимое для строительства ветрогенератров и солнечных панелей, стремительно дорожают.

Теперь представьте ситуацию: 2050 год, энергопереход не состоялся. Нефти и газа к тому времени у нас почти уже нет, поскольку старые месторождения исчерпаны или находятся на завершающей стадии эксплуатации, а разведкой и разработкой новых никто не занимается. Это значит, что благодаря мудрому совету экспертов МЭА, нам придётся с той или иной регулярностью коротать вечера в компании тускло мерцающих свечей, тающего холодильника и остывающей батареи.

батарея
© pixabay.com

Рекомендации структуры, которая вроде бы должна заботиться о повышении уровня энергобезопасности, а не наоборот, само собой, вызвали целый шквал комментариев. Так, генеральный директор Total Energies Патрик Пуянне заявил, что «хроническое недофинансирование отрасли в период зрелости действующих месторождений приведет к сокращению поставок и резкому скачку цен на нефть в будущем».

«Мир рискует столкнуться с острым дефицитом энергоресурсов», - предупредил глава «Роснефти» Игорь Сечин. Он назвал парадоксом тот факт, что «мир потребляет нефть, но не готов инвестировать в неё», а также призвал мировое сообщество учитывать экономическую эффективность зелёной энергетики и «избегать концентрации внимания лишь на альтернативной генерации».

По мнению вице-премьера Александра Новака, если мир последует спорной дорожной карте Международного энергетического агентства и немедленно прекратит инвестировать средства в углеводороды, их котировки возрастут в несколько раз.

Новак и Литвиненко
© Форпост Северо-Запад / Мария Сулимова

«Цена на нефть составит, сколько, 200 долларов? Цены на газ взлетят до небес», - считает Новак.

С ним полностью согласен министр энергетики Катара Саад Шерид Аль-Кааби:

«Спекуляции вокруг перехода на чистую энергетику очень опасны. Когда вы лишаете бизнес инвестиций, то обрекаете себя на рост цен. В том случае, если речь идёт о крайне востребованных товарах, таких как нефть или газ, этот скачок может оказаться очень большим».

Министр энергетики Саудовской Аравии принц Абдулазиз бен Салман назвал доклад МЭА «продолжение фильма «Ла-ла-Ленд», то есть пустой болтовнёй.

«Почему я должен воспринимать это всерьез?», - задался он риторическим вопросом в ответ на предложение журналистов прокомментировать ситуацию.

«Форпост» решил обратиться за разъяснениями к ведущему эксперту в области ТЭК, ректору Санкт-Петербургского горного университета Владимиру Литвиненко. Чем вызвано столь странное заявление МЭА? Когда человечество сможет отказаться от углеводородов? И правы ли экоактивисты, которые называют их «пещерным топливом», мешающим развиваться чистой энергетике?

Литвиненко
© Форпост Северо-Запад

Владимир Литвиненко: Снижение техногенного воздействия на природу – это не дань моде, а один из наиболее серьёзных вызовов современности. Человечество, вне всяких сомнений, должно найти способ минимизировать загрязнение экосистем, в том числе, при добыче энергоресурсов и производстве электроэнергии. Другое дело, каким образом?

Я не хочу комментировать доклад МЭА, потому что он попросту неадекватен. Мне трудно представить, чтобы в такой серьёзной организации работали некомпетентные люди. Поэтому единственной причиной появления такого «исследования» может быть лишь их ангажированность, попытка пролоббировать интересы определённых бизнес-структур.

По сути, мы стали свидетелями очередного примера нерыночной конкуренции, а вовсе не борьбы за экологию. Тем более что предприятия, где производят литиевые аккумуляторы для электромобилей и другую продукцию, которая ассоциируется с «зелёными» технологиями, тоже загрязняют окружающую среду. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть в интернете видео взрыва, который произошёл 9 июня на заводе, где изготавливают поликремний (из него производят фотоэлементы для солнечных батарей – ред.). А ведь это далеко не единичный случай.

Тем не менее, тенденция налицо. Запад ратует за то, чтобы забрать инвестиции у нефтегазовой отрасли и направить их на развитие возобновляемых источников энергии. То есть предлагает нам пойти революционным путём и за тридцать лет кардинальным образом трансформировать глобальную энергетику.

Так, аналитики компании Rystad Energy заявляют, что пик спроса на нефть может быть пройден уже в этом десятилетии. Для того чтобы это произошло, а рынок сохранил сбалансированность, по их мнению, будет достаточно добывать на новых месторождениях 10 миллионов баррелей в день. Это потребует финансирования менее 300 миллиардов долларов в год.

- А каковы сейчас общемировые вложения в добычу нефти и будет ли, на Ваш взгляд, достаточно тех средств, о которых говорят аналитики Rystad?

нефть
© pixabay.com

- Инвестиции в отрасль и так очень серьёзно упали. Если в 2014 году они составляли 900 миллиардов долларов, то в 2016-м сократились до 500, а в 2020-м - до $400 млрд. Но разве это привело к снижению спроса на нефть или на природный газ? Нет, он продолжил увеличиваться, а пандемия лишь временно его затормозила. Потому что развивающиеся страны вынуждены думать не только об экологии, но также о поступательном развитии своих экономик, о борьбе с бедностью, о том, что около миллиарда человек во всём мире, прежде всего, в Азии и Африке вообще не имеют доступа к электричеству.

Запад сегодня пытается исказить объективную картину мира, представить ситуацию таким образом, будто государства, обладающие богатой ресурсной базой, в том числе и Россия, провоцируют рост потребления углеводородов. Но разве такое возможно? Всем нам с младых ногтей известно, что именно спрос рождает предложение, а не наоборот. Поэтому сокращение инвестиций в нефть и газ приведёт лишь к дальнейшему росту их стоимости, а никак не к снижению востребованности.

Посмотрите, сколько стоит сегодня на бирже в Роттердаме тот же уголь – свыше 100 долларов за тонну, это десятилетний максимум. Природный газ на самой популярной в ЕС площадке – нидерландской TTF торгуется по 350 долларов за тысячу кубометров. И это летом! А что будет зимой? Столь высокие котировки – прямое следствие дефицита ресурсов из-за недофинансирования добывающей отрасли и попыток воспрепятствовать строительству «Северного потока-2». При такой конъюнктуре заявления политиков и «экспертов» о том, что углеводороды - это вчерашний день, что в них не нужно вкладывать средства, что ещё немного и их место займут возобновляемые источники энергии, являются верхом абсурда.

СПГ
© qatargas.com

Да, конечно, в том случае, если мир пойдёт революционным путём, и на рынке будет искусственно создан дефицит того же природного газа, то развивающимся странам придётся перейти на другие источники энергии. Но, скорее всего, выбор будет сделан не в пользу экологически чистых технологий, а, напротив, в пользу более дешёвых и, соответственно, более вредных для природы.

- Но ведь некоторым западным странам действительно удалось добиться определённых успехов на пути повышения доли солнца и ветра в своих энергетических балансах?

- Да, за последнее десятилетие в той же Германии и, особенно, в Дании доля электроэнергии, которая вырабатывается за счёт возобновляемых источников, существенно возросла. Возможно, этим и некоторым другим постиндустриальным державам действительно удастся за счёт колоссальных инвестиций совершить к середине века энергопереход. Правда, сделать это будет непросто, поскольку современные доступные технологии не позволяют аккумулировать в промышленных масштабах электроэнергию, произведённую ветрогенераторами и солнечными панелями. То есть не способны гарантировать стабильность работы электросети при пиковых нагрузках, а уж, тем более, в том случае, если на улице – штиль и облачность. Сколько выработали, столько и подали в сеть, никакого резерва нет. Это не единственный их недостаток, но, пожалуй, наиболее серьёзный. Причём, что самое печальное, научных прорывов на этом направлении не предвидится.

Кроме того, не будем забывать, что доллар и евро – это валюты, которые используются в международных расчётах. То есть ЕС или США могут позволить себе включить печатный станок или взять в долг и вложить эти средства в развитие ВИЭ. Если так поступит развивающееся государство, то это приведёт к обесцениванию местной денежной единицы и значительному падению уровня жизни населения.

Индия
© Социальная сеть Instagram | @bharata_life

ЕС и Соединённые Штаты живут по другим правилам. Они перекладывают инфляцию на те страны, которые используют их валюту во внешней торговле, то есть «размазывают» её по всему миру. Но, тем не менее, продолжают призывать нас идти их путём и гневно осуждают за то, что далеко не все этого хотят. С чем это можно сравнить? Например, с ситуацией, когда опытный альпинист, оснащённый специальным снаряжением, приглашает новичка в кедах, шортах и футболке подняться за ним на гору по отвесной скале.

- То есть энергопереход в глобальном масштабе невозможен?

- На мой взгляд, и это мнение поддерживают многие уважаемые эксперты из России и других стран, человечеству не следует устраивать революцию в энергетике. С большой долей вероятности это приведёт к тому, что нам придётся жить в условиях регулярных блэкаутов и параллельно оплачивать астрономические счета за электричество. Оказаться в подобной ситуации, даже преследуя столь благую цель, как сокращение техногенного воздействия на природу, очень бы не хотелось.

В то же время решать задачу, безусловно, надо. Но идти всё-таки следует эволюционным путём. Да, необходимо строить ветропарки и солнечные электростанции, и мы их строим. Так, в Бурятии в нынешнем году запустили очередную, уже шестую по счёту СЭС. Всё логично, ведь это один из самых солнечных регионов в России. В Ростовской области недавно построили самую мощную в стране ветроэлектростанцию.

ветрогенератор
© pixabay.com

И всё же развитие возобновляемой энергетики – далеко не единственная и, пожалуй, не самая главная задача. Не менее важно увеличивать объём переработки отходов; продолжать работу над повышением качества топлива; внедрять доступные технологии, позволяющие минимизировать воздействие на окружающую среду традиционных объектов энергетики; создавать более эффективные способы улавливания загрязняющих веществ, в том числе СО2.

Если этим не заниматься в расчёте на скорый энергопереход, обещанный Западом, то через 30 лет мы, по-прежнему, будем жить в мире, где потребление нефти и газа останется очень высоким, а их добыча, переработка и использование из-за отсутствия должного финансирования всё ещё будет наносить природе значительный вред.

Подписывайтесь на наши каналы:Google NewsGoogle НовостиYandex NewsЯндекс НовостиYandex ZenЯндекс Дзен