Санкт-ПетербургПасмурно+9°C
$ЦБ:72,72ЦБ:85,20OPEC:75,44

Отмена антииранских санкций США: что дальше? Мнение нефтяника из Шираза

иран
© Из личного архива

Главной интригой этого года в нефтегазовом мире стала перспектива возвращения иранской нефти на мировой рынок. Вчера глава президентской администрации Ирана Махмуд Ваези заявил, что Вашингтон согласился отменить санкции по всем экономическим вопросам. Руководитель Ирано-российского центра академического сотрудничества одного из крупнейших вузов государства прокомментировал, к чему привели ограничения США и какими будут первые шаги после их снятия.

С чего все началось

Санкциям против Тегерана уже более 50 лет. Впервые бойкот был объявлен в ответ на национализацию «Англо-иранской нефтяной компании». Хотя этот шаг, прежде всего, касался англичан, американцы поддержали союзника. Не без умысла, разумеется. По данным ОПЕК, страна занимает третье место в мире по запасам нефти и второе по запасам природного газа.

В 1970-е годы в Республике вспыхнула Исламская революция, разгорелся конфликт с соседним Ираком и произошел захват посольства США в Тегеране. Противостояние двух государств больше не прекращалось. Причем главной целью драконовских ограничений, введенных в отношении Ирана, всегда была нефть, а точнее минимизация ее экспорта.

Американские президенты то смягчали санкции, то ужесточали, то придумывали новые, воздействуя на возможности средневосточной страны вести бизнес с Западом. Так, администрация Джимми Картера прекратила закупку иранской нефти и заморозила иранские вклады в американских банках, Билл Клинтон запретил фирмам разработку иранских нефтяных и газовых месторождений и приобретение нефти для продажи третьим странам.

иран
© Основные объекты нефтегазового сектора Ирана

В 2015 году произошло перемирие на фоне заключения соглашения о «Совместном всеобъемлющем плане действий» (СВПД) по иранской ядерной программе, после того, как Тегеран подтвердил выполнение своих обязательств по данному проекту. Барак Обама подписал указ о смягчении введенных мер. Впервые за долгое время Иран укрепил торговые связи со странами ЕС. Приток иностранных инвестиций в страну за 2017 год составил 4,4 млрд евро. Однако в 2018 году Америка вышла из договора и восстановила ограничения.

На этой неделе министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане заявил, что с этого момента они потеряли около 100 млрд долларов доходов из-за санкций США, которые препятствовали продажам углеводородов. Зависимость от доходов от нефти снизилась до 10% в годовом бюджете, принятом правительством на календарный год до марта 2021 года, по сравнению с 42% в 2012-2013 годах.

«Это стало серьезным ударом для нашей экономики. С другой стороны, санкции привели к интенсификации развития большинства отраслей промышленности. В 1980-х и 1990-х годах мы оказались в изоляции, и каждый новый виток санкций учил нас адаптироваться к новым реалиям. Мы прибегли к политике активного импортозамещения. Речь о машиностроении, автомобилестроении, фармацевтики и продуктов питания. Была расширена работа в области добычи полезных ископаемых: началась разработка месторождений меди, олова и угля. Изменения коснулись и переработки: раньше мы покупали бензин, а теперь находимся на полном самообслуживании и даже продаем его», - рассказывает руководитель Иранско-российского центра академического сотрудничества в Ширазском университете Хамед Джафарпур.

иран
© Ширазский университет

В ожидании старта

Надо заметить, что поставки нефти из Ирана никогда не прекращались.

«Конечно, санкции влияют на уровень добываемой нефти: только за последние 5 года он снизился с 5-6 до 2 млн баррелей в день. Нет необходимости получать больше, ведь мы не сможем ее реализовать в полном объеме. К сожалению, ситуация неминуемо сказывается на уровне наших технологических разработок. Правда, во второй половине 2020 года страна нашла новые способы обойти санкции США на продажу своей нефти, и поставки увеличились. Например, мы экспортируем сырую нефть в Китай, Южную Корею и Сирию, а бензин - в Венесуэлу, Ирак, Сирию, газ – в Турцию и Армению», - сообщает Хамед Джафарпур.

С апреля в Вене продолжаются переговоры, нацеленные на возврат США в СВПД и снятие санкций с Ирана, в то время как Республика возобновит соблюдение всех своих обязательств в рамках ядерной сделки. Самый главный вопрос, который задают себе политики, промышленники и ученые: когда это произойдет, и какими будут предельные объемы?

Буквально на днях вице-президента РФ Александра Новака сказал, «возврат иранской нефти на мировой рынок, безусловно, необходимо учитывать. Потому что это влияет на баланс спроса и предложения». Более того, в июне Новак в кулуарах ПМЭФ заявил, что некоторый объем иранской нефти может вернуться на рынок уже этим летом в случае рестарта подписанного шесть лет соглашения.

иран
© Факел на месторождении нефти в провинции Хузестан

Вчера Тегеран сообщил, что переговоры продвинулись далеко вперед.

«Достигнуто соглашение в отношении банков, страхования, нефти и морских перевозок, которые были введены (ред. - бывшим президентом США Дональдом) Трампом. На основе соглашения будет снято около 1040 санкций», - цитируют государственные СМИ главу администрации президента Ирана Махмуда Ваэзи.

По мнению Хамеда Джафарпура, пока это только договоренность, но не подписание соглашения. Поэтому гарантий никаких нет. К тому же в августе будет приведен к присяге новый президент Республики Ибрахим Раиси, и сложно прогнозировать, как это повлияет на процесс возвращения к сделке.

Так или иначе, по словам главы NIOC Фароха Алихани, страна готова восстановить большую часть нефтедобычи в течение месяца в случае снятия санкций. А министр нефти Бижан Зангане заявил, что в самое ближайшее время они смогут довести показатели до 6,5 миллиона баррелей в день.

Такие планы требуют не только реанимации всей технической цепочки отрасли, но обучения новых кадров.

«Профессия горного инженера всегда была очень престижной и высокооплачиваемой в Иране. Однако в последние десять лет на фоне снижения общего уровня доходов от продажи нефти, молодежь перестала считать добычу полезных ископаемых привлекательной сферой для построения карьеры. Они стали чащи поступать в юридические, экономические вузы, изучать IT-технологии. Но ситуация может стремительно поменяться», - считает Хамед Джафарпур.

Зачем иранцам учиться в России

Эксперт родился в городе Шираз. Отец был специалистом по разработке нефтяных месторождений, много и интересно рассказывал своему сыну о том, где и как залегают нефть и газ, как их добывают и перерабатывают.

«Я окончил бакалавриат и магистратуру на факультете нефтяной инженерии в Университете Омидие. На последнем курсе профессор вуза, очень известный ученый в Иране, предложил рассмотреть вариант продолжения обучения в России. Он сотрудничал с российскими учеными, приезжал несколько раз на стажировки и был убежден, что именно здесь сосредоточены самые передовые технологии, которые позволяют России ежедневно добывать порядка 10,5 млн баррелей нефти. Проведя подробный мониторинг российских сырьевых вузов, я выбрал Горный университет в Санкт-Петербурге и поступил в аспирантуру», - вспоминает Хамед Джафарпур.

В общей сложности Хамед провел в России 6 лет. По его словам, важнейшим отличием российской системы образования от иранской является безотлагательное закрепление материала на практике.

иран
© Из личного архива

«То есть в Горном университете после лекции студенты сразу же идут в лаборатории, где воспроизводят только что изученные процессы своими руками, а в коне каждого года они отправляются на предприятия и месторождения, где стажируются как минимум один месяц. У нас практических занятий гораздо меньше, и основной акцент на теории – математике, физике, химии, геологии. Лишь в аспирантуре лабораторные исследования становятся обязательным элементом обучения. Российский подход к обучению видится мне гораздо более эффективным – изучать и повторять самому. Это позволяет студентам почувствовать, что означает быть нефтяником, и при желании скорректировать направление своего обучения», - подчеркивает Хамед Джафарпур.

Текущие исследования в Иране

Когда в 2019 году молодой специалист вернулся на родину, то решил посвятить карьеру передачи полученных знаний и опыта иранским студентам.

«Большое количество исследований в нефтегазовом деле сегодня посвящено повышения нефтеотдачи. Многие месторождения нефти и газа в Республике разрабатываются более 40 лет, постепенно истощаются и требуют реабилитации. В этом контексте особо актуальной является тема моей диссертации - технологии добычи нефти с применением кислотной обработки карбонатных коллекторов. Со временем эффективность любого месторождения начинает снижаться, и именно способы предотвращения и удаления минеральных отложений в скважинном оборудовании позволяют продлить срок их эксплуатации и интенсифицировать приток нефти. В Иране я мог изучать только теоретические основы добычи с использованием кислотного состава, и в Горном университете благодаря оборудованию, необходимым реактивам и опыту научных сотрудников я стал проводить изыскания, получать значимые результаты, писать и публиковать в международных журналах научные статьи. Кроме того, я участвовал и занимал призовые места в конференциях в России и Париже».

Сегодня ученый работает на кафедре нефтяной инженерии в Ширазском университете, где помимо обучения студентов и продолжения собственных исследований в 2021 году возглавил Ирано-российский центр академического сотрудничества. Своей целью он ставит активизацию научного и образовательного сотрудничества между вузами двух стран.

«Несмотря на то, что между государствами налажены хорошие отношения и реализуются крупные совместные проекты, прежде всего в сфере энергетики, в областях транспорта, промышленной кооперации, мы крайне мало знаем друг о друге. Единственные новости, которые можно прочитать о России, выходят на англоязычных информационных площадках. А там много политики и пропаганды. Вы удивитесь, но зачастую иранцы боятся ехать к вам. Поэтому мне приходится объяснять абитуриентам и студентам, что им могут дать российские вузы, и что представляет собой жизнь в России. Сегодня в условиях активного развития торгово-экономического и политического сотрудничества наших стран знание русского языка является моим огромным преимуществом. Попасть на работу в Ширазский университет очень сложно, но когда ректор узнал, что я окончил петербургский вуз и знаю русский язык, меня стали практически уговаривать устроиться к ним», - отмечает Хамед Джафарпур.

иран
© Ширазский университет

Наибольший интерес у одного из ведущих вузов Персидского залива вызывает Санкт-Петербургский горный университет. Иранские студенты неоднократно участвовали и завоевывали призовые места на конференциях, организуемых им, преподаватели из старейшего технического высшего учебного заведения России готовили совместные научные статьи. К настоящему моменту проект соглашения между вузами находится на стадии обсуждения. Он включает в себя обучение студентов в России, двухсторонние стажировки преподавателей, ведение совместных исследовательских проектов и онлайн-курсы по русскому языку для абитуриентов. Можно ожидать, что со следующего учебного года соглашение вступит в силу, и начнется его реализация.

Подписывайтесь на наши каналы:Google NewsGoogle НовостиYandex NewsЯндекс НовостиYandex ZenЯндекс Дзен