Saint-PetersburgOvercast+3°C
$ЦБ:75,45ЦБ:90,03OPEC:46,66

Крым в условиях дикого капитализма

Крым 2
Фото © Форпост Северо-Запад /

Шесть стран – партнеров Евросоюза (Черногория, Албания, Норвегия, Исландия, Украина и Грузия) в понедельник 24 августа объявили о присоединении к июньскому решению Совета ЕС о продлении еще на год экономических санкций по Крыму.

Вынужденная изоляция полуострова – палка о двух концах. Конечно, она избавляет крымское правительство от необходимости задумываться о региональном протекционизме. В республике из-за санкций практически отсутствует не только иностранный бизнес, но и подавляющее большинство российских сетевых компаний. Даже те, которые успешно работали здесь еще шесть лет назад. С другой стороны, в отсутствие крупных игроков, организующих рынок, экономика Крыма оказалась в ситуации «дикого» капитализма. Что сулит региону сложившаяся ситуация – коллапс или процветание?

Крымчанам и туристам приходится обходиться, например, без лидеров банковского рынка, таких как Сбербанк, ВТБ или Альфа. Проще назвать кредитные организации, которые там присутствуют. Их всего семь, а на слуху из них, пожалуй, только две – АБ «Россия» и Российский национальный коммерческий банк (РНКБ).

Аналогичная ситуация в торговле и общепите. В Крыму больше нет заведений «Макдональдса», KFC, «Бургер кинга», «Теремка», супермаркетов «Перекресток», «Магнит» или «Пятерочка» и многих других. Российские туристы, въезжающие на полуостров с удивлением отмечают, что вместо привычных фирменных логотипов крупных корпораций федерального и мирового уровня, их окружают лишь вывески мелких местных брендов.

Крым 3
Фото © Форпост Северо-Запад /

Конечно, есть исключения, но смельчаков, дерзнувших открыто появиться на территории подсанкционного субъекта Российской Федерации, совсем немного. В их числе магазины российских торговых сетей DNS, «Спортмастер» и западные ретейлеры «МЕТРО» и «Ашан». Парадоксально, но видимо семья Мюлье, владеющая французскими гипермаркетами, более свободна в своей коммерческой политике, чем любой из российских продуктовых сетевиков. Даже таких, которые как «Магнит» контролируются компаниями с преобладающим участием государства (Группа ВТБ).

Кстати, среди брендов, игнорировавших санкции, есть и крупная транснациональная сеть кофеен из США – «Баскин Робинс». Компании, работающие в Крыму, как российские, так и западные, объединяет, пожалуй, лишь форма собственности. Их основными владельцами являются не инвестиционные фонды, аккумулирующие деньги обезличенных инвесторов, и не государство, а отдельные представители классического частного бизнеса, то есть конкретные капиталисты с именами и фамилиями. Видимо только такие люди могут позволить себе игнорировать ущемляющие свободу предпринимательства рекомендации международной бюрократии.

Уход крупнейших федеральных и глобальных игроков стимулирует конкуренцию, но это, увы, не приводит к снижению цен. По некоторым позициям у представителей малого бизнеса здесь объективно более высокие издержки. Например, транспортные. Среди автозаправочных станций не встретишь ни одного мирового или отечественного (материкового) бренда – только посредники. Поэтому, если, например, в Петербурге литр бензина АИ-95 стоит менее 47 рублей, то в Крыму от 51 рубля. Дополнительные расходы на транспортировку влияют на ценники в продовольственных магазинах. Они примерно на 10% выше, чем в дискаунтерах на основной части России.

Крым 4
Фото © Anna Ilarionova / pixabay.com

Крупные корпорации при всех минусах, связанных с их монопольным положением, задают на рынке определенные стандарты сервиса. В Крыму предпринимателям равняться не на кого, поэтому даже некоторые раскрученные центры притяжения туристов до сих пор напоминают «медвежьи углы».

Например, знаменитый Большой каньон Крыма. Отдыхающие приезжают туда в основном на автомобилях. Тем не менее, у входа в каньон нет заасфальтированной ровной площадки для парковки. И ни одного заведения общепита с кассовым аппаратом. Некогда белоснежный капитальный остановочный павильон, построенный в конце 50-х годов прошлого века по нетиповому проекту, зарос зеленью и вполне может служить декорацией для фильмов о постапокалипсисе.

Когда-то здесь проходила автодорога, по которой можно было через гору Ай-Петри доехать до Ялты. Сейчас же путь в сторону южного побережья преграждает «кирпич» - трасса официально закрыта для движения. Тем не менее, по ней постоянно снуют автомобили, и, по словам старожилов, здесь никогда не бывает ГИБДД.

Крым 5
Фото © Форпост Северо-Запад /

По степени износа основных фондов Крым остается безусловным лидером даже в рамках не самого благоприятного в этом отношении Южного федерального округа. По сравнению с 2016 годом она снизилась – с 73,3% до 66,3%, но до среднего показателя по ЮФО – 46,7% - еще далеко.

Федеральная программа развития Крыма и Севастополя ориентирована в основном на модернизацию инфраструктуры. Сейчас на полуострове практически завершено строительство автотрассы «Таврида», протянувшейся от керченского моста до Севастополя. Построены новый аэропорт в Симферополе, магистральный газопровод Кубань-Крым, несколько крупных спортивных объектов и тепловых электростанций.

Крым 6
Фото © Anna Ilarionova / pixabay.com

Существующие темпы модернизации дают основания для прогноза о том, что инфраструктурного уровня среднего российского региона удастся достигнуть примерно за десятилетие. Новые субъекты федерации медленно, но верно догоняют соседей. Правда, по некоторым показателям этот процесс является скорее негативным, чем желательным. Например, Крым имел большое преимущество по развитию розничных рынков и ярмарок. Четыре года назад их доля в общем розничном обороте превышала 27%. По последним данным она снизилась до 17,1%.

Это все еще намного выше, чем у ближайшего конкурента – Краснодарского края (там 9,4%). Но тенденция уже обозначилась. И, к сожалению, подтягивая экономику к российским стандартам, Крым рискует получить и типичные для материка проблемы – монополизм и предпринимательскую пассивность.