Продаётся украинский газопровод. Недорого

Северный поток
Фото © www.gazprom.ru

Украина и США делают всё возможное для того, чтобы запретить строительство «Северного потока-2». «Форпост» разбирался в том, почему это происходит и к чему приведёт.

В четверг, 5 апреля депутаты Верховной рады Украины обратились к международному сообществу с просьбой запретить строительство газопровода «Северный поток — 2» из-за того, что его запуск приведет к «утверждению абсолютной монополии России на газовом рынке Европы». А несколькими днями ранее президент этой страны Петр Порошенко в интервью немецкому телевидению выразил уверенность в том, что отношение к проекту «необходимо пересмотреть из политических, экономических и этических соображений», намекая на дело Скрипаля.

В конце 2017 года «Нафтогаз» сообщил, что транзит «голубого топлива» из России обеспечил 24,9 млрд гривен бюджетных поступлений за 9 месяцев. В случае его отсутствия отчисления компании в казну государства составили бы около 66,7 млрд за три квартала вместо фактических 91,6 млрд. Учитывая, что расходная часть бюджета Украины в прошлом году составляла 839 млрд гривен, несложно подсчитать, что выплаты «Газпрома» покрыли около 4% всех федеральных затрат.

Их отсутствие, конечно, будет весьма ощутимо, а такое развитие событий вполне реально. Соглашение между Россией и Украиной о транзите в Европу заканчивает свое действие в 2019 году. Именно поэтому украинские политики используют любую возможность для того, чтобы напомнить ЕС о необходимости диверсификации поставок газа. Не отстают от них и американцы. В конце марта Государственный департамент США в очередной раз предупредил европейские компании, участвующие в строительстве газопровода «Северный поток-2» о том, что они, скорее всего, попадут под санкции.

«Как многим известно, правительство США возражает против строительства «Норд Стрим-2». Мы считаем, что реализация этого проекта подорвет общую энергетическую безопасность Европы и предоставит России еще один инструмент давления на страны региона, особенно, такие как Украина, - заявила пресс-секретарь Госдепа Хизер Нойерт.

Интерес Соединённых Штатов к тому, чтобы газопровод не был построен, также понятен. США сегодня экспортируют значительные объёмы СПГ, однако выйти на европейский рынок энергоресурсов им не удаётся. Причина банальна - сжиженный газ значительно дороже, чем трубопроводный, а значит продать его можно лишь в том случае, если перекрыть вентиль «Газпрому».

северный поток
Фото © gazprom.ru

На фото: Трубы для строительства газопровода «Северный поток — 2» в Котке, Финляндия

Сделать это американцы пытаются посредством всё новых и новых санкций. Так, 6 апреля, США озвучили очередной санкционный список, куда попали 24 россиянина. Среди них и председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер. Как заявили в Государственном департаменте Соединённых Штатов, этот шаг должен послужить «сигналом для Москвы». Хотя с большей долей вероятности можно говорить о том, что он, по задумке авторов, должен стать сигналом для руководства европейских компаний, задействованных в строительстве газопровода.

Несмотря на усилия США, Украины, ещё ряда стран и Еврокомиссии, «Северный поток-2» постепенно обретает реальные очертания. 5 апреля, в день, когда Верховная рада призвала мировое сообщество запретить его строительство по дну Балтийского моря, Правительство Финляндии выдало компании Nord Streem 2 AG разрешение на работы в финской исключительной экономической зоне. Ранее аналогичное разрешение было получено от Германии.

В целом большинство стран ЕС, особенно ФРГ и Австрия, потребляющие всё больше и больше российского газа, заинтересованы в том, чтобы создать условия для увеличения его импорта. Это обусловлено отказом от угольной и атомной генерации, а также малой пропускной способностью альтернативных коридоров поставок. В связи с этим европейцев беспокоят возможные перебои с поставками «голубого топлива» после 2019 года в том случае, если договорённость между «Газпромом» и Незалежной не будет достигнута.

Северный поток
Фото © Официальный сайт компании «Газпром»

Ряд экспертов предупреждает, что «Северный поток – 2» и «Турецкий поток» выйдут на полную проектную мощность не раньше конца 2020 года. И добавляют, что этот срок не окончательный – готовность газопроводов к работе еще не гарантирует их оперативного запуска: многое зависит от Еврокомиссии, выдающей соответствующие разрешения. Это делает не вполне понятными правила игры на довольно значительный период времени и заставляет потребителей из ЕС прилагать усилия к тому, чтобы обезопасить себя от возможных перебоев с поставками газа.

Изначально существовало два варианта развития событий, которые могли бы сохранить существующее положение дел и после 2019 года. Первый – перенос торговой границы с Запада Незалежной на Восток. В этом случае природный газ становился бы собственностью европейских компаний до того, как он попадает в Украину, и именно Европа должна была бы платить ей за транзит. Сегодня это предложение уже никем всерьёз не рассматривается, поскольку оно никому не выгодно, кроме самого Киева, имеющего репутацию «ненадёжного партнёра».

Второй путь – продажа украинской газотранспортной системы третьей стороне. В марте в прессе появились публикации, где говорилось о том, что в качестве такого покупателя может выступить итальянский оператор Snam. В самой компании не подтверждают, но и не опровергают интереса к украинской ГТС. Это и понятно, ведь покупка трубы была бы рентабельной лишь в случае гарантий сохранения нынешних объёмов транзита. А их «Газпром» пока не давал.

Напротив, еще в 2016 году российская компания объявила о программе оптимизации затрат после ввода в эксплуатацию «Северного потока — 2". В частности, о ликвидации почти четырех тысяч километров сухопутных газопроводов. Как отметили в «Газпроме» это обусловлено экономической целесообразностью. Себестоимость доставки газа в ЕС по дну Балтийского моря в 1,6 раза ниже, чем через Украину.

В случае реализации этих планов транзит через Незалежную сократится до «символических» 10-15 млрд кубометров. То есть его объёмы будут слишком малы для того, чтобы кто-то всерьёз заинтересовался перспективами покупки одряхлевшей ГТС, требующей серьёзной модернизации.

Через Украину в страны ЕС ежегодно поступает порядка 70 – 80 млрд. кубометров газа в год. А в 2017-м году был установлен рекорд транзита - 94 миллиарда кубометров. Для сравнения: Snam, который поставляет «голубое топливо» в Европу с юга континента и из Африки, сообщил, что с 14 марта увеличил ежедневные поставки в Швейцарию до 3 млн кубометров. Даже с учётом планов компании нарастить экспорт до 40 млн, то есть до 14 с половиной млрд кубов в год, это совершенно не те объёмы, которые требуются сегодня Европе, а уж тем более потребуются ей завтра.

В связи с этим у многих политиков и бизнесменов в Старом Свете возникает резонный вопрос: зачем увязывать два совершенно не связанных друг с другом вопроса: диверсификацию поставок газа и строительство «Северного потока – 2».

«Еврокомиссии следовало бы прилагать усилия для диверсификации поставок газа в Европу, но при этом не обязательно препятствовать созданию газопровода, который способствует увеличению экспорта», — заявил экс-премьер-министр Баварии Эдмунд Штойбер.

Тем временем, в Киеве подсчитывают минимальные объёмы транзита, при сохранении которых работа газотранспортной системы страны окажется рентабельной. Украинские эксперты говорят о том, что они должны оставаться на уровне не меньше 25 миллиардов кубометров, то есть вдвое выше цифр, озвученных «Газпромом». Лишь в этом случае деньги, полученные от российской компании, хотя бы покроют производственные издержки.

Учитывая всё вышесказанное, можно предположить, что противодействие украинской стороны строительству «Северного потока – 2» будет становиться всё более агрессивным. При этом, Киев, скорее всего, продолжит смешивать политику с экономикой и убеждать европейцев в том, что отказ от украинского транзита поспособствует милитаризации России и увеличит зависимость Европы от нашей страны. Лишним подтверждением этому стало недавнее заявление спикера Верховной рады Андрея Парубия. Он заявил, что начало работы «Норд Стрим-2» спровоцирует «полномасштабное наступление российских войск на Украину».

В большинстве стран Европы считают такую точку зрения неприемлемой и стараются дистанцировать политику от экономики. В частности, канцлер ФРГ Ангела Меркель уже неоднократно говорила, что Германия рассматривает «Северный поток-2» как экономический проект и твёрдо намерена защищать своё право сохранять и расширять в случае необходимости сотрудничество с Россией в сфере поставок трубопроводного газа.

Раздел
Обсудить и поделиться