Перейти к основному содержанию

Что случилось с имиджем Зеленского на западном телевидении?

зеленский
© Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Владимир Зеленский – замечательный актер. Амплуа – симпатичный, романтический герой, в которого можно влюбиться. Даже в образе Василия Голобородько, экранного президента Украины, виртуально решившего все ее проблемы.

Но это в прошлом. Сегодня Владимир Александрович на голубых экранах Европы демонстрирует совершенно иную модель поведения. Она бы, наверное, больше подошла Дмитрию Нагиеву, чей персонаж из фильма «Чистилище» Александра Невзорова (признан в РФ СМИ-иноагентом) Дукуз Исрапилов стал классическим воплощением чеченского боевика.

нагиев
© Скриншот из "Чистилище", реж. Александр Невзоров, 1997 год

Есть старый актерский анекдот:

«Королева вызывает к себе сэра Лоренса (эталонный британский трагик, правда с фамилией новогоднего салата) и просит провести с ней ночь в образе Отелло.

Проходит неделя и она снова зовет его, но уже как Ричарда третьего.

Еще через семь дней – как Шейлока из «Венецианского купца».

Когда список ролей иссяк (а «рыцарь империи» проявлял себя, как настоящий мужчина), она просит его прийти к ней, наконец, в собственной ипостаси.

- Извините, мэм, отвечает актер, но это невозможно. Я импотент».

Очаровательные ребята могут играть подлецов. Подлецы – социальных героев. Это маски и это профессия. Зритель видит экранный образ и не более. Именно он и формирует эмоциональное отношение к человеку. Именно поэтому гражданам всегда интересны сплетни, отражающие истинный характер личности героя.

С западным телевидением что-то случилось. На протяжении вот уже почти месяца оно последовательно культивирует образ небритого вождя в майке а-ля Че Геваро, в агрессивной манере требующего денег и оружия. Никакие попытки сломать это слащавым гламуром в виде сказок о том, как девятилетний сын помогает отцу планировать военные операции, или фотосессий в глянцевых журналах, не удаются. Евро-зритель в ежедневных эфирах наблюдает «полевого командира», поучающего Европу как именно ей следует жить (понятно, что без газа) и обвиняющего ее в преступной недопоставке финансов.

Аксиома: телевизор сначала побеждает холодильник, а потом бежит за ним. Цены на заправках и в счетах за коммунальные услуги приводят к переоценке отношения к людям, их повысившим, а медиа всегда сначала чувствуют, а затем возглавляют общественный тренд. Далее по Галичу: «…оказался наш отец не отцом, а…».

Владимир Александрович в интерпретации не отечественных, а уже западных СМИ (один вечный «рыбий глаз» чего стоит, как будто на Украине нормальных камер нет) выглядит, мягко говоря, неважно. Рациональные объяснения политологов о «сути происходящего» начинают разбиваться об эмоциональное восприятие «сути личности». А теорию «комплиментарности» никто не отменял.

Вот тот же Невзоров никого не играет, он такой. И Зеленский уже никого не играет – он такой. Но вот что стоит за незаретушированной подачей образа лидера Украины на «зомбоящиках» ЕС?

От любви до ненависти, как известно, один шаг. 15 лет назад автор был свидетелем регулярных митингов в поддержку «борцов за свободную Ичкерию» в польском Кракове. И вдруг все пропало. Сами поляки объяснили это эффектом «горящих дверей». То есть «борцы» по привычке начали бороться уже с местными бизнесменами, поскольку утюгами и паяльниками орудовали гораздо более умело, чем более серьезными гаджетами. А тем, кто отказывался платить, попросту поджигали двери. Результат – как их и не было…

А газ к зиме обещают уже по 4 000 долларов за тысячу кубов.

Подписывайтесь на Дзен - канал "Точка зрения"