Saint-PetersburgSunny+16°C
$ЦБ:76,82ЦБ:89,66OPEC:41,22

Как российской экономике нивелировать последствия низких цен на нефть

буровая
Фото © gazprom-neft.ru

В ночь с 20 на 21 апреля цена американского сорта нефти WTI достигла исторического значения минус 37 долларов за баррель. Тот, кто увидел эту цифру с утра, решил, что речь идёт о компьютерном сбое, однако никакой ошибки не было. «Форпост» решил разобраться в том, как такое оказалось возможным и к каким последствиям для российской экономики приведёт сложившееся положение дел.

Но сначала несколько слов о том, что же, собственно говоря, произошло. Естественно, ни одна нефтедобывающая компания не совершила ни единой поставки покупателям с тем условием, что не будет брать деньги за свой товар, а отдаст его даром, да ещё и доплатит за это. Речь идёт о трейдерах, а по-русски говоря – спекулянтах, купивших так называемый фьючерс на поставку нефти в мае. Они не собирались получать сырьё физически, а планировали лишь перепродать по более выгодной цене.

Однако провернуть сделку не выгорело. Пандемия коронавируса снизила спрос на чёрное золото в мире чуть ли не на треть, а заодно и его стоимость. Хранилища в Кушинге – основном американском хабе оказались переполнены, поскольку сырья туда везут всё больше и больше, а забирают оттуда всё меньше и меньше. В связи с этим трейдеры, не сумевшие вовремя продать «ценные» бумаги, оказались в весьма затруднительном положении. Им было необходимо либо сбывать их по любой цене, пусть даже себе в убыток, либо арендовать дефицитные свободные площади и хранить там купленную нефть до тех пор, пока кто-нибудь не приобретёт её для переработки.

Лондонская фондовая биржа
Фото © Форпост Северо-Запад /

Большинство коммерсантов предпочло первый вариант. В последний день торгов майскими фьючерсами они начали массово сбрасывать бумаги, что привело к рекордному падению цен на бирже. Они опускались в моменте почти до минус 40 долларов за баррель, то есть трейдеры не только безвозмездно передавали новым владельцам контракта право получить нефть в следующем месяце, но ещё и прилично платили за это. Только к реальной стоимости сырья все эти операции не имели никакого отношения, они представляли собой классическую спекулятивную игру. А поражение в ней оказалось чересчур масштабным из-за того, что все мы сейчас живём в новой реальности.

В то же время торговля фьючерсами с поставкой в июне, которая шла параллельно, проходила в спокойном режиме. То есть физическая нефть никакого серьёзного падения и уж тем более попыток уйти в зону отрицательных значений, не демонстрировала. Правда на следующий день усилиями всё тех же спекулянтов волатильность на рынках повысилась, что привело к падению стоимости сорта Brent до 20 долларов за бочку.

По мнению ректора Горного университета, ведущего эксперта отрасли Владимира Литвиненко, такая ситуация выгодна государствам-потребителям нефти, не имеющим собственных залежей сырья, а также конкурентам нашей страны на глобальном рынке углеводородов.

«Мы наблюдаем сегодня перераспределение сфер влияния и перераспределение рынков, которое во многом происходит искусственно. Несмотря на то, что сложившаяся конъюнктура – краткосрочная, и она не повлияет на стабильность нашей экономики в целом, ситуация всё же очень сложная. Баланс между спросом и предложением будет достигнут не ранее чем через месяц, а, быть может, и гораздо позже. Ведь сроки восстановления мировой экономики могут занять около года», - говорит Литвиненко.

газпром нефть
Фото © www.gazprom-neft.ru

Он считает, что уровень потерь, с которыми Россия и другие добывающие державы выйдут из нынешней ситуации, зависит от компетентности менеджеров, управляющих профильными компаниями, и чиновников, регулирующих их деятельность. А точнее – от качества стратегий, выбранных для преодоления кризиса, который станет лакмусовой бумажкой эффективности управленческих решений.

«Ситуация, сложившаяся на рынке нефти, – пример недееспособности «Энергетической стратегии России до 2035 года», принятой недавно правительством. Там нет ни слова о том, собираемся ли мы развивать внутреннее потребление или планируем по-прежнему ориентироваться на экспорт. Не сказано об уровне инвестиций, требующихся, например, для развития транспортной инфраструктуры северных регионов. Не прослеживается мысль о необходимости диверсификации отечественной экономики, рационального управления смежными отраслями. В частности, развития нефтехимии и увеличения объёмов выпуска товаров прямого потребления с высокой добавленной стоимостью. А ведь постиндустриальные страны, не обладающие нашей уникальной сырьевой базой, получают колоссальные доходы именно за счёт производства продукции высоких переделов», - напоминает ректор Горного университета.

Он уверен в том, что изменить нынешнее положение дел возможно лишь в случае трансформации российской высшей школы. И отказу технических вузов от двухуровневой системы образования – магистратуры и бакалавриата, навязанной нам странами Запада. По его мнению, уход от классической схемы подготовки инженеров – специалитета - создал ситуацию, при которой в полной мере заменить уходящие из отрасли кадры попросту невозможно. Это ведёт к дефициту профессионалов на всех уровнях производственных цепочек – от руководителей до специалистов, работающих непосредственно «на скважине».

«Внедрение Болонской системы было направлено на то, чтобы разделить мир на тех, кто должен развиваться за счёт образования, и тех, для кого образование станет тормозом. Сейчас острый дефицит кадров ощущается почти во всех государствах, которые добывают полезные ископаемые – в странах БРИКС, в Африке, в Норвегии, в Австралии. Но, например, университеты Шотландии, которые выпускают кадры для компаний, добывающих в Северном море эталонный сорт нефти Brent, не внедрили у себя двухуровневые образовательные стандарты. Они ориентируются на классическую систему подготовки, чтобы защитить свою экономику», - пояснил Владимир Литвиненко.

Абердин
Фото © Форпост Северо-Запад /

На фото: Университет Абердина

Он подчеркнул, что Владимир Путин по итогам расширенного заседания президиума Государственного совета и Совета при Президенте по науке, которое состоялось в феврале, дал ряд поручений правительству. В их числе – «учитывать необходимость сохранения особенностей подготовки кадров по программам специалитета для отдельных отраслей экономики». Ответственным за исполнение назначен Михаил Мишустин.

В ближайшее время «Форпост» подробно расскажет о деятельности международных спекулянтов и необходимости создания глобального регулирующего органа, который возьмёт на себя ответственность за предсказуемость торговых отношений между странами-продавцами и странами-покупателями нефти.