Перейти к основному содержанию

Могут ли российские учёные ускорить процесс импортозамещения

завод
© rmk-group.ru

Депутаты Госдумы призвали Правительство изменить стратегию импортозамещения при производстве строительных материалов, поскольку многие из них, в том числе весь кирпич и плитка, до сих пор производятся на западном оборудовании. Очевидно, что уже в обозримом будущем, если не принять решительные меры, оно начнёт простаивать вследствие поломок и отсутствия запчастей для ремонта. А это самым негативным образам скажется на одной из важнейших отраслей отечественной экономики.

Впрочем, другие сферы народного хозяйства нуждаются в ускоренном импортозамещении ничуть не меньше. О проблемах АвтоВАЗа, который вынужден поставлять дилерам «облегчённые» версии своих моделей, слышал, наверное, каждый житель нашей страны. Вследствие дефицита комплектующих новые Лады теперь лишены антиблокировочной системы тормозов ABS, подушек безопасности и некоторых других немаловажных компонентов.

Испытывают проблемы и прочие машиностроительные предприятия, вынужденные в срочном порядке искать новых партнёров вместо европейских поставщиков. Как говорит директор Краснокамского РМЗ Дмитрий Теплов, вариантов ровно как два: воспользоваться услугами азиатских компаний или кооперироваться с российским мелким и средним бизнесом.

Завод, который он возглавляет, в течение 20 лет выпускал кормозаготовительную технику по итальянской лицензии, в частности, пресс-подборщики для формирования рулонов сена, упаковщики и фронтальные погрузчики. Начиная с конца февраля, топ-менеджменту для того, чтобы обеспечить стабильность работы производства, приходится крутиться, как белке в колесе, - необходимо, например, искать замену итальянским гидравлическим системам. Но игра в данном случае стоит свеч. Ведь доля импортных машин на российском рынке сельхозтехники до введения санкций в 2022 году составляла примерно 40%. Это та ниша, которую теперь могут занять наши предприниматели.

СИБУР
© Форпост Северо-Запад

Процесс импортозамещения идёт и в нефтепереработке. Он активизировался ещё в 2014 году после введения Западом ограничительных мер в связи с возвращением Крыма в состав России. Определённые успехи на этом направлении есть. Так, буквально за несколько лет доля импорта по катализаторам на НПЗ снизилась с 62 до 37%, а по катализаторам, которые используются в нефтехимии, — с 64 до 26%. Однако в целом темпы перехода на отечественные аналоги были недостаточными, по некоторым позициям, несмотря на очевидную востребованность такой работы, доля импорта оставалась очень высокой, вплоть до 100%.

Отчасти это объяснялось отсутствием внутренних резервов для изготовления конкурентоспособной, не только по цене, но также и по качеству, продукции. Сегодня, учитывая, что поиск новых поставщиков зачастую проходит в авральном режиме, именно эта проблема может стать одним из существенных препятствий к устойчивому развитию нашей экономики в условиях непрекращающегося санкционного давления.

А что говорят учёные? Готовы ли они предложить инновационные решения и внедрить их в производство для того, чтобы повысить привлекательность бренда «made in Russia»? Например, в таком наиважнейшем сегменте, как повышение прочностных свойств металлов и сплавов с целью увеличения работоспособности и долговечности машин и оборудования, а также снижения их себестоимости. Прямо скажем, за границей научные изыскания в этой сфере идут чуть более успешно, чем у нас. Но и российским исследователям тоже есть, что предложить бизнесу.

Михайлов
© Форпост Северо-Запад

«Существуют различные способы повышения эксплуатационных характеристик металлоизделий. В частности, их износостойкости и способности сопротивляться коррозии. Это особенно важно в том случае, если оборудование используется для работы в агрессивных средах, например, на нефтехимических производствах. На наш взгляд, один из наиболее перспективных методов – формирование на поверхности изделия диффузионного слоя путём химико-термической обработки. Эта технология, конечно, не нова, но мы работаем над тем, чтобы придать ей дополнительный импульс к развитию», - говорит аспирант 3 года обучения Санкт-Петербургского горного университета Андрей Михайлов.

Он – один из авторов работы «Формирование диффузионных металлических покрытий из жидкометаллических расплавов на стальных изделиях» (в научный коллектив также входят Алексей Сивенков, Дарина Кончус и Евгений Пряхин). Проект уже получил патент на изобретение и стал лауреатом ряда престижных конкурсов, таких как Петербургская техническая ярмарка и салон инноваций «Архимед».

«Изначально для формирования диффузионного слоя было необходимо дорогостоящее вакуумное оборудование, что снижало привлекательность использования данного способа. Мы же изыскали возможность упростить технологию за счёт применения открытых шахтных печей и сократить время, которое требуется для достижения положительного результата. Изоляция транспортного расплава от окисления в данном случае происходит путём нанесения на его поверхность специального стекловидного защитного слоя, состоящего из высокотемпературных флюсов. Это позволяет добиться в процессе насыщения стальных образцов никелем, хромом или их комплексами образования диффузионного слоя необходимой глубины. В случае выдержки при температуре 950°С он в среднем составляет 18 микрометров, а при 800 °С – 5 микрометров», - говорит Андрей Михайлов.

В данный момент учёные Санкт-Петербургского горного университета проводят свои исследования на экспериментальной установке, собранной в вузе. Но уже в обозримой перспективе они будут готовы приступить к опытно-промышленным испытаниям. Это необходимо для того, чтобы определить реальные производственные мощности, которые потребуются для выхода на промышленные масштабы изготовления высокопрочных металлических изделий, а также понять точные сроки окупаемости проекта.

Шансы на то, что подобные инновации, как кусочки пазла, сложатся в общую картину и гарантируют успех процесса импортозамещения без потери качества продукции, конечно же, существуют. Но в реальности это произойдёт лишь в том случае, если Правительство возьмёт на себя миссию по созданию единой базы потребностей крупного бизнеса в тех или иных разработках. И начнёт ставить перед наукой чёткие задачи. То есть ясно формулировать, в каких конкретно направлениях сегодня наиболее востребованы прорывные технологии и в какие цепочки добавленной стоимости могут гармонично встроиться отечественные инжиниринговые компании. Пока же учёным, а также мелким и средним предпринимателям зачастую приходится действовать наугад, не имея точного представления о том, окажется ли их предложение достаточно интересным для крупных производителей или же нет.