Перейти к основному содержанию

Эксперт рассказал о главной «алкогольной» проблеме Северной столицы

алкоголь
© Общественное достояние

В Санкт-Петербурге за прошлый год розничные продажи винодельческой продукции (тихие вина, игристые вина и винные напитки) снизились на 4%, а водки на 6%. Самым заметным стало падение продаж винных напитков, не содержащих этилового спирта: в Петербурге на 38%, в Ленобласти, соответственно, на 42%. В то же время в спросе на аренду коммерческих помещений по данным KNRU лидируют алкомаркеты, число которых растет. И еще одна тенденция – рост отравлений алкоголем. В 2020 году в России из-за этого умерло 10 206 человек - на 3 755 больше, чем годом ранее.

О том, есть ли между всем перечисленным взаимосвязь, как сегодня регулируется рынок алкогольной продукции, и что в нем нужно менять Форпост Северо-Запад поговорил с Генеральным директором некоммерческого партнерства «Клуб профессионалов алкогольного рынка» Максимом Черниговским.

Максим Зиновьевич, почему снизились розничные продажи винодельческой продукции и водки в Питере и Ленобласти?

Что касается винодельческой продукции, здесь дело, думаю, в новом законе о виноградарстве и виноделии, в соответствии с которым производители тихих и игристых вин должны использовать только отечественное сырье, которого сейчас не хватает и будет не хватать еще несколько лет. При этом за последние два года существенно выросли акцизы на винодельческую продукцию. А падение продаж водки произошло, вероятно, из-за общего сокращения турпотока в связи с коронавирусом и ограничениями, наложенными на работу общепита. Плюс бурное развитие незаконной торговли, в первую очередь, в сегменте крепкого алкоголя.

Почему растет число алкомаркетов?

Я не думаю, что магазины, которые сегодня позиционируют себя как алкомаркеты, можно действительно считать таковыми. В них на алкогольную продукцию приходится только половина товарооборота, другая половина – продукты повседневного спроса, от куриных яиц и хлеба до масла и колбасы. Зайдите в «Красное и Белое», «Бристоль», «Ароматный мир» и т.д. И везде увидите такую картину. Такого рода «алкомаркет» - это просто некий продуктовый дискаунтер, где представлен более широкий ассортимент алкогольных напитков, нежели в других розничных магазинах. Вот и вся разница.

Велика ли вероятность приобрести «паленый» алкоголь в таких торговых точках?

Она практически отсутствует. Алкогольная продукция, которая там продается, отличается от продукции специализированных винотек не качеством, а ассортиментом и ценой. Потому что упор в винотеках делается на алкоголь премиум-класса все-таки. А в алкомаркетах представлена, в основном, относительно недорогая продукция. Но качество везде соответствует принятым стандартам. В лицензируемую розницу после введения системы ЕГАИС нелегальная продукция в принципе проникнуть не может. Это невозможно технически, поскольку контроль очень жесткий на всех этапах розничного оборота, от закупки до продажи алкогольной продукции конечному покупателю. Это действительно так. Если у магазина есть лицензия на право розничной продажи алкоголя, приобретая его там, вы точно не отравитесь. Это я как эксперт говорю. Но, если хотите себя полностью обезопасить, скачайте на смартфон мобильное приложение «Антиконтрафакт Алко». С его помощью сканируйте QR -код на акцизной марке и получаете в режиме онлайн полную информацию о бутылке, которую держите в руках: название бренда, завод-производитель, крепость, номер кассы и адрес магазина, в котором вы делаете покупку. Регулятор в лице Росалкогольрегулирования сделал все, чтобы люди не травились всякой сивухой.

алкоголь
© Общественное достояние

Но они все равно травятся…

В России из 160 тысяч населенных пунктов в 70 тысячах вообще нет легальной розничной торговли алкоголем. Требования Росалкогольрегулирования к получению лицензии на продажу спиртного в России чрезвычайно жесткие. Небольшие поселковые магазинчики в большинстве случаев не в состоянии их выполнить, и, соответственно, не могут продавать легальный алкоголь. К тому же в целом ряде населенных пунктов вообще никаких магазинов нет. Там существует только выездная торговля продуктами питания, а в таком формате алкоголь продавать по действующему законодательству запрещено. Значит, у граждан, проживающих в сельской местности, остается три варианта. Ехать в город и покупать легальный алкоголь там. Заниматься самогоноварением в личных целях, что закон, к слову, не запрещает делать. Или покупать «левый» алкоголь на месте, продажа которого в таких условия, естественно, расцветает.

В России разница в цене между легальным и нелегальным алкоголем двух-, а иногда и трехкратная. Если минимальная цена поллитровки водки, установленная государством, составляет 261 рубль, то такую же бутылку без акцизной марки или с левой «акцизкой» можно купить за 140 рублей. А бутылка самогона стоит где-то под сотню. С учетом снижения реальных доходов населения выбор многих наших сограждан, увы, очевиден. Печальный и показательный пример – прошлогодний случай в Орске, где как раз не было лицензированной торговли спиртным.

То есть Санкт-Петербурга эта проблема не касается?

Ни Санкт-Петербурга, ни Москвы. Во-первых, из-за того, что благосостояние жителей нашего города все-таки выше, чем у большинства граждан, проживающих в других регионах РФ. Во-вторых, как раз из-за большого числа тех самых алкомаркетов, существование которых вызывает недовольство. На самом деле, обилие в шаговой доступности таких магазинов повышает доступность легальной алкогольной продукции и существенно снижает вероятность отравления метанолом, который используется бутлегерами при производстве левого алкоголя. Но в Петербурге очень актуальна другая проблема, о которой уже много раз говорилось. Это незаконная онлайн-торговля алкоголем, которая растет уже, по-моему, даже не с арифметической, а с геометрической прогрессией. Она сейчас стала основным каналом сбыта нелегального алкоголя в нашем городе. В интернете сотни соответствующих предложений, и продавцы готовы доставить свой товар в любую точку города и в любое время суток. Не сложно предположить, что закончиться посиделки с таким алкоголем могут летально. Но ситуация в Санкт - Петербурге, повторюсь, все-таки лучше, чем в большинстве других регионов.

палённая водка
© ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти

Какие меры нужно предпринять для борьбы с контрафактом?

Необходимо дать регионам право самим регулировать алкогольный рынок на своей территории, как это сделано в США, где у каждого штата собственное алкогольное законодательство. И там эта система эффективно работает. В нашей стране один базовый закон, регламентирующий производство и оборот алкогольной продукции – 171-ФЗ. Это совершенно неправильно, потому что в Санкт-Петербурге ситуация одна, в Ленинградской области уже немного другая, а где-нибудь в Псковской области – третья. Где-то, где картина более благополучная, как, например, у нас в городе, алкогольное законодательство нужно ужесточать, а в сельских районах страны, наоборот, смягчать, расширяя возможности реализации легального алкоголя. Разрешая ту же выездную торговлю, например.

Сейчас у регионов, что называется, руки связаны. Если изменить законодательство и дать больше свободы на местах, полностью контрафакт, конечно, не исчезнет, и какая-то часть потребителей продолжит его покупать из финансовых соображений. Но государство должно предоставить людям возможность приобрести лицензированную водку или вино. Дать право выбора, понимаете?

Вы сказали о необходимости ужесточения алкогольного законодательства в Санкт-Петербурге. Что именно, по Вашему мнению, следует сделать?

Не только в Санкт-Петербурге, но и в Москве. И во всех городах-миллионниках, где есть достаточное количество розничных магазинов, которые могли бы стать специализированными алкомаркетами. Я считаю, что продажу алкоголя полностью нужно перевести в специализированную розницу, как это было в советские времена. Тогда в магазинах продуктовых даже пиво не продавалось. Мы вот говорим о легальной и нелегальной рознице. А разве это нормальная ситуация, когда рядом с кондитерскими изделиями стоят на полке водка и пиво? У детей с малолетства формируется мнение, что алкоголь и табак – это норма жизни.

Сейчас активно обсуждается скандинавский опыт с раздельной розницей. Но у нас, повторюсь, был такой собственный опыт в СССР. Давайте к нему возвращаться! В столицах и городах-миллионников такая розничная реформа уже сейчас вполне осуществима.

И еще одним важный нюанс: специализированная алкогольная розница – это не только ассортимент, но и жесткие правила торговли. Охранник у входа (а не внутри магазина), который потребует у посетителя паспорт в случае сомнений в возрасте, тревожная кнопка, договор с ЧОП и так далее.

алкоголь
© Общественное достояние

А почему мы не движемся в этом направлении?

Потому что у крупных сетевых операторов исчезновение алкоголя и табака с прилавков приведет к падению выручки на 15-20%. А «правят бал» у нас именно сетевики. Но спиртное все равно нужно продавать отдельно, «закрывая» его, в первую очередь, от подрастающего поколения. Это говорю я, человек, двадцать лет работающий на легальном алкогольном рынке. А как по-другому бороться с алкоголизацией в стране? Еще раз: есть собственный советский опыт, есть скандинавский опыт, велосипед изобретать не нужно. Но когда начинаешь говорить о необходимости розничной реформы алкогольного рынка, чиновники в ответ просто молчат. Для реформы нужны желание и гражданская воля, а вот их, судя по всему, как раз и не хватает тем, кто пишет и принимает законы.