10:11 17.08.2018 - Форпост
Поделиться
Капитолий
Фото © Architect of the Capitol

Санкции сегодня очень востребованы как инструмент американской внешней политики. В США считают, что это эффективное средство достижения заявленных целей, но так ли это? Будут ли успешными новые меры против Москвы и Тегерана?

Члены Конгресса планируют ввести новые жёсткие санкции против России за её вмешательство в американские выборы. Белый дом говорит о том, что ограничительные меры против Северной Кореи останутся в силе до тех пор, пока Пхеньян не продемонстрирует решимость встать на путь денуклеаризации. После разрыва ядерного соглашения с Ираном администрация Трампа восстановила санкции против этой страны, пытаясь получить лучшие условия по сделке, чем те, которых добился Барак Обама. И даже союзнику по НАТО - Турции грозит наказание за заключение в тюрьму нескольких американских граждан и сотрудников её дипмиссии.

Исследования по вопросу о санкциях, проведённые мною и другими сторонами, показали, что иногда они могут быть эффективными. Но есть три ключевых элемента: готовность обеспечить их соблюдение, наличие союзников и стимулы к переговорам. Отсутствие всех трёх компонентов означает, что они, вероятно, не будут работать, как в случае с Россией и Ираном.

Односторонние санкции редко срабатывают

Хотя Европейский Союз ввёл ограничительные меры против России из-за её действий в Украине, последние законодательные инициативы, предложенные в Конгрессе, будут односторонними. Во всё более глобализирующемся мире подобные шаги обречены на огромное число препятствий, даже если их делает крупнейшая экономика.

Историческое исследование, опубликованное в 1990-х годах Институтом Международной экономики Петерсона, показало, что односторонние санкции США достигали своих внешнеполитических целей только в 13% случаев. И лишь тогда, когда страны, против которых они вводились, имели обширные торговые отношения с США. Но ни у России, ни у Ирана их нет, а значит, американское экономическое давление вряд ли может быть действенным.

Кастро и Гагарин
Фото © Linux_Rocks

Кроме того, когда то или иное государство сталкивается с санкциями, оно часто начинает поиск коммерческих связей с другими странами. Так было с Кубой. Когда США ввели запретительные меры против своего бывшего торгового партнёра после прихода к власти Фиделя Кастро, Гавана обратилась за помощью к Москве и стала частью коммунистического блока. Иран, в свою очередь, диверсифицировал экономику перед лицом санкций со стороны США и других западных стран, смещая торговые интересы на Восток и всё чаще продавая нефть и покупая товары в Китае, Индии и других азиатских странах.

Вашингтон реагирует на такую стратегию, угрожая ввести вторичные санкции против иностранных компаний, торгующих с Ираном, и запретить им вести бизнес в США. Но подобная политика воспринимается как нарушение международного права. В том числе и в Европе, которая не согласна с таким подходом и пообещала поддерживать торговые отношения с Ираном, несмотря на позицию Соединённых Штатов. Россия и Китай придерживаются аналогичного мнения.

Готовность довести дело до конца

В этой связи возникает второй вопрос, влияющий на эффективность санкций: способна ли страна, которая их вводит, обеспечить соблюдение ограничительных мер?

Перспектива потери двух миллионов баррелей нефти в день из Ирана уже волнует мировые рынки. Чтобы успокоить инвесторов, Госдепартамент США тихо объявил в начале июля, что Вашингтон позволит таким странам, как Китай, Индия и Турция сократить импорт нефти из Исламской Республики «на индивидуальной основе». Стремление смягчить потенциальное воздействие новых санкций на мировые финансовые рынки похвально, но оно может поставить крест на достижении целей, ради которых, собственно, всё и было задумано.

Трамп и Ким
Фото © Twitter/Donald J. Trump

Аналогичная проблема существует вокруг ограничительных мер ООН против Северной Кореи. После саммита Трампа-Кима и заявления президента США о том, что Пхеньян больше не представляет собой ядерной угрозы, Китай и Россия продемонстрировали нежелание соблюдать санкционный режим. Недавно они заблокировали усилия Совета Безопасности ООН по осуждению северокорейской контрабанды нефти. Очевидно, что, если США и их основные союзники не в состоянии платить цену за обеспечение соблюдения санкций или не желают этого делать, эффективность снижается.

Принуждение и соблюдение

Третий фактор, влияющий на успех - необходимость сочетания санкций с дипломатическими переговорами. Моя работа с Джорджем Лопесом, почётным профессором исследований проблем мира, показывает, что ограничения лучше всего работают в сочетании с переговорами. В этом случае введение принудительных мер стимулирует оппонентов к соблюдению определённых правил, пренебрежение которыми и привело к санкциям.

Предложение об их отмене может стать эффективной разменной монетой для того, чтобы убедить целевой режим пойти на компромисс и изменить свою политику. Как в случае с Дейтонским Мирным Соглашением 1995 года, когда предложение об отмене санкций послужило для Сербии стимулом к прекращению её агрессивной политики и принятию политического урегулирования.

Ирония в случае с Ираном заключается в том, что именно эта форма дипломатии была успешной в достижении ядерной сделки 2015 года. Жёсткие санкции США, ООН и Европейского Союза сочетались с предложением снять их, если Иран выполнит требование ограничить свою ядерную программу и согласится на проведение инспекций. В период с 2016 года, после того как ограничения против Ирана были сняты, международная Комиссия по атомной энергии 10 раз проверяла, каким образом эта страна выполняет свою часть сделки.

Пустынная дорога

В связи со всеми вышеперечисленными причинами я считаю, что новая политика США имеет мало шансов на успех. Санкции Соединённых Штатов и ЕС в отношении России за её политику в Украине могут дать некоторый эффект, но новые меры, рассматриваемые в Конгрессе, вряд ли окажут существенное влияние на текущее положение дел.

Трамп
Фото © Twitter/Donald J. Trump

Политики могут жёстко говорить об угрозе новых санкций, но они работают гораздо лучше, когда санкции - часть многосторонних дипломатических усилий. Именно сотрудничество с союзниками, без которого трудно добиться заявленных целей, зачастую и есть ключ к успеху, и администрации Трампа следует об этом помнить.

Дэвид Кортрайт,
директор по политическим исследованиям, Институт международных исследований проблем мира, Университет Нотр-Дам

Материал «New sanctions on Russia and Iran are unlikely to work. Here’s why» опубликован на портале The Conversation (Великобритания).

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Обсудить и поделиться