Перейти к основному содержанию

Формулы и стихи Сергея Гольдина

Сергей Гольдин
© www.igm.nsc.ru

Удивительную картину наблюдали альпинисты в 1989 году в Карпатских горах. Молодые люди, неловко взбираясь по камням и кустарнику, несли с собой большую классную доску и тетради. Впереди них практически бегом поднимался седовласый бородатый мужчина с мандолиной в одной руке и связкой книг в другой. Именно так выглядела летняя школа для талантливых геофизиков и математиков, на которую стремились попасть профильные специалисты со всего СССР. Причина популярности крылась в ее организаторе…

Еще в 1960-е годы в советском обществе разгорелся спор между так называемыми «физиками» и «лириками», который сводился к поиску истины в вопросе: что больше дает человеку, наука или искусство, и можно ли пренебречь одним ради другого? Поводом для дискуссии, бушевавшей все следующее десятилетие и имевшей отголоски в даже 70-е и 80-е, послужило письмо в газету. В нем студентка пединститута рассказывала о попытке убедить молодого инженера в том, что поэзия всегда актуальна, а не может устареть в век технократии. Тема вызвала невероятный отклик. В редакцию приходили мешки писем, и самые видные деятели науки и искусства выдавали свои сентенции на этот счет.

Девять дней одного года
© «Физики» и «лирики» в кинематографе - «Девять дней одного года» (1961), реж. Михаил Ромм

Человеком, который по своей сути являлся ответом на этот вопрос, был Сергей Гольдин. Он выпускал поэтические сборники, музицировал и ставил спектакли. Но, прежде всего, был успешным ученым в области математической геофизики, прямых и обратных задач сейсмики.

Чаще всего, сейсмология понимается как наука, изучающая природу землетрясений и способы защиты от них. Однако человечество научилось использовать сейсмические волны в своих целях – исследовать с их помощью внутреннее строение Земли и упругие свойства слагающих её слоев. И в ходе этого процесса – искать полезные ископаемые.

Разработанные Гольдиным теоретические методы анализа и синтеза цифровых фильтров и кинематической интерпретации сейсмограмм были положены в основу алгоритмов цифровой обработки данных сейсморазведки. Они нашли широкое применение в большинстве геофизических организаций СССР и России, что позволило существенно повысить точность структурных построений при поисках и разведке залежей нефти и газа. Проверял эффективность собственных теорий Гольдин лично. Как результат – открыл нескольких нефтяных месторождений на территории Западной Сибири.

Кроме того, одна из самых известных работ Сергея Васильевича - новая концепция активного геофизического и геодинамического мониторинга сейсмоактивных зон, принципиально новая трактовка физических процессов, происходящих в сейсмическом очаге в процессе подготовки землетрясения.

О значимости ученого говорит тот факт, что его регулярно приглашали читать геофизические курсы в университетах разных стран, таких как Стенфордский университет (США), Технологический университет в городе Тронхейм (Норвегия), Федеральный университет Баийя (Бразилия), университет Тонжи (Шанхай, Китай) и Нефтяной университет Китая.

Когда Гольдин, в то время возглавлявший лабораторию математических методов геофизики Института геологии и геофизики СО АН СССР, объявлял об очередном сезоне летних школ среди молодых геофизиков, приходило невероятное количество заявок. Новоиспеченные специалисты, занимающиеся интерпретацией данных нефтяной сейсморазведки, приезжали в Западную Украину, на берег Байкала и Омского моря, в Красноярск и Таджикистан. В неформальной обстановке они слушали лекции Сергея Васильевича и затем оживленно обсуждали примеры из собственной практики, вступали в научные споры и договаривались о совместных исследованиях. Как вспоминал один из участников тех семинаров, «это были не просто школы высочайшего профессионального уровня, но и творческие мастерские в самом изначальном и единственно верном их понимании, школы, в которых был учитель, и были его ученики». В определенном смысле эти семинары стали прообразом сегодняшних летних школ, организуемых для студентов крупнейшими вузами страны.

Сергей Гольдин
© Летняя школа в Черновцах и на Байкале, фото из книги Сергяй Гольдина «Стихи и формулы»

Сам Сергей Васильевич в 1958 году окончил геофизический факультет Ленинградского горного института. Причем, в профессию попал случайно. Молодой Гольдин мечтал заниматься физикой, даже поступил в ЛГУ, но там ему быстро объяснили, что в профессию дорога будет закрыта – отца юноши в 1937 году объявили врагом народа и репрессировали. Этого хватало, чтобы перекрыть все пути в физику. Тогда молодой человек и пошел в Горный на малопонятную ему, но созвучную специальность «геофизика». За этот вынужденный шаг ученый потом не раз благодарил судьбу.

«Я быстро понял, что именно эта специальность мне и была нужна!», - вспоминал он.

К окончанию института на его имя пришло персональное приглашение на работу от СНИИГГИМСа - Сибирского НИИ геологии, геофизики и минерального сырья. Молодой специалист хотел идти в науку, но в то время действовал закон, согласно которому выпускник обязан был сначала отработать три года на производстве перед тем, как идти в аспирантуру или НИИ.

Геологические карты 1950-х годов, как и современные, были цветными, но по самому центру – огромное белое пятно: Западная Сибирь. Вся амбициозная молодежь направлялась именно туда. В течение трёх лет Гольдин работал в полевых партиях на разных должностях: техником, инженером-оператором, инженером-интерпретатором, техническим руководителем и начальником партии в Колпашево, Сургуте, Березово. В Новосибирском геофизическом тресте, к которому относились и Колпашевская экспедиция и ее Сургутская партия, Сергея Васильевича за его крутой нрав и работоспособность прозвали Железным Канцлером. Хотя изначально он воспринял производственный опыт как очередное препятствие, впоследствии утверждал:

«Он дал мне огромный перевес перед многими коллегами-учеными. Я ведь стал теоретиком, а теоретик, который совершенно в отрыве от того, как меряется сигнал, что с ним в принципе можно делать, как это получается, - он не чувствует, как задачи надо ставить. Безусловно, это оказало огромное влияние на мою научную деятельность, карьеру и характер».

В 1961 году, наконец, Гольдин поступил в аспирантуру Института геологии и геофизики СО АН СССР и зашагал по ступенькам научной иерархии. По воспоминаниям коллег, уже тогда он был фанатиком, жил в мире дифференциалов, интегралов и количественной зависимости. Пока остальные за­читывались детективами, а Сергей Васильевич сутками сидел над сейсмограммами.

Сергей Гольдин
© Из архива Сергея Гольдина

Такая увлеченность быстро принесла результаты: в 1965 году в 29 лет его пригласили возглавить лабораторию математической обработки Западно-Сибирского научно-исследовательского геолого-разведочного нефтяного института и преподавать в Тюменском индустриальном институте.

В вузе он стал инициатором создания специализации «Математические методы в геологии», а в ЗапСибНИГНИ основал научную школу математической геологии.

«Ученый до моз­га костей, был занят только геофизикой, он решал задачи, которыми в мире занимались не больше десяти человек, сугубый теоретик в ма­тематических моделях представлял все многообразие Вселенной. Одно из его изобретений, которое он первый в Союзе провел в жизнь, в Тю­менском индустриальном институте: «геолог-математик». Отсюда все наши программисты и успехи в компьютерных делах — начало всему положил Сергей Васильевич Гольдин», - писал первооткрыватель крупных месторождений нефти в Среднем Приобье и лауреат Ленинской премии Николай Кабаев.

Появившиеся вычислительные машины были громоздки и медлительны, но Сергей Васильевич оценил перспективы их вычислительных возможностей и увлекся автоматизацией интерпретации сейсмических данных и изучением аналитических свойств сейсмических полей. Одним из первых в стране он начал преподавать цифровую обработку и интерпретацию сейсмических данных на ЭВМ в Новосибирском университете. Разработанный им курс лекций лег в основу его широко известной монографии «Линейные преобразования сейсмических сигналов».

Сергей Гольдин
© Общественное достояние

В 1970 году геофизик вернулся из Тюмени в Новосибирск, чтобы стать главным научным сотрудником Института геологии и геофизики СО АН СССР и возглавить его лабораторию математических методов геофизики. Во время работы в Сибирском отделении АН СССР ученым были созданы ещё две научные школы — в области математической теории прямых и обратных задач сейсмики, включая изучение нелинейных эффектов при распространении сейсмических волн в гетерогенных и флюидонасыщенных средах, а также в области изучения физических процессов в сейсмических очагах и прогноза землетрясений.

В 1991 году Гольдин был избран членом-корреспондентом АН СССР. С перестройкой его известность за пределами страны стала расти в геометрической прогрессии. Так, его летние школы сменил Российско–Норвежский семинар по нефтяной геофизике, проводившийся под руководством Сергея Васильевича в России и Скандинавии.

В 1993 году крупнейшая бразильская нефтегазовая компания Petrobras пригласила Сергея Васильевича для разработки программ обучения магистров и аспирантов нефтяной геофизике.

Он стал членом Европейской академии наук и Американского геофизического союза, вице-президентом Азиатской сейсмологической комиссии.

На родине Гольдина также ждало признание. За вклад в развитие теории обратных кинематических задач сейсмики отраженных и головных волн ему присудили премию имени Отто Шмидта, а за научный вклад в освоение нефтегазовых месторождений Севера Сибири - Государственная премия РФ. В 1996 году Сергей Гольдин возглавил Институт геофизики СО РАН. В соответствии с требованиями времени, он провел реструктуризацию и корректировку основных научных направлений, обновил дирекцию и определил новый облик НИИ. Создал и возглавил новую лабораторию физических проблем геофизики.

Последние три года ученый работал советником Российской академии наук. 18 мая 2007 года он скоропостижно скончался в Новосибирске на 72-м году жизни. Как говорят в таких случаях, «сгорел» за несколько месяцев. Осталось много неоконченных статей и книг, которые его ученики издавали уже после смерти своего учителя – выдающегося исследователя, работавшего на стыке геофизики, геологии и математики.

Одна из них – сборник стихотворений под названием «Стихи и формулы». Может быть, лучше всего баланс между наукой и реальной жизнью Сергей Гольдин выразил в своем стихотворении, названном точно также:

Стихи – не формулы: сплошные нелогизмы,

где вместо силлогизмов – афоризмы,

которых никогда не доказать.

Слова играют? Образ сочен?

Но символ знает место, символ точен!

Сомнения – по краешку обочин,

и не страдать тут впору, а – дерзать!

Подписывайтесь на Дзен-канал "Каменные истории"!