Перейти к основному содержанию

Утечка мозгов на благо России в XVIII веке

 гайскон
© Общественное достояние

Двести пятьдесят лет назад на вооружении английского флота появилось новое артиллерийское орудие – карронаада, отличающееся высокой скорострельностью и возможностью ведения плотного огня. В России на тот момент не было ничего подобного и тогда агенты Екатерины II отправились в Шотландию, чтобы склонить его изобретателя работать на благо враждебного государства.

Решающим аргументом для инженера Чарльза Гаскойна, являющегося на тот момент директором и совладельцем крупнейших пушечных заводов Европы, стал гонорар. Предложенные условия за переезд в Россию со своим оборудованием и передовыми технологиями сулили ему избавление от крупных кредиторских задолженностей. Согласно бессрочному договору, он получал помимо годового оклада, в переводе на современный курс равному двадцати пяти миллионам рублей, еще и половину заводской прибыли. Никогда ранее столь крупные финансовые предложения не делались иностранному гражданину. Но в данном случае ставки для России были в разы серьезнее. На кону стояла победа страны в войнах с Турцией и Пруссией, которая не представлялась возможным без модернизации промышленности и перевооружения армии и флота.

корронада
© privateers.ru

Вплоть до самого отъезда яростные преследователи Гаскойна, среди которых были английские заводчики, считавшие, что переезд инженера нанесет им серьезный финансовый удар, всячески пытались доказать факт государственной измены. Через судебные инстанции они добились официального разрешения на задержку и прочтение почты конкурента, надеясь тем самым придать действиям Чарльза криминальный характер. Отъезд инженера тщательно планировался российской стороной и был под личным контролем посла графа Воронцова, так что изъятые бумаги имели невинный и скорее отвлекающий характер и никак не дискредитировали эмигранта.

В возрасте 47-ми лет шотландец навсегда покинул Великобританию, поступив на русскую службу. В том же году он приступил к работе и запустил одну из доменных печей на Александровском пушечно-литейном заводе в Петрозаводске, оборудовав ее новыми цилиндрическими мехами Смитона, где и отлил первую чугунную пушку. Новая конструкция, по сравнению с ранее употреблявшимися деревянными и ящичными мехами, позволила повысить производительность печей почти в шесть раз и улучшить качество чугуна. Дело в том, что руда, использующаяся на заводе, имела много вредных примесей, таких как фосфор и сера, которые при выплавке оставляли в чугуне пустоты. Благодаря тому, что в домну подавался воздух в постоянном режиме, увеличивалась температура плавления — и выжигались ненужные включения. Кроме того, Гаскойн предложил лить пушки, а стволы высверливать, что сразу повысило точность и дальность стрельбы. Александровский завод начал выпускать лучшие орудия в Европе. В результате инноваций брак на производстве при Гаскойне составлял около 4%, что стало одним из важнейших этапов в развитии металлургии.

пушки гайскон
© ИА «Республика» / Николай Смирнов

Вскоре после этого события, в музей Горного училища Петербурга в подарок от императрицы Екатерины II поступил макет той самой усовершенствованной печи. Коллекции первого высшего технического учебного заведения России, как и сейчас, постоянно пополнялись передовыми установками для обучения будущих горных инженеров. На сегодняшний день этот экспонат - один из старейших в собрании Горного музея.

доменная печь
© Форпост Северо-Запад / Горный музей

Чарльз Гаскойн еще на протяжении 20 лет трудился на благо промышленности России. Благодаря ему в стране появились новые заводы, типы вооружений, были открыты и изучены крупные месторождения. И даже будучи при смерти, инженер не захотел быть похороненным в Англии, а завещал, чтобы местом его упокоения стал Петрозаводск.