Saint-PetersburgOvercast+0°C
$ЦБ:74,25ЦБ:90,26OPEC:47,45

Интересы Йемена в России

йемен
Фото © Из личного архива

События в Йемене стабильно не сходят с новостных полос. Выпускник петербургского вуза рассказал о том, как многолетний конфликт повлиял на нефтяную промышленность его родины, и где сегодня готовят кадры, которым предстоит восстанавливать стратегически важную отрасль.

Гражданская война между суннитами, за которыми стоят правительственная армия и Саудовская Аравия, и хуситами, поддерживаемыми Ираном, официально началась в 2014 году. Повстанцы обвиняли власти в коррумпированности и дискриминации по религиозному признаку, были недовольны вмешательством США в государственные дела. Словом, причины противостояния смешались в единый клубок - политические, религиозные, исторические.

йемен
Фото © Википедия

На деле в Йемене столкнулись гораздо более глобальные интересы, чем представляется из сообщений СМИ. Там идет речь не о межконфессиальной борьбе хуситов и суннитов, а о контроле над добычей и поставками нефти. Страна не относится к числу ведущих производителей углеводородов, однако свою долю в мировом рынке занимала: до войны она добывала 500 тысяч баррелей нефти в сутки, что привлекло на ее территорию множество крупных добывающих компаний. Основными нефтеносными регионами являются Джанна и Ийяд в центре страны, Мариба и Джаудсе — на севере, а также Шабва и Масила — на юге. Экспорт сырья составлял 70% доходной части госбюджета и около 90% всех валютных доходов государства.

Независимый американский экономист, доктор политических наук Принстонского университета Уильям Энгдаль приводит информацию, в соответствии с которой «пустынные земли между Саудовской Аравией и Йеменом, согласно неопубликованным воздушным и геофизическим исследованиям США, имеют потенциал запасов нефти, который, вероятно, превышает потенциал самой Саудовской Аравии» (более 290 млрд баррелей нефти – ред.). Эти данные он получил от анонимного чиновника США и отмечает, что «насколько это утверждение является точным, сказать сложно». В то же время экономист напоминает: пространство между Персидским заливом и Красным морем является одной из самых тектонически активных зон на планете, а значит, там велики предпосылки для открытия углеводородов. По словам Уильяма Энгдаля, конфликт в Йемене «связан с разделом стратегического контроля над мировой энергетикой».

йемен
© Общественное достояние

«В настоящий момент экономическую ситуацию в стране можно охарактеризовать как катастрофическую. Переживает кризис и добывающий сектор. Большинство иностранных компаний вместе со своими инвестициями покинули страну. Например, французская корпорация Total, кипрская Cavalley Petroleum и норвежская DNO. Ряд компаний, которые только начинали рассматривать возможности выхода на сырьевой рынок республики и запуска новых проектов, отказались от них. Так, еще в 2013 году руководство «Газпрома» встречалось с президентом Йемена Абда Раббо Мансура Хади, чтобы обсудить перспективы взаимодействия в нефтегазовой сфере. Одним из интересных направлений сотрудничества представлялось участие холдинга в предприятии «Йемен СПГ». Однако война поставила крест на этих планах. В результате, объемы нашей добычи снизились (нефть до 15-50 тысяч баррелей в день – ред.), а сами месторождения и нефтегазовая инфраструктура подвергаются регулярным авиационным ударам и обстрелам», - рассказывает выпускник Санкт-Петербургского горного университета Салах Аль-Муфти.

йемен
Фото © Пресс-служба Yemen LNG

Рано или поздно это противостояние завершится, производство углеводородов восстановится. И тогда сырьевой сектор столкнется с другой проблемой – находящейся в упадке системой подготовки кадров.

«Горный инженер – очень престижная профессия в Йемене, представители которой словно относятся к привилегированному сообществу. Но среди квалифицированных нефтяников в довоенный период превалировали иностранцы. Несмотря на то, что у нас 3 университета выпускают специалистов для минерально-сырьевого комплекса, в силу дефицита преподавателей вузы не в состоянии обучать большое число студентов. В результате местных профессионалов совершенно недостаточно для полноценного обслуживания отрасли и ее перспективного развития. Поэтому наше правительство использует любые возможности, чтобы отправить молодежь получать высшее инженерное образование за границу», - объясняет Салах.

Йемен
Фото © Franco Pecchio, Википедия

Юноша родился в небольшом городке Ибб, расположенном в горах Джабаль-Бадан на юге страны. Помимо него родители воспитывали еще 9 детей. Когда они заметили у сына способности к изучению химии и математике, то поняли, что это его шанс вырваться «в большой мир». Молодой человек в возрасте 15 лет самостоятельно переехал в более крупный город, снял жилье и поступил в сильную школу. Родители не ошиблись, и уже через два года, в 2009 году, Салах продемонстрировал отличные оценки при окончании учебного заведения. Лучшим выпускникам местное Министерство образования предоставило возможность получить бесплатное обучение в университетах зарубежных государств.

«Мне предложили рассмотреть вузы Малайзии, Турции, Египта, Саудовской Аравии и ряда других государств. Я выбрал Россию. Во-первых, планировал поступать на нефтегазовое дело, а она является одним из лидеров мирового рынка с колоссальным опытом, современными технологиями и развитой системой высшего образования. Во-вторых, привлекала богатая культура и история страны. Знаменитые на весь мир военачальники, ученые, писатели… Хотелось лучше познакомиться с ними и хотя бы на период учебы стать ее частью. Среди всех вариантов я остановился на Санкт-Петербургском горном университете, известном высоким уровнем инженерного образования. Став его студентом, я ежедневно убеждался в этом. Меня ждали лекции российских и европейских профессоров, исследования в научных центрах и лабораториях, международные конференции. Для прохождения производственной практики я ездил на родину, где американская компания Hunt Oil Company взяла меня на месячную стажировку. Ну и, конечно, в рамках университета я впервые в жизни окунулся в активную общественную жизнь», - рассказывает Салах.

По словам молодого человека, на первом курсе он был единственным гражданином Йемена в вузе, а всего через 4-5 лет в нем училось уже порядка 40 представителей республики. Салах стал главой Комитета по работе с иностранцами в Союзе арабских студентов Санкт-Петербурга, помогая абитуриентам из государств Персидского залива правильно оформлять документы при въезде в Россию и адаптироваться в новым реалиям.

йемен
Фото © Из личного архива/ На встрече с сотрудниками иммиграционной службы

«Я планировал поступить в аспирантуру и получить ученую степень по своей специализации. Но, к сожалению, из-за гражданской войны, которая по-прежнему не утихает в моей стране, в 2016 году Министерство образования России не выделило квоты на продолжение бесплатного обучения йеменских магистрантов. Позволить себе образование за свой счет я не мог, поэтому стал искать другие варианты. Кроме того, я был не прочь попрактиковаться в английском языке. На мой запрос ответил Алигархский мусульманский университет в Индии, который без лишней проволоки готов был меня принять. Вуз реализует программы по широкому спектру профилей – от факультета искусств до медицинского. Среди них есть и факультет инженерии и технологий, декана которого так впечатлил мой диплом Санкт-Петербургского горного университета», - говорит Салах.

Но возникла единственная проблема. В российской альма-матер юноша изучал разработку и эксплуатацию нефтяных и газовых месторождений, а в магистратуре - эксплуатацию скважин в осложненных условиях. Это именно те квалификации, которые будут востребованы в Йемене еще не одно десятилетие. Однако в индийском учебном заведении данной темой не занимаются и специализируются на переработке минеральных ресурсов. В качестве компромисса Салаху предложили развивать новое направление – использование альтернативных источников энергии, в частности водорода.

йемен
Фото © Из личного архива/ Алигархский мусульманский университет

«После получения докторской степени и возвращения на родину, я планирую стать преподавателем в одном из минерально-сырьевых университетов. Таким образом, я смогу сделать вклад в восстановление и развитие основополагающего сектора нашей экономики. Получив основное высшее образование в сфере традиционных ресурсов, дополнительное изучение возобновляемых энергоносителей позволит мне более широко смотреть на наши перспективы, анализировать мировые тенденции и делиться своими знаниями с молодежью. На сегодняшний день Йемен всецело зависит от нефти и газа, и думаю, в обозримом будущем правительство будет вкладываться именно в освоение их залежей. Но в долгосрочной перспективе месторождения будут истощаться, и тогда мы будем пытаться заменить их на другие источники энергии, такие как ветер, водородные топливные элементы и солнце. Возможно, через какое-то время мой опыт пригодится в Министерстве нефти и минеральных ресурсов»,- рассказывает Салах.

Молодой ученый надеется, что через 5-6 лет будет нормализованы производство и экспорт углеводородов, начнут возвращаться иностранные компании, в том числе российские, и постепенно возрастающий уровень развития горнодобывающей промышленности, наконец, позволит перейти от добычи исключительно к освоению остальных богатств региона. Их на территории Йемена не мало.

Все это будет возможным только после стабилизации политической обстановки. А пока до этого еще далеко.

Буквально на днях, 25 октября, был взорван участок нефтепровода Шабва — Бир-Али, что привело к пожару и локальному разливу нефти. Ранее в этом районе начался конфликт между противоборствующими сторонами за контроль над нефтеперерабатывающим заводом.