Saint-PetersburgSoleado-3°C
$ЦБ:74,43ЦБ:88,93OPEC:64,26

Упадёт ли доллар до 70 рублей

доллар
Фото © pixabay.com

Ралли на рынке нефти и действия Минфина РФ повысили шансы на дальнейшее укрепление отечественной валюты. «Форпост» решил выяснить, какие факторы благоприятствуют её росту и смогут ли они на самом деле стать движущей силой полноценного реванша рубля.

Стоимость североморской смеси Brent преодолела психологически важную отметку 60 долларов за баррель. Таких цен на чёрное золото мир не видел с января прошлого года, когда пандемия ещё не стала реальностью, а коронавирус, обнаруженный в Китае, казался проблемой регионального масштаба, которая в скором времени будет решена.

Оптимизм инвесторов, возникший на фоне многочисленных локдаунов по всему миру, кажется чрезмерным. Однако в его основе лежит целая россыпь позитивных факторов, и в совокупности они действительно открывают перед мировой экономикой весьма радужные перспективы.

Так, помимо высокой эффективности российской вакцины, которая получила признание со стороны международных экспертов, воодушевление рынков вызвали и более масштабные, чем ожидалось, заказы на американские товары в декабре. Вероятность того, что эта тенденция сохранится, и промышленность США вернётся к устойчивому росту, довольно велика, ведь Джо Байден уже заявил о скором выделении без малого двух триллионов долларов на борьбу с последствиями COVID-19.

«Повышательному тренду способствует и высокая дисциплина стран-участников ОПЕК+. Картель в начале февраля вновь подтвердил свою приверженность договорённостям о сокращении поставок, что позволило снизить предложение на глобальном рынке», - приводит журнал Asian Oil & Gas слова главного рыночного стратега CMC Markets Майкла Маккарти.

нефть
Фото © pixabay.com

Ещё один позитивный момент: снижение запасов нефти в Соединённых Штатах. Сегодня они лишь на 6% превышают средний показатель за пять последних лет до пандемии, в то время как в конце июня профицит составлял 14%. Согласно прогнозам уже к лету эта цифра вернётся к уровням 2019-го. То есть проблема нехватки резервуаров для хранения нефтепродуктов окончательно канула в прошлое и больше не влияет на ценообразование. В отличие от спроса со стороны Китая, который не просто остаётся очень высоким, а постоянно растёт.

В январе Поднебесная импортировала около 12 млн баррелей в сутки. Это значительно больше, чем в 2020 году, когда поставки из-за границы составляли в среднем 10,85 млн б/с (хотя по сравнению с 2019-м они увеличились на 7,3%). Потребление ресурса со стороны КНР растёт столь стремительными темпами, что превышает все, даже самые смелые прогнозы. В итоге запасы в хранилищах там сократились до 990 млн баррелей - минимального объёма с февраля 2020 года.

Таким образом, до тех пор, пока ОПЕК+ и, в первую очередь, Саудовская Аравия не снимут ограничения по добыче, или Китай не сократит экономическую активность, риск разворота тренда и существенного снижения стоимости барреля представляется маловероятным. Это, само собой, весьма позитивный сигнал для рубля, котировки которого пусть и в меньшей степени, чем раньше, но всё же зависят от цен на нефть.

Ещё одним обстоятельством, играющим на его стороне, стало решение Минфина о резком сокращении закупок валюты в рамках бюджетного правила. Если в январе на эти цели было израсходовано 106 млрд рублей (7,1 млрд в день), то в период с 5 февраля по 4 марта планируется трёхкратное уменьшение затрат до 2,4 млрд в сутки. Это, само собой, станет для рубля позитивным фактором.

график
Фото © pixabay.com

Казалось бы, всё говорит о том, что уже к весне доллар упадёт до 70 рублей, а затем в случае сохранения благоприятной рыночной конъюнктуры продолжит снижаться. Однако реалии не позволяют сделать столь оптимистичные выводы. Для того чтобы убедиться в иллюзорности чрезмерно мажорных прогнозов, достаточно взглянуть на динамику фьючерсного контракта на нефть. Год назад, ещё до введения ограничений из-за пандемии, цена смеси Brent составляла лишь 56 долларов за баррель, при этом за американскую валюту тогда давали чуть больше 63 рублей. Пятнадцать месяцев назад, когда мир ещё ничего не слышал о коронавирусе, котировки черного золота были немногим больше, чем сейчас - $62, а денежной единицы США – около 64 рублей. То есть в первом случае бочка чёрного золота в переводе на российскую валюту стоила около 3,5, а во втором – около четырёх тысяч.

Эти уровни при отсутствии социально-экономических стрессов вполне комфортны для бюджета, но нынешнюю ситуацию благоприятной, конечно же, не назвать. В прошлом году экспорт нефти упал на 11% (238 млн т), а в денежном выражении - сразу на 40%. Всего же поступления от продажи за границу газа, нефти и нефтепродуктов, которые традиционно составляли более трети всех доходов казны, просели сразу на 34% (с 7,9 до 5,2 трлн). В связи с карантином снизилась и собираемость налогов, в то же время антиковидные мероприятия и необходимость выполнять социальные обязательства перед населением требовали дополнительных инвестиций, которые поступали из Федерального резервного фонда.

Его резервы нуждаются в восполнении, да и борьба с коронавирусом продолжает требовать значительных финансовых затрат. Поэтому нынешняя стоимость бочки Brent – 4,5 тысячи рублей (Urals стоит немногим меньше) представляется далеко не такой комфортной для государства, как могло бы показаться на первый взгляд. В том случае если российская валюта под воздействием объективных обстоятельств продолжит демонстрировать позитивную динамику, у ЦБ, скорее всего, возникнет желание приостановить этот процесс за счёт повышения объёма закупок долларов и евро. Причём, вероятность претворения такого сценария в жизнь при сохранении нынешних цен на нефть окажется довольно высокой уже в случае падения доллара до 72 рублей.