Санкт-ПетербургПеременная облачность-12°C
$ЦБ:73,74ЦБ:83,24OPEC:70,03

Что, если не газ? Стало известно, какой источник энергии заменит подорожавший метан

газ
© vng.de

Стоимость природного газа, совсем недавно державшаяся на рекордных уровнях, немного снизилась и стабилизировалась в Европе и Азии в районе отметки 1100-1200 долларов за тысячу кубометров. Впрочем, несмотря на некоторое падение цен, даже такие котировки для многих потребителей попросту не по карману. «Форпост» решил выяснить, каким образом выходит из ситуации самая густонаселенная, но далеко не самая богатая страна в мире.

В среду, 6 октября индекс цен агентства S&P Global Platts для Японии и Южной Кореи, который обычно используется в качестве спотового ориентира в этой части света, пробил психологически важный ординар – 2 тысячи долларов за тысячу кубометров. Для сравнения: это примерно 320 долларов за баррель нефтяного эквивалента. По таким расценкам метан попросту никто не покупал, поэтому тенденция не получила дальнейшего развития, и через неделю ситуация на рынке была уже гораздо более оптимистичной.

Тем не менее, зимний сезон в северном полушарии только-только начинается, а значит, утверждать, что эта планка останется историческим максимумом на долгие годы вперёд, было бы слишком самонадеянно. Тем более, температура в Сеуле, Пекине и Шанхае, по прогнозам Refinitiv Eikon, в течение следующих 45 дней опустится ниже среднестатистической в это время года, что автоматически повысит спрос на энергоресурсы.

Главный вопрос, стоящий сегодня на повестке дня: каким образом азиатские государства, где живёт более половины всего населения планеты, собираются обеспечивать теплом своих граждан или подданных? Ответ на него, само собой, ищут и в Бангладеш, который уже давно перегнал Россию по численности населения, и в связи с крохотной по нашим меркам территорией, стал самой густонаселённой страной на Земле.

Катар
© qatargas.com

Совсем недавно Республика закупила две партии СПГ по рекордным ценам – 1200 и 1300 долларов за тысячу кубов, после чего её Правительством было принято решение продлить договора аренды с операторами пяти электростанций, работающими на мазуте. Предполагалось, что эти ТЭС перестанут функционировать уже в следующем году, а выпадающие мощности заменит именно газовая генерация. Однако планы пришлось пересмотреть.

«Грядет энергетический кризис. Мы должны быть к нему готовы. Цены на СПГ бьют рекорды. Мы просто не знаем, как далеко это зайдёт. Вот почему мы держим все варианты открытыми. Думать об экологии в такой ситуации – уже не самая приоритетная задача», - приводит журнал Asian Oil and Gas откровения одного из чиновников на условиях анонимности.

Итак, предположение климатических активистов о том, что в случае снижения инвестиций в природный газ, которое приведёт к его дефициту на рынке и росту цен, национальные правительства начнут более активно строить ветрогенераторы и солнечные панели, не оправдалось. Напротив, большинство государств, экономики которых ещё не оправились от пандемии коронавируса, начинают использовать вместо подорожавшего метана самые дешёвые и вредоносные для окружающей среды источники энергии – дизель, мазут и уголь. Их генерация растёт даже в ЕС, так что именно они и придут на смену СН4, если его стоимость не опустится до разумных значений.

Как же тогда понимать заявления таких политиков, как глава партии «Зеленых» ФРГ Анналена Бербок, которая в конце сентября, то есть в самый разгар энергетического кризиса в очередной раз заявила, что выступает против Nord Stream 2»? И сообщила в интервью порталу Pioneer, что если войдет по итогам выборов в новое германское правительство, то будет добиваться, чтобы «трансбалтийский газопровод не получил необходимые разрешения для эксплуатации». За что же она в таком случае ратует? За увеличение угольной генерации?

Сергей Сердюков
© Форпост Северо-Запад

«Совсем недавно казалось, что вопросов о целесообразности использования природного газа, попросту не может возникнуть, - говорит эксперт Совета Федерации РФ, экс-технический директор «Северного потока» Сергей Сердюков. - Что это подарок человечеству от Бога, создавшего идеальный источник энергии. И нам остаётся лишь работать над повышением эффективности его добычи и использования. Сейчас же метан действительно стал похож на отрицательного персонажа какого-нибудь блокабастера. Но поверьте: это никак не связано с экономикой, наукой, физикой или химией. Это связано исключительно с борьбой за контроль над ресурсами».

Действительно Евросоюз, который вынужден покупать за рубежом газ, нефть и даже уголь, в последние годы пытается избавиться от импортозависимости в этой сфере. Определённые успехи есть. Щедрые государственные дотации на развитие возобновляемой энергетики, позволили некоторым постиндустриальным странам существенно нарастить долю ветрогенераторов и солнечных панелей в своём энергетическом балансе. Другое дело, что их потенциал уже практически исчерпан, ведь на нынешнем этапе научно-технологического развития, гарантировать стабильность поставок электроэнергии в одиночку ВИЭ не могут. То есть без ископаемого топлива, резервы которого можно в любой момент использовать для увеличения генерации, никак не обойтись. Абсолютно ясно: для природы будет лучше, если этим топливом окажется метан, поскольку выбросы загрязняющих веществ при его сжигании на ТЭС меньше, чем при сжигании угля или нефтепродуктов.

Но возможно ли теперь сбить цены на газ? «Форпост» задал этот вопрос, от ответа на который во многом зависит и экологическое, и экономическое будущее человечества, ведущему отечественному эксперту в сфере ТЭК, ректору Санкт-Петербургского горного университета Владимиру Литвиненко:

Литвиненко
© Форпост Северо-Запад

Владимир Литвиненко: Многие климатические активисты и политики, занимающиеся популизмом, будто забыли о том, что термин «устойчивое развитие» подразумевает не только минимизацию антропогенного воздействия на экосистемы. В числе 17 целей ООН также ликвидация нищеты и голода, повышение качества образования, всеобщий доступ к недорогим и надёжным источникам энергии, содействие экономическому росту и так далее. К сожалению, те методы, которые выбрал Запад, занимаясь, казалось бы, благим делом – борьбой с изменением климата, не позволят нам достигнуть этих целей в глобальном масштабе. Потому что развивающиеся государства, вынужденные импортировать углеводороды, никогда не смогут ликвидировать нищету и побороть бедность при таких ценах на нефть и газ.

Очевидно, что основной причиной их повышения стало снижение инвестиций в углеводороды. А следствием станет существенное падение среднего уровня жизни во многих странах из-за резкого подорожания электроэнергии и, соответственно, всех продуктов конечного потребления. Но, что самое печальное, такие приёмы, как запрет финансирования нефтегазовой отрасли, введение санкций против отдельных стран, компаний или проектов, связанных с развитием традиционной энергетики, не принесёт никакой пользы и окружающей среде. Очевидно, что азиатские, африканские или латиноамериканские державы в нынешней экономической ситуации при всём желании не смогут нарастить темпы строительства ВИЭ. У них попросту нет на это средств.

Дальнейшее развитие зелёных технологий и постепенное замещение углеводородов альтернативными источниками энергии, возможно лишь в случае стабилизации рынков нефти и газа, существенного сокращения их волатильности. Для того, чтобы добиться такой конъюнктуры необходимо прекратить заниматься популизмом, увеличить инвестиции в нефть и газ в глобальном масштабе, начать активнее работать над созданием и внедрением технологий, поглощающих выбросы на электростанциях. В противном случае все разговоры об экологии, так и останутся разговорами. А население планеты, прежде всего, жители развивающихся стран-импортёров энергоносителей, будет стремительно беднеть под давлением всё более высокой стоимости ископаемого топлива.

Подписывайтесь на наши каналы:Google NewsGoogle НовостиYandex NewsЯндекс НовостиYandex ZenЯндекс Дзен