Перейти к основному содержанию

Почему выбросы парниковых газов продолжают расти, несмотря на экологические инициативы Запада

ТЭС
© pixabay.com

В прошлом апреле в Евросоюзе был принят закон о сокращении эмиссии парниковых газов к 2030 году не менее чем на 55%, по сравнению с показателями тридцатилетней давности. Этот же документ регламентирует, что к 2050 году Старый свет сведёт углеродный след к нулю, прежде всего, за счёт развития возобновляемых источников энергии.

Аналогичные решения приняли и соседние государства. В частности, Великобритания пообещала уже через 13 лет снизить выбросы на 78%. Норвегия тоже в тренде. Там подобные обязательства берут на себя не только властные структуры, но даже частные компании. Например, Equinor планирует за тот же срок увеличить мощности ВИЭ, построенных за счёт её средств, до 12-16 ГВт, то есть примерно в 30 раз. Правда уточняет, что произойдёт это «в случае наличия привлекательных проектных возможностей».

«Мы поменяли правила игры. Теперь есть «до» и «после». Если сравнить динамику сокращения выбросов последнего десятилетия с динамикой, установленной новыми законами, то мы будем двигаться к климатической нейтральности в 2,5 раза быстрее», — отметил депутат Европарламента от Франции Паскаль Канфин, комментируя достигнутые договорённости.

О том, что европейские политики – главные борцы с глобальным потеплением, всем нам известно уже очень давно. Они субсидируют строительство солнечных панелей и ветрогенераторов (в том числе за счёт выпуска долговых обязательств, которые непонятно кто будет оплачивать), выделяют огромные средства на научные исследования в области водородных технологий, заставляют нефтегазовые компании, чьи штаб-квартиры расположены на континенте, сокращать инвестиции в ископаемое топливо.

ветрогенератор
© bp.com

Никакого эффекта, правда, это пока не приносит. По крайней мере, специалисты центра Copernicus Climate Change Service сразу после новогодних праздников заявили, что концентрация углекислого газа в атмосфере в 2021 году вновь значительно увеличилась и стала уже в полтора раза выше, чем в доиндустриальный период. Продолжает расти и эмиссия метана. Эксперты утверждают, что этому способствует увеличение объёмов производства мяса и числа свалок по всему миру. Свою лепту в этот процесс также вносят утечки на газопроводах и месторождениях углеводородов, особенно тех, где газ добывают методом гидроразрыва пласта.

Почему же так происходит? Быть может потому, что реальное положение дел в той же Европе диаметрально расходится с бравурными декларациями чиновников и депутатов? Например, если взглянуть на планы корпораций, добывающих нефть и газ на территории двух самых крупных в Старом свете государств-экспортёров ископаемого топлива, то можно без труда понять: никто из них даже и не думает снижать объёмы производства.

По мнению экспертов Wood Mackenzie, операторы, работающие в британской части Северного моря, получат в 2021 году доход в размере 17 миллиардов долларов, а в 2022-м - 18 миллиардов. Во многом такая радужная для них картина станет возможной, благодаря позиции Лондона, не желающего, кто бы и что ни говорил про необходимость остановить изменение климата, дискриминировать сектор, который несёт «золотые яйца» и обеспечивает энергобезопасность страны. Не секрет, что почти три четверти всей потребляемой в Соединённом Королевстве энергии, генерируется именно благодаря оффшорной добыче.

В Норвегии сейчас эксплуатируется около 90 месторождений нефти и газа, но уже через несколько лет их число может значительно увеличиться. По крайней мере, консалтинговая компания Rystad Energy на днях сообщила, что располагает сведениями, как минимум, о 58 проектах, претендующих на получение лицензий. Представители нового правительства, пришедшие к власти в прошлом году, уже официально заявили, что не собираются запрещать бизнесу разрабатывать новые залежи. А их коллеги из ЕС на фоне энергетического кризиса даже и не подумали выступить с критикой этого столь не соответствующего зелёной повестке заявления. Напротив, комиссар Еврокомиссии по энергетике Кадри Симсон высоко оценила усилия скандинавов, направленные на увеличение добычи газа (по прогнозам в 2022 году она может достигнуть исторического максимума, превысив 125 миллиардов кубометров, которые были зафиксированы в 2017-м).

BP
© bp.com

Норвегия - крупнейший поставщик природного газа в Евросоюз после России. Учитывая рекордные цены, которые фиксировались на европейском рынке в прошлом году, Осло только в октябре заработало на его экспорте свыше 7 млрд евро, что является рекордом за все времена. Учитывая столь оптимистичную конъюнктуру, нетрудно понять, почему министр климата Страны фьордов Эспен Барт Эйде заявил по итогам недавнего саммита в Глазго, что «метан станет частью «зелёного» решения как лучшая альтернатива углю». А потому его добыча должна расти.

Спорить с этим утверждением бессмысленно, оно абсолютно верно. Непонятно другое: почему в ЕС постоянно критикуют тот же «Северный поток-2», в том числе, за якобы наносимый им ущерб экологии, но одновременно приветствуют аналогичные норвежские проекты, ничуть не менее вредные для природы?

Налицо не только двойные стандарты, о которых в последнее время не говорит только ленивый, но и другая, гораздо более опасная для человечества тенденция. В последнее время многие политики и бизнесмены вместо того, чтобы инициировать внедрение в производственный процесс современных доступных технологий, позволяющих минимизировать ущерб природе, считают достаточным лишь заявлять о своей приверженности зелёной повестке. Параллельно сужая её рамки до разговоров о необходимости развивать альтернативную энергетику, которая на самом деле является лишь частью (причём далеко не самой значительной) процесса декарбонизации.

Для имиджа компаний и правительств этого зачастую бывает вполне достаточно, но для того чтобы остановить изменение климата (если оно действительно вызвано антропогенным воздействием), - конечно же, нет. Этой цели можно добиться лишь в том случае, если Запад прекратит прикрывать свои геополитические или бизнес-интересы заботой об окружающей среде. И официально признает, например, что поставки природного газа в ЕС по «Северному потоку-2» будут наносить биосфере примерно в 4 раза меньше вреда, чем нынешний транзит через Украину. В силу более короткого транспортного плеча и наличия современной инфраструктуры.

В противном случае борьба с глобальным потеплением (реальным или иллюзорным) так и останется всего лишь инструментом, который позволяет англосаксам в нужный им момент лишний раз надавить на конкурентов.