Может ли Россия выиграть у США соревнование по стабильности цен

знаки валют
© pixabay.com

Датский Saxo Bank имеет славу главного мирового пессимиста в финансовых прогнозах. В этом году он отличился предсказанием роста инфляции в США до наивысшего значения со времён Второй мировой войны – 15% к 2023-му году. Сегодня фактически она уже достигла 6,8%. Россия по итогам ноября показала рост цен на уровне 8,4%, и пока это как обычно выше, чем за океаном.

Впрочем, есть в отечественной финансовой истории короткий момент, когда нам всё же удалось «догнать и перегнать» США по ценовой стабильности. Правда, длился победный период всего один месяц. В феврале 2018 года инфляция в США равнялась 2,2%, то есть была вблизи своего среднего многолетнего значения. Россия же на фоне подорожания нефти, укрепления рубля и депрессивного внутреннего спроса вышла на рекордно низкий уровень - 2,18%. Превзойти Америку на две десятых процента – это, конечно, не триумф века, но всё-таки - важное принципиальное достижение. Тем более что Банк России считает инфляционное регулирование одной из своих важнейших функций.

«Для сохранения стабильности потребуется [России] искусство навигации в условиях возрастающей неопределенности внешней среды и мобилизация дополнительных доходов» - написали эксперты Всемирного банка в своём регулярном отчёте по России в декабре 2018 года.

Интересно, что, несмотря на экстраординарное достижение по обузданию инфляции прогноз международных банкиров по росту экономики РФ на 2019 год был не слишком оптимистичен. Вкратце его можно охарактеризовать так: макроэкономические параметры страны настолько хороши, что она сможет уверенно выдержать любые внешние экономические потрясения, однако, несмотря на это прогнозные темпы экономического роста не превысят 1,8%.

экономический рост
© pixabay.com

Сегодня принципиально иная ситуация. Инфляция не падает, а растёт. Появился совершенно новый фактор коронавируса и связанных с ним ограничений. Однако в последнем прогнозе Всемирного банка по России (от декабря 2021 года) указано точно такое же, как и в 2018-м году прогнозное значение потенциального роста – 1,8% к 2023-му году при 3,1% в целом по мировой экономике. Ничто не смогло сдвинуть стрелку прогнозного компаса с заколдованной мизерно малой величины реального роста.

Кстати, именно в 1,8% оценивается сегодня так называемая реальная нейтральная ставка Центробанка, то есть такое превышение минимального кредитного процента над уровнем инфляции, при котором регулятор не оказывает ровным счётом никакого влияния на ценовые процессы в экономике. Сегодня ключевая ставка Банка России – 8,5%, а инфляция 8,4%. Значит, для достижения нейтральности ставку нужно поднять до 10,2%. На последнем заседании ЦБ как раз не исключил возможность дальнейшего повышения.

В международной практике экономическую живость той или иной страны часто оценивают по Индексу производственной активности (PMI – Purchasing Managers Index, индекс менеджеров по закупкам, англ.). Снабженцев на промышленных предприятиях опрашивают о закупочных планах, состоянии складских запасов и динамике новых заказов от потребителей. Нейтральным считается значение показателя на уровне 50. Снижение показателя говорит об опасности рецессии, рост выше 50-ти – об оживлении производства.

шестерни
© pixabay.com

Кривая PMI в России с 2018-го года по сегодняшний день как нить вьётся вокруг линии абсолютного штиля (50). Нефть дорожает или дешевеет, следом за ней движется курс рубля. Цены растут то медленнее, то быстрее, но вне зависимости от всего этого снабженцы на заводах в среднем показывают удручающую стабильность застоя.

В тех же США ниже 50-ти PMI за последние четверть века не опускался ни разу. Опять-таки, если не считать короткого периода резкого спада с марта по май 2020 года из-за коронавирусных ограничений. В РФ был такой же спад в это время.

«Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее» - писал Льюис Кэролл в своей знаменитой «Алисе в стране чудес».

Слова писателя в приложении к текущей ситуации в российской экономике звучат укоризненно. Год науки и технологий завершился очередным хождением вокруг нуля. Снабженцы не почувствовали ощутимого живительного влияния возросшей исследовательской активности в вузах на загрузку производственных мощностей и динамику закупок. В чём же рецепт успеха?

Вспоминается другое нетленное изречение, из рекламного ролика начала 1990-х: «При всём богатстве выбора другой альтернативы нет».

Прорыв может дать только внедрение в производство передовых исследовательских разработок. Не случайно на совместном заседании Госсовета и Совета при Президенте по науке и образованию 24 декабря Владимир Путин предложил продлить год науки до целого научного десятилетия. Правда, если в течение всех этих лет внимание правительства к внедрению отечественных научных разработок в реальное производство было таким как в 2021-м году, мы рискуем закрепиться в парадигме 1,8% экономического роста навечно.