Перейти к основному содержанию

Владимир Литвиненко рассказал, почему Катар не спешит обещать Европе дополнительные объёмы газа

СПГ
© qatargas.com

Катар потребовал от Европы заключить с ним долгосрочный контракт на поставки СПГ, который будет действовать, как минимум, в течение 20 лет. В противном случае эмират не согласен подписывать договор с Брюсселем или Берлином. Такая позиция вполне логична, ведь увеличение добывающих мощностей с нынешних 77 миллионов тонн (около 106 миллиардов кубов природного газа) в год до 110 миллионов потребует инвестиций в размере не менее 30 миллиардов долларов.

Очевидно, что пойти на столь значительные финансовые затраты здравомыслящие люди могут лишь в том случае, если твёрдо уверены в окупаемости проекта. То есть в том, что заказчик будет приобретать их продукцию на протяжении длительного времени, а не откажется от неё по тем или иным причинам через несколько лет.

Евросоюз пока условия Дохи принять не готов, ведь уход от долгосрочных контрактов на импорт ископаемого топлива – часть его «зелёной» повестки. Тот факт, что подобного рода инициативы стали основной причиной нынешнего дефицита метана, как в самом ЕС, так и на глобальном рынке, и вызвали лишь увеличение выбросов в атмосферу СО2 из-за повышенного спроса на мазут и уголь, еврочиновники, судя по всему, пока ещё не поняли. Но, вполне возможно, вскоре всё-таки поймут и пойдут на условия Катара.

Тем более, что помимо громадных вложений, которые требуются для разработки новых месторождений, строительства заводов по сжижению газа и целой армады танкеров, существует ещё, как минимум, три причины, по которым Доха продолжит настаивать на сотрудничестве исключительно по долгосрочному контракту.

СПГ
© qp.com.qa

Во–первых, в эмирате прекрасно понимают, с кем им придётся конкурировать на европейском рынке. Соединённые Штаты уже продемонстрировали, что ради его контроля готовы пойти на самые крайние меры, вплоть до срыва строительства крайне выгодного для ЕС трубопровода «Северный поток-2». А сами европейцы недвусмысленно дали понять, что собираются и впредь играть по правилам Вашингтона, какими бы суровыми для них они ни были. И пойдут ради заокеанских «друзей» буквально на всё, вплоть до полного разрыва партнёрских отношений с Россией, которая более полувека являлась надёжным гарантом энергобезопасности Старого света. Что уж говорить о крошечном ближневосточном государстве. Понятно, что его интересами, если потребуется, пожертвуют, даже не задумываясь.

Вполне логично, что Катар не хочет рисковать и не собирается бороться с американцами за этот кусок пирога, каким бы лакомым он ни казался. Подобного рода попытки могут обойтись ему очень дорого, особенно, если учесть, что Евросоюз за последнее время уже достиг ряда договорённостей в сфере поставок энергоносителей с компаниями из США. Так, крупнейший в Соединённых Штатах производитель СПГ Cheniere Energy, начиная с 2025 года, собирается поставлять в ЕС с завода Corpus Christi не 15 миллионов тонн сжиженного газа, как сейчас, а уже 25 миллионов. О подписании аналогичного соглашения (внимание!) сроком на 20 лет объявили также Venture Global LNG и немецкий энергетический оператор EnBW. Начиная с 2026 года в его адрес начнёт поступать ещё 1,5 млн тонн голубого топлива.

Вторая причина заключается в усилении протестных настроений в Европе. Результаты последних выборов во Франции и Германии, в ходе которых оппозиционные партии набрали значительно больше голосов, чем прежде, говорят о недовольстве населения этих стран действиями политиков и, по сути, ставят под сомнение легитимность их нахождения во власти. В случае развития этой тенденции, какие бы то ни было договорённости с Берлином или Брюсселем, в том случае, если они не будут носить долговременный характер, через несколько лет могут уже не стоить и выеденного яйца.

Литвиненко
© Форпост Северо-Запад

«Успех «Зелёных» в ФРГ во многом был обусловлен именно тем, что они поймали «социальную волну», точно поняли запрос общества и дали понять, что готовы его удовлетворить, - говорит ведущий эксперт в области ТЭК, ректор Санкт-Петербургского горного университета Владимир Литвиненко. - Именно поэтому им удалось войти в правящую коалицию, изменив привычную для Германии внутриполитическую картину. Другое дело, что предвыборные обещания этой партии оказались обыкновенным популизмом. Все мы, например, прекрасно помним, что министр иностранных дел Анналена Бербок была одной из самых яростных критиков проекта «Северный поток-2». Она утверждала, что трансбалтийский трубопровод будет самым негативным образом влиять на экологию, поэтому его строительство необходимо остановить любой ценой. Трубопровода нет, как и мечтала г-жа министр, однако эмиссия парниковых газов с территории ЕС в связи с этим, как и следовало ожидать, только возросла. По той простой причине, что вместо метана на германских ТЭЦ теперь жгут уголь или мазут. Уверен, что к следующей избирательной кампании у немцев, как и у жителей многих других европейских государств, возникнет немало вопросов к действующему кабинету министров, причём не только по поводу экологической повестки. Так что желание представителей Катара заключить именно долгосрочный договор о сотрудничестве вполне понятно».

Владимир Литвиненко полагает, что в ближайшие годы европейцы будут всё реже и реже вспомнить об экологии, поскольку на первый план в ЕС выйдут экономические и социальные проблемы. Они уже не просто маячат где-то на горизонте, а всё более явно нависают домокловым мечом над некогда благополучным континентом. Так, второй делегат от партии «Зелёных» в Правительстве ФРГ, министр экономики и проблем климата Роберт Хабек уже начал морально готовить население страны к грядущему кризису.

Он, в частности, заявил, что «если власти Германии столкнутся с нехваткой газа, то некоторые сектора экономики будут вынуждены прекратить работу, и это станет для них катастрофой. Причём не в краткосрочной, а в долгосрочной перспективе». Многие немцы, по его словам, «лишатся своих мест», а «ряд регионов потеряет целые промышленные комплексы».

Missing материал.

Само собой, виновной в таком положении дел объявлена Россия. Хотя, если вернуться на год-два назад, то несложно понять: наша страна, несмотря на американские санкции, сделала всё возможное для того, чтобы достроить «Северный поток-2», обеспечить немцев, как крупный бизнес, так и рядовых потребителей, природным газом и избавить их от всех тех проблем, в роли предвестника которых выступил г-н Хабек.

«Во многих странах Запада усиливается делегитимность власти, потеря доверия к ней со стороны населения, - продолжает Владимир Литвиненко. - Это вызвано тем, что интересы народа и политических элит постепенно входят в противоречие, формируя в массах почву для усиления протестных настроений и даже популяризации идей национализма. Действия лидеров некоторых держав и институционных международных систем на глобальной экономической и политической аренах также перестают быть легитимными, то есть они постепенно теряют право представлять большинство и действовать от его имени. В связи с этим уходит в прошлое создававшаяся десятилетиями среда доверия, а любые, даже письменные договорённости со странами Запада теряют статус документов, обязательных к исполнению. При такой конъюнктуре Евросоюзу будет очень сложно убедить своих партнёров в том, что в обозримой перспективе он не откажется выполнять свои обещания».

Ректор Горного университета полагает, что нарастающий в центре Европы кризис правомерности принимаемых решений по ключевым планетарным проблемам, ведёт к неизбежным социальным потрясениям. В частности, к сложно преодолимой мировой структурной инфляции, голоду и даже войнам. Поразительно, но ЕС, живущий в условиях энергетической бедности и в то же время слепо играющий по правилам Вашингтона, не учитывает всех этих рисков и лишь фанатично подливает масло в огонь.

Евросоюз не только поставляет Украине танки и ракеты, но также постоянно заявляет о намерениях ввести эмбарго на российские углеводороды, наличие которых является фундаментом экономического развития большинства государств, входящих в ЕС, и, прежде всего, Германии. То есть, по сути, с её стороны имеет место целенаправленное финансирование «убийства» собственной промышленности, рабочих мест и уровня жизни своих же граждан. Перспективы сотрудничества с таким партнёром, действующим исключительно иррационально, конечно же, требуют дополнительного изучения и предполагают наличие очень весомых гарантий с его стороны. И это третья причина осторожности катарских политиков и энергетиков.

СПГ
© total.com

«Очевидно, что прогресс в урегулировании вооружённого конфликта в центре Европы, который всё больше превращается в глобальный, может быть достигнут лишь в случае объединения усилий политиков, учёных и финансистов со всего мира. Нам необходимо срочно вернуть среду доверия в международном масштабе, создать предпосылки для получения новых фундаментальных знаний, вернуть баланс между спросом и предложением на рынок энергоресурсов, сделать их общедоступными для всей планеты. И планомерно, на основании объективных научных данных, а не популистских заявлений работать над снижением эмиссии парниковых газов и развитием альтернативных источников энергии. Лишь общими усилиями, в основе которых лежит легитимность принимаемых решений, мы можем сохранить цивилизацию, преобразить наш технологичный мир и способствовать достижению целей устойчивого развития ООН. К сожалению, сегодняшняя деструктивная позиция Запада этому не способствует», - подчеркнул Владимир Литвиненко.

Учитывая образ действий так называемой коалиции глобального лидерства, мировому сообществу в будущем придётся всё чаще объединяться в коллаборации без участия США и их союзников. В связи с этим возрастёт роль таких групп, как БРИКС или, например, АСЕАН. Вашингтон же, напротив, будет постепенно терять свой нынешний статус международного центра принятия легитимных для всей планеты решений.