Перейти к основному содержанию

О юношах и девушках с низкой социальной ответственностью или «Мимо тещиного дома я без шуток не хожу»

фото напротив храма
© 1703

Последние несколько месяцев мы стали свидетелями резонансных дел об оскорблении чувств верующих, связанных с фотографированием своих интимных подробностей на фоне православных храмов. В конце октября к 10 месяцам заключения приговорили блогера Руслана Бобиева и Анастасию Чистову за фото с имитацией орального секса рядом с храмом Василия Блаженного. Тогда же была задержана модель Ирина Волкова, сделавшая фото в трусах напротив Исаакиевского собора. 2 ноября московскую блогершу, которая устроила обнаженную фотосессию около Красной площади, арестовали на 14 суток. В этом месяце в Санкт-Петербурге были задержаны подростки за фото своих гениталий возле Спаса на Крови.

«Форпост» попытался выяснить природу горячих фотосессий на фоне символов веры и государства и понять, как реагировать на экстравагантные перформансы. Типична ли история с публичной обнаженкой для России, и как на нее реагировало общество в прошлом?

Испокон веков на святой Руси невероятным образом сплеталось два явления: глубокая религиозность, иногда доходившая до самоистощения молитвами и постами и публичное высмеивание или даже хуление церкви и государства. Последнее, правда, было свойственно не подавляющему населению страны, а только особенному кругу лиц. Прилюдно ругать святыни и материть батюшек позволялось только кликушам, то есть, людям, чья душа попала в плен к нечистым силами, а таккже юродивым и шутам.

Для средневековой Руси эта история была целым социальным явлением. Одержимые, шуты и юродивые присутствовали в нашей истории всегда, но наиболее явно они проявляют себя в источниках XVI-XVII веков.

кликуши
© Заклятье. Наши дни. (2017) Режиссер Ксавье Жанс

Кликуши.

Первые указания на кликушество или икотную болезнь, как следствие порчи, относится к 1606 году. В тот период в Перми были поданы две челобитные жалобы, в которых сообщалось о двух мужчинах, напустивших на местных жителей кликоту. Колдунов пытали и бросили в тюрьму. Все семнадцатое столетие изобилует следственными материалами об одержимых и тех, кто их таковыми делал. В 1681 году ходила народная молва, что царь Федор Алексеевич был испорчен некой бабкой-видуньей.

Согласно источникам, чаще всего бес проникал в женщин, делая их остервенелыми и истеричными. Пик их одержимости наступал в стенах храма во время многолюдного богослужения. Выступая вперед толпы, кликуша начинала громко лаять, орать и поносить на чем стоит свет всех окружающих. Доставалось всем: супругу, детям, родственникам, соседям, а когда в контакт с одержимой вступал священник, то прилетало и ему.

Несчастная, гавкающая женщина, проходилась по всему своему окружению: обвиняла мужа в избиении или изменах, а детей посылала к черту и с ненавистью отрекалась от любви к ним. Многочисленные свидетели, знавшие о подобных «дьявольских кознях», активно молились и крестились за спасение души, оставленной богом.

Кульминация представления наступала с чтением священника специальной молитвы по изгнанию нечистой силы: практика экзорцизма проводилась по требнику Петра Могилы – киевского митрополита XVII века. В процессе одержимая билась в конвульсиях на полу, пускала пену, шипела и несвязно оскорбляла батюшку, символы веры, церковь и государство. Постепенно ее пыл угасал, и исцеленную женщину выносили из храма в полуобморочном состоянии. Когда сорвавшаяся приходила в себя, то ее не предавали анафеме или сдавали властям – беднягу успокаивали и вновь принимали в миру.

Еще в конце XIX века было доказано, что кликушество - это либо серьезный нервный срыв, либо разновидность шизофрении. Всех, кого одержимость дьяволом охватывает сегодня, отправляют на принудительное лечение на «Канатчикову дачу».

шуты
© Валерий Иванович Якоби «Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны»

Шуты и скоморохи.

Одним из первых в России был Осип по прозвищу «Гвоздь», который веселил Ивана IV. Осип носил колпак с ослиными ушами и серебряными бубенцами. На огромном быке в золотых одеждах он возглавлял царские церемониальные выезды. Однажды Гвоздь усомнился в происхождении царя от римских императоров. Историк Николай Карамзин так описывал судьбу шута: «...Царь вылил на него миску горячих щей: бедный смехотворец вопил, хотел бежать: Иоанн ударил его ножом... Обливаясь кровию, Гвоздев упал без памяти».

Служба далеко не всех придворных артистов в России заканчивалась смертью. При Петре I содержался целый двор шутов и скоморохов, многие из которых были приближены и обласканы императором. Ян Лакоста вместе с императором, которого называл «кумом», стриг бороды. За усердную службу Петр даже пожаловал ему остров в Финском заливе, правда, безлюдный.

Скоморохи выступали для городских обывателей и крестьян. Их можно было встретить на ярмарке, дерущимися с дрессированными медведями или во время рождественских колядок. Народные балагуры выступали со злободневным репертуаром: исполняли шуточные песни и глумились над властями.

Сергей Шнуров
© leningrad_shnurov

Успешным примером современного скоморошничества является лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров. Он использует ненормативную лексику в своих песнях и даже иногда выступает голым. Фронтмен группы пошел дальше своих средневековых коллег - он превратил ремесло арлекинов в гламур, за который зрители готовы платить большие деньги. Обнаженка и обсценная лексика Шнура - это всего лишь творческий прием, краски его шоу, а не попытка навязать норму поведения.

юродивый
© Сцена из пьесы А. Н. Островского "Дмитрий самозванец и Василий Шуйский"(1866)

Юродивые.

Они голыми ватагами кочевали из города в город, приставали к людям с просьбой о милостыне, а также публично оскорбляли власть и царя лично.

В 1551 году Стоглав красочно описывает юродствующих ложных пророков: «по селам и волостям ходят лживые пророки, мужики и женки, и девки и старые бабы, наги и босы, и волосы отрастив и распустя, трясутся и убиваются…». Согласитесь, сейчас такое зрелище вызвало бы отвращение, но в XVI веке блаженные были желанными гостями для простых людей и для высших духовных и светских лиц.

Сам Иван Грозный смирялся перед такими святыми пророками. Когда юродивый Миколка Свят обозвал царя кровопийцей и предрёк ему смерть от молнии. Скорый на расправу государь быстро сменил гнев на милость и просил молиться своего обидчика, чтобы Господь избавил его от такой участи.

Век спустя патриарх Никон во время обеда сажал рядом с собой юродивого Киприяна, любившего погулять голышом по Москве. Патриарх собственными руками угощал его и поил из серебряных сосудов, а остатки допивал сам.

Почтительное отношение к средневековым «благим» объясняется тем, что они в общественном религиозном сознании считались подлинными посредниками между богом и народом. К их словам прислушивались даже больше, чем к проповедям официальных церковных клириков. Достаточно вспомнить, в честь кого назван главный собор на Красной площади.

Одно из самых популярных слов сегодня - хайп. Им не брезгуют ни политики, ни бизнесмены, ни поп-звезды. Само собой, его ловля популярна и среди молодых людей. Но иногда, стремление выделиться на фоне толпы у некоторых индивидуумах откровенно зашкаливает. С точки зрения нормального человека, если гражданин или гражданка не могут пройти мимо храма, мечети, тещи, ничего при этом не показав и не засунув, то он просто хайпожор. И каждый решает сам для себя - что делать с ним: сажать, лечить или аплодировать.

Благо, такие богатые традиции...

фото напротив храма
© Неизданное Санкт-Петербург