23:21 08.08.2018 - Сергей Чернядьев
Поделиться
площадь
© Общественное достояние

Георгий Полтавченко решил не отказываться от кресла губернатора образца 2019. Не знаю, как уж оно было там, в Кремле - просто предложили идти на выборы или приводили какие аргументы, но генерал-лейтенант, конечно же, воспринял рекомендацию как приказ и отказать Верховному главнокомандующему не смог.

И всё. Те, кто ещё вчера взвешивал шансы Беглова-Соколова-Осеевского, разом стали верными «полтавченковцами» (кстати, ещё в мае, в ответ на многочисленные версии в связи с уходом губернатора в отпуск, «Форпост» предрекал именно такой ход событий в статье «Георгий Полтавченко остаётся. Остальные могут расслабиться»).

Но теперь, оказывается, по словам некоторых политологов, решивших напомнить о себе всего лишь за 400 дней до выборов, его «оставляют» потому, что он нужен Кремлю в комбинации «преемник». Как говорил Михаил Сергеевич:

«Де огонь, а де вода?».

Какое отношение имеет Г.С.П. к определению и представлению народу следующего президента абсолютно непонятно, но надо же чем-то прикрыть последние телодвижения, например, по разгрому избирательной комиссии и назначением туда человека полпредства.

Впрочем, какая разница. В блестящем философском труде Освальда Шпенглера «Закат Европы» есть красивый базовый постулат. Автор задаёт вопрос – почему каждый средневековый герцог начинал строительство главного городского собора, зная, что не доживёт не только до нефа и горгулий, но и до устоявшегося фундамента? Ответ очевиден – преемственность власти. Суверен знал, что дело продолжат сын и внук, и не жалел средств государства на масштабные проекты. Стоял бы сегодня без этих убеждений Кёльнский собор, как же. А вот с тех пор, как пошла Европа по пути безудержной демократии, всё и покатилось. Это не я, это Шпенглер.

«Лучшее средство познания – аналогия».

Фраза из той же книги Арнольда Готтфрида (средние имена учёного – прим. ред.). Вопрос преемственности власти в России – это не вопрос имени, а вопрос курса. Когда поколение, прекрасно помнящее девяностые, тотально голосует за Путина, то пока оно живо, поддержка консолидированного движения страны в сторону построения державы, обеспечена. Крымский мост - это тот же Ульмский или Руанский собор, только не вертикальный, а горизонтальный. А следующий президент, будь он хоть Ксения Собчак (шутка) будет избран и выживет только потому, что он «резонансен» 140 миллионам сограждан. И в прорыве через Крым и Дарданеллы в Средиземное море, и в реализации программ импортозамещения, и в аллергии на деятельность украинской компрадорской буржуазии. Какие бы ещё программы не были, русские не могут без чувства самоуважения. Без «Зато мы делаем ракеты, перекрываем Енисей, а также в области балета мы впереди планеты всей»!

Хитроумные комбинации по заведению рака за камень, зачем Полтавченко нужен Кремлю, очень похожи на анонимные восторги в телеграмм-каналах по поводу Константина Серова, помывшего александрийского ангела - вот, дескать, как отпраздновал вице-губернатор решение шефа. Если без маргинальщины, всё просто: Георгий Сергеевич Полтавченко не только устраивает Владимира Владимировича Путина, но что главнее – устраивает город.

Сергей Чернядьев

Обсудить и поделиться