Перейти к основному содержанию

Владимир Литвиненко рассказал, что ждёт Запад в среднесрочной перспективе из-за неудачных решений в сфере энергетики

Ветрогенератор
© mhivestasoffshore.com

Американский портал Oilprice.com, который специализируется на аналитических материалах, посвящённых проблемам мирового ТЭК, напечатал статью под заголовком «Запад страдает от последствий неудачных решений в сфере энергетики». Журналисты издания сделали неожиданный для многих вывод: «энергетическая политика США и ЕС, направленная на развитие солнечной и ветрогенерации, оказалась непродуманной». Именно этот фактор, а не события на Украине привели к нынешнему энергетическому кризису, который начался в Европе ещё в прошлом году, а в нынешнем добрался и до Америки.

По мнению экспертов, ЕС, Великобритания и Соединённые Штаты стараются построить как можно больше ветряных турбин и солнечных батарей. Такая стратегия, как считалось ранее, должна была позволить им значительно сократить свою зависимость от поставок ископаемого топлива из России и Саудовской Аравии. Однако этого не случилось, более того, сырьевая зависимость стала гораздо более существенной.

«Россия и её партнёры по ОПЕК+ за последние несколько лет создали эффективный механизм регулирования рынка нефти, работающий, как швейцарские часы. В отличие от них западные государства выделяли колоссальные средства на зелёную энергетику, а западные автопроизводители параллельно с этим инвестировали десятки миллиардов долларов в электрификацию транспорта. Проблема заключается в том, что это лишь последние звенья цепочки поставок энергии. То есть Запад, как и прежде, не может отказаться от поставок сырья с Востока. Но теперь речь идёт не только о нефти и природном газе, но также о литии и никеле, необходимых для создания электрокаров, поликремнии для солнечных панелей и многих других ресурсах», - пишет Oilprice.com.

Издание акцентирует внимание читателей на том, что постиндустриальные державы только сейчас начали осознавать, насколько важную роль играет сырьё для энергетики в целом, в том числе для развития возобновляемых источников. Ещё один немаловажный факт – возросший интерес администрации Байдена к дополнительным объёмам импорта канадской нефти, которые помогли бы сбить цены на автозаправках. При этом, как все мы прекрасно помним, именно действующий Президент США сразу после вступления в должность наложил вето на строительство трубопровода Keystone XL. Местные же нефтяные компании пока не могут нарастить добычу до востребованных экономикой уровней.

трубопровод
© tcenergy.com

«Евросоюз не слишком успешно борется с беспрецедентным ростом цен на электроэнергию, но при этом не прекращает говорить о санкциях в отношении нефти и газа из России. Только на прошлой неделе Брюссель проголосовал за запрет на импорт российского угля, который вступит в силу в августе. В этом решении нет ни крупицы здравого смысла. Россия поставляет в Европу 45% угля, который используется для производства электроэнергии и тепла. На этом фоне крупнейший в мире экспортёр этого ресурса - Индонезия - резко повышает цены, а Австралия, ещё один угольный гигант, предупреждает, что её мощностей не хватит для того, чтобы наладить экспорт в ЕС», - пишет Oilprice.com и резюмирует, что «Запад начинает болезненное пробуждение».

По мнению американских журналистов, реальность заключается в том, что больше других в данной ситуации пострадают именно потребители сырьевых ресурсов, которые лишь «усилят свою зависимость от внешних поставщиков». Вне зависимости от того, кто конкретно будет выступать в их роли. И «если те государства, которые контролируют цепочки поставок полезных ископаемых или продуктов их переработки, правильно разыгрывают свои карты, то сохранят доминирующее положение на рынке».

«Форпост» обратился за комментариями к ведущему эксперту в области ТЭК, ректору Санкт-Петербургского горного университета Владимиру Литвиненко. Действительно ли Запад сам толкает себя в яму, из которой ему будет выбраться гораздо труднее, нежели России?

Литвиненко
© Форпост Северо-Запад

- Владимир Стефанович, несколько западных СМИ, в том числе телеканал Fox New, заявили, что причиной нынешнего энергетического кризиса на Западе являются существенные ошибки в стратегиях развития ТЭК постиндустриальных стран. В частности, чрезмерное увлечение строительством ветрогенераторов и солнечных панелей, которые не могут обеспечить стабильность поставок энергии. Однако официальный Вашингтон и Брюссель заявляют, что всему виной события на Украине. Как вы полагаете, какова настоящая причина беспрецедентного роста цен не энергоносители в Европе и США?

Владимир Литвиненко: Для меня очевидно: основной причиной такого положения дел являются стратегические ошибки, допущенные западными государствами. А тот факт, что они эти ошибки не признают, наводит на мысль о том, что следующей зимой, когда спрос на природный газ и другие энергоносители вновь существенно возрастёт, этот кризис приобретёт ещё более значительные масштабы.

Давайте вспомним, с чего всё началось. В Германии, которая является крупнейшим в ЕС потребителем электроэнергии, после аварии на Фукусиме решили отказаться от атомной энергетики. А после подписания Парижского соглашения по климату - от угольной генерации, что привело к закрытию и ликвидации в ФРГ сразу нескольких крупных ТЭС, работающих на этом ресурсе. Аналогичные процессы шли и в других странах Евросоюза.

Пять-шесть лет назад считалось, что возместить эти потери должен природный газ. Именно его сочетание с возобновляемыми источниками, как полагали на Западе, должно было «на ближайшие десятилетия стать идеальным миксом», который позволит безболезненно совершить энергопереход. Однако несколько лет назад всё неожиданно изменилось. Политики, представители общественных организаций и даже финансисты начали всё громче и чаще говорить о несоответствии природного газа экологическим стандартам. Вкупе с давлением со стороны США это привело к срыву сроков ввода в эксплуатацию «Северного потока-2».

Северный поток - 2
© Nord Stream 2 / Aксель Шмидт

Быть может санкции против трансбалтийского трубопровода и не привели бы к столь печальным последствиям, но скорость ветра в Евросоюзе в 2021 году оказалась значительно ниже, чем в прежние годы. Соответственно, объём электроэнергии, которую произвели ветряные электростанции, тоже оказался меньше. Все эти факторы, усиленные нежеланием ЕС подписывать с Россией долгосрочные контракты на поставки природного газа, привели к его дефициту на европейском рынке.

В октябре, а затем и в декабре прошлого года котировки метана на голландской бирже TTF достигли исторических максимумов, превысив уровень полторы, а затем и две тысячи долларов за тысячу кубометров. Причиной такой конъюнктуры стал именно дефицит газа на фоне надвигающейся зимы. Сейчас он стоит дешевле, поскольку наступила весна и спрос на него уменьшился. Так что никакого отношения специальная военная операции армии России на Украине к взлёту его стоимости не имеет. В то же время она в 4-5 раз выше, чем прежде. Но исключительно из-за ошибочных действий самого ЕС.

Аналогичные процессы происходят и на рынке нефти. Основная причина роста цен: падение глобальных инвестиций в отрасль с 900 миллиардов долларов в 2014 году до $400 млрд в 2021-м. Это следствие дискриминации углеводородов западными политиками, которые почему-то полагали, что снижение объёмов предложения ископаемого топлива приведёт к переориентации всех государств мира, в том числе и развивающихся, на ветрогенераторы и солнечные панели. Но для большинства экономик это слишком дорого, они нуждаются именно в нефти и газе для того, чтобы обеспечить своё поступательное развитие. В противном случае их ждёт неминуемый кризис.

Очевидно, что если мировые инвестиции в нефтяной сектор останутся на нынешнем, явно недостаточном уровне, то предложение и впредь будет сокращаться, а нас ждёт дальнейший рост котировок. Если же европейские лидеры продолжат придерживаться своей нынешней риторики, направленной на гипотетический отказ от российских энергоносителей, этот рост может стать неконтролируемым и попросту взорвать мировую экономику. Ведь, по сути, сегодня ЕС и США посылают международному сообществу сигналы о грядущем дефиците ресурса, ещё более существенном, чем сейчас. Но это никому не нужно, никто этого не хочет.

нефть
© equinor.com

- Очевидно, что ветрогенераторы и солнечные панели пока не могут гарантировать бесперебойность поставок электроэнергии. Но разве это не было понятно раньше? Почему Запад и, прежде всего, Европа, делали на них ставку, ведь речь идет об энергобезопасности, то есть об устойчивости экономики, о благосостоянии граждан?

Владимир Литвиненко: Решения об ускоренном развитии возобновляемых источников энергии и о дискредитации углеводородов принимали не энергетики и не учёные, а политики. Их основная задача заключалась в том, чтобы снизить потенциал углеводородов и представить их неким «пещерным топливом», от использования которого всё прогрессивное человечество обязано как можно скорее отказаться. Таким образом планировалось затормозить развитие стран, обладающих богатой сырьевой базой. В том числе, и России. Конечной целью этой стратегии было получить свободный доступ к нашим ресурсам, как в девяностые годы.

Есть и ещё одна причина нынешней плачевной ситуации на глобальном энергетическом рынке. Всё дело в том, что многие представители западного истеблишмента лично заинтересованы в повышении стоимости компаний, занимающихся производством ветрогенераторов, солнечных панелей или их комплектующих, а также продажей электроэнергии, которую они генерируют. По той простой причине, что являются держателями их акций, то есть главными бенефициарами энергоперехода.

Рост этих активов происходит вне рыночной парадигмы, прежде всего за счёт щедрых правительственных дотаций со стороны постиндустриальных государств. В иных условиях ВИЭ никогда не смогли бы конкурировать с нефтегазовым комплексом, хотя бы потому, что себестоимость электроэнергии, которую они вырабатывают, гораздо выше из-за её низкой плотности и высокой материалоёмкости альтернативных источников. К примеру, мировой прирост их доли всего лишь на 1% требует дополнительно вовлечь в технологический цикл более 100 тысяч тонн редкоземельных металлов и более 5 млн тонн меди. Это очень непростая задача.

ветрогенератор
© fortum.com

Именно поэтому никакого энергоперехода в мире на самом деле не происходит. ВИЭ на данном этапе обеспечивают лишь треть глобального прироста спроса на электроэнергию. Этого, конечно, недостаточно для того, чтобы не декларативно, а реально отказаться от развития нефтегазового комплекса. Углеводороды ещё не одно десятилетие останутся основой мировой экономики, а спрос на них, вне всяких сомнений, продолжит повышаться. Тот, кто утверждает обратное, либо ангажирован, либо не вполне понимает конъюнктуру.

- Ещё один недостаток возобновляемых источников – отсутствие эффективных методов аккумуляции энергии, которую они производят. Строить огромную батарейку, которая была бы способна заряжаться в «хорошие дни», а в штиль или пасмурную погоду - подстраховывать ветрогенераторы или солнечные панели, слишком накладно. В последние годы, очевидно, что Запад делает в данном вопросе ставку на водород. Как вы оцениваете его перспективы?

Владимир Литвиненко: Первым о вхождении мира в эпоху водородной экономики, заявил ещё в 2003 году господин Буш, который занимал тогда пост президента США. Его аналитики предложили нехитрый, но, как они полагали, эффективный способ уйти от импортозависимости в ТЭК. Его суть заключалась в том, чтобы производить водород от электричества в ночные часы, когда потребление электроэнергии становится меньше и на рынке наблюдается её профицит. В часы пиковых нагрузок этот водород, как заверяли «эксперты», можно было бы сжигать и таким образом закупать за границей меньше углеводородов.

С тех пор прошло почти 20 лет, а с момента выхода в свет книги Жюля Верна «Необитаемый остров», где автор предрекал водороду большое будущее – почти 150. Но что мы имеем в реальности? Учёные действительно научились получать электрическую энергию из самого лёгкого в природе газа электрохимическим методом, при помощи так называемых водородных топливных элементов. Они представляют собой батарейку, только очень дорогую и небезопасную в использовании.

водород
© alstom.com

То есть построить автомобиль, автобус и даже поезд, который работает на водороде, конечно, возможно. С технологической точки зрения проблем здесь нет. По миру ездит множество таких прототипов. Но говорить об их промышленном производстве пока рано. На данном этапе научно-технологического развития это нерентабельно. Кроме того, в случае аварии с участием такого транспорта, разгерметизации бака с водородом и его реакции с кислородом произойдёт очень сильный взрыв.

Теперь об использовании Н2 в традиционных энергетических системах, в частности, на ТЭС. Электроэнергия и тепло производятся там за счёт электромагнитной индукции, то есть сжигания того или иного ресурса при температуре горения от 1500 до 2500° C. Но температура горения водорода при схожих условиях значительно выше. То есть для того, чтобы заменить им природный газ нам, как минимум, требуются дополнительные комплексные исследования в области материаловедения и других смежных областях науки.

Даже, если представить, что они окажутся успешными, нам придётся с нуля построить всю необходимую для получения, транспортировки, хранения и генерации водорода инфраструктуру. Это колоссальные затраты. Не менее важной проблемой является и образование в процессе сжигания водорода оксида азота NO2. Это ядовитый газ с удушающим воздействием.

- Допустим, Запад решит и дальше пилить сук, на котором сидит. Обречёт себя на гиперинфляцию, а своих граждан - на падение уровня жизни. Но Россия ведь тоже лишится доходов от импорта сырья? Получается, что дальнейшая эскалация нам крайне невыгодна?

Владимир Литвиненко: Постиндустриальные государства очень сильно зависят от поставок сырья из-за рубежа. Причём не только углеводородов, но и многих металлов, необходимых для устойчивого развития их экономик, в том числе, строительства возобновляемых источников энергии или производства электрокаров. Их импортозависимость колоссальна.

добыча
© rmk-group.ru

России же от Запада на самом деле ничего не нужно. У нас на руках все козыри, которые должны помочь нам одержать победу в санкционном противостоянии. Прежде всего, богатая сырьевая база. Вместо того, чтобы продавать энергоресурсы недружественным державам, нам необходимо в своей собственной стране развивать нефтегазохимию, создавать цепочки добавленной стоимости, что приведёт к появлению новых рабочих мест и активизации внутреннего спроса.

Необходимо также переориентироваться на азиатские рынки. И это уже происходит. Например, Индия никогда не была крупным покупателем российской нефти. За весь 2021 год она приобрела у нас по разным данным всего лишь от 12 до 16 млн баррелей. А в нынешнем марте - уже более 6 миллионов. Причём, темпы закупок не снижаются и в апреле.

В течение первой недели месяца поставки российской нефти за рубеж морем составляли почти 4 млн баррелей в день. При том, что ранее наша страна в целом отгружала около 5 млн баррелей. И лишь 60% этого объёма шло водными путями. То есть очевидно, что потребность в нашем сырье не только не становится меньше, а, напротив, возрастает.

Все разговоры об эмбарго против наших энергоресурсов носят гипотетический характер. ОПЕК на днях предупредила Евросоюз о невозможности полностью заместить российскую нефть. В организации считают, что подобное непродуманное решение приведёт к самому крупному потрясению на мировом нефтяном рынке за всю его историю. И это абсолютная правда.

Каждый, конечно, волен сам выбирать стратегии своего развития. Однако Европа, которая однажды уже ошиблась, сделав слишком большую ставку на возобновляемые источники энергии, должна понимать, что второй столь же крупной ошибки её экономика может и не выдержать.

Впрочем, это не проблема России и не следствие каких бы то ни было действий со стороны Кремля. Это проблема жителей стран, входящих в Евросоюз, искусственно созданная их собственными национальными правительствами. Наверное, граждане ЕС должны поинтересоваться у политиков, по каким причинам они должны мёрзнуть в своих домах и при этом платить за электроэнергию всё больше и больше. Думаю, следующей зимой, если, конечно, Брюссель не пересмотрит свою стратегию, этот вопрос в Старом Свете станет наиболее актуальным.

нефть
© petrochina.com.cn