Перейти к основному содержанию

Куда идет Польша

Польша
© Kapsuglan / Википедия

«Курица не птица – Польша не заграница». Это поговорка времен СССР вряд ли сегодня применима к этой стране. И дело не в визах.

Вот чего не отнять от поляков, так это индекса выживаемости. Трижды разделенная в 18 веке, обманутая Наполеоном в 19-ом и, казалось бы, окончательно превратившаяся в Варшавскую губернию Российской империи, страна в начале 20-х века двадцатого, умудрилась захватить Киев и Минск. Не надолго, не так как во время смуты Москву, но все же.

Через девять лет после изгнания «белополяков», и одновременно поражения Красной армии под Варшавой, Владимир Маяковский писал в стихах о паспорте:

На польский глядят, как в афишу коза,

На польский выпяливают глаза,

в тугой полицейской слоновости,

откуда, мол это и что это за

географические новости

Еще через десять лет, могучая Польша совместно с немцами прибрала к себе Тешинскую область Чехословакии. Чтобы затем пасть под ударами вермахта.

Далее - русские в Берлине, Польша в Варшавском договоре – анти-НАТО. Вот потребуй она тогда реституций от Германии в размере 1.3 триллиона, СМИ ФРГ точно вспомнили бы Ильфа и Петрова:

«Однажды, когда Корейко обычным размеренным шагом двигался на службу, возле самого ГЕРКУЛЕС’а его остановил нахальный нищий с золотым зубом. Наступая на волочащиеся за ним тесемки от кальсон, нищий схватил Александра Ивановича за руку и быстро забормотал:

– Дай миллион, дай миллион, дай миллион!»

Но Берлинская стена рухнула и польские жолнежи уже перековались. И очевидно, что в веке 21-ом страна вернулась к логике любого организма – экспансии. Что на западе – колосс на «газовых ногах», Германия. Не отдавать же ему «сталинские территориальные подарки». Надо чем-то камарадов по ЕС занять – пусть думают о деньгах. Что на востоке – Беларусь и западная Украина. Уния с Восточными Кресами, а лучше по правобережью Днепра. Зеленский согласен. Брест тоже не помешает. Лукашенко против, Тихановская думает. На юге – Чехия – отдайте, говорят поляки, неправильно отрезанные вам в 58-ом триста квадратных километров. Мелочь, но показательно. На северо-востоке польский Вильнюс. Отторгнутый русскими. Конечно, никто сейчас не поет «Веди нас Рыдз-Смигли на Ковно» ( Каунас, столица Литвы в 30-х, Рыдз-Смигли – министр обороны ПР тогда же), но память то куда денешь.И само- собой Калининград.

В биографии Польши были моменты, когда все погибало. Но «Матка Боска Ченстноховска» спасала последний бастион против шведов и страна возрождалась. И за это ее следует уважать. А вот за тотальную русофобию вряд ли. Идеология ненависти всегда приводит к обратному эффекту. Тем более, что история любит повторяться.