Санкт-ПетербургЯсно+13°C

Чему могут иностранные ученые научить отечественных

Сергеев
Фото © kremlin.ru

Глава РАН Александр Сергеев на встрече с президентом России выдвинул предложение профинансировать проект по созданию центров межакадемического научного обмена.

«Фактически академический обмен с 2013 года приостановлен, и очень важные программы, по которым велось сотрудничество со многими странами, сейчас просто заморожены. Мы хотим в стране открыть несколько центров, которые будут принимать рабочие группы, функционирующие по принципу мозговых штурмов. Есть сейчас достаточно новая форма в науке, когда собираются на 1-2 недели самые сильные люди из всех стран. Это не конгрессы, а именно 20–30 человек высочайших профессионалов. Они анализируют тренды и результат, намечают пути. Те страны, которые очень активно участвуют в организации подобной деятельности, привлечении на свои территории таких мозговых штурмов, автоматически оказываются в центре внимания науки в соответствующей области», - объясняет глава РАН Александр Сергеев.

На самой встрече возможные темы диалогов обозначены не были, но, исходя из предыдущих интервью господина Сергеева, можно предположить, что это будут вопросы, связанные с «формированием новых источников, способов транспортировки и хранения энергии, развитием роботизированных систем (в частности, в хирургии), созданием систем обработки больших объемов данных, машинным обучением и искусственным интеллектом». Кроме того, среди приоритетов научно-технического развития значатся создание интеллектуальных транспортных и телекоммуникационных систем, создание безопасных и качественных продуктов питания.

Идея академического партнерства в науке или образованиимежду странами отнюдь не нова - практика приглашенных профессоров уже многие годы используется в ведущих вузах.

«Для пополнения наших знаний мы приглашаем около 120 педагогов на различные курсы в течение года. Финляндия, Германия, Франция, Италия, Швеция, Китай и Япония – основной блок стран, с которыми ведется сотрудничество. В среднем программы рассчитаны на 2 недели, но бывают и интенсивные лекции, занимающие от 1 до 3 дней. В этом случае человек может выступать целый день - 7 часов. Его знания настолько интересны нам, что мы его приглашаем и оплачиваем необходимые расходы. Например, как та или иная сфера экономики строится в Юго-Восточной Азии или Латинской Америке. Кроме того, есть программы двойного диплома с зарубежными партнерами, в рамках которых студенты на протяжении двух лет слушают лекции, которые поэтапно читают приезжающие иностранные педагоги», - рассказывает ректор Петербургского экономического университета Игорь Максимцев.

Финэк
Фото © unecon.ru

Дополнительные знания позволяют выпускникам вуза стать востребованными специалистами и применяются ими на практике при работе в транснациональных компаниях.

Однако в образовательных учреждениях, как и в целом в науке, встречаются примеры имитации деятельности или решения скрытых задач. Так, тех же иностранных профессоров порой привлекают, чтобы попасть в международный рейтинг вузов или повысить престижность заведения.

«Это происходит повсеместно: PR на пустом месте делается за счет тех или иных великих людей, которые приезжают в вуз практически случайно, по приглашению. Иногда достаточно, чтобы человек находился в университете буквально полчаса. За это время делаются необходимые фотографии, пишутся новости и разносятся по миру. Но это можно сделать максимум раз или два. А дальше придет студент и спросит: вы в своих рекламных проспектах показывали, что у вас нобелевские лауреаты лекции читают, когда я его могу услышать? Мы себе подобного не позволяем, а делаем конкретные программы, как и большинство вузов с историей, дорожащих своей репутацией», - декларирует Игорь Максимцев.

Финэк
Фото © unecon.ru

Когда наука или высшее образование, которые не могут существовать отдельно друг от друга, получают на дипломатию средства от государства, то к выбору кандидатов зачастую подходят не так строго, как в тех случаях, когда это делается на внебюджетные средства. Можно пригласить массу профессоров, но это не обязательно скажется на КПД. Вопрос «зачем» здесь будет основным.

«Если вуз зарабатывает своим горбом, они такой ерунды себе позволить не могут – приглашают только тогда, когда это действительно нужно и знания уникальны», - отмечает президент Государственного университета аэрокосмического приборостроения Анатолий Оводенко.

Подобного рода практика априори немыслима в технических вузах, занимающихся прикладной наукой, так как результат тех или иных научных исследований должен переноситься на производства.

Но и здесь известны случаи, когда иностранные преподаватели далеки от возложенных на них надежд, например, делятся широко известной информацией, которую сложно назвать уникальной. Поэтому перед отправлением в иностранный вуз предложения с просьбой прочесть курс Горный университет Санкт-Петербурга в обязательном порядке анализирует вес ученого и его работ в профессиональном сообществе.

«Мы приглашаем ученых из ведущих мировых вузов, но необходимо строго оценивать в перспективе значимость лекции того или иного профессора. Качество кадров во многих мировых инженерных университетах – в Германии, Великобритании, Норвегии, Америки – крайне низкое. Преподаватели оторваны от производственных задач, и фактически сильны только одним – цитируемостью своих публикаций. И самое печальное, что инженерные научные проблемы, которые раскрываются в этих статьях, никакого отношения не имеют к реальным подтверждениям этих результатов в лабораториях. Идет, так называемый, теоретический диалог. Иногда он воспринимается производственниками как практическая реальность, они пытаются ее внедрить и понимают, что там нечего внедрять. Деградация научных исследований – это общая проблема в мире по инженерным исследованиям», - подчеркивает ректор Горного университета Владимир Литвиненко.

Вуз сотрудничает с профессорами из ведущих университетов Великобритании, Германии, Австрии, Норвегии, Франция – Университета Леобена, Фрайбергской горной Академии, Имперского колледжа Лондона и других. Общение с учеными не ограничивается прослушиванием докладов, но и предусматривает практические семинары, деловые игры, решение кейсов и проведение выездных полевых работ в Ленинградской и Новгородской областях. Причем в рамках таких выездов лектор, например, демонстрирует работу новейшего оборудования геологоразведки, которое привозит с собой.

Профессор
Фото © Андрей Кучеренко

Темы курсов затрагивают самые разнообразные аспекты горного дела: разработка морских нефтегазовых месторождений, современные методы обогащения и переработки минерального сырья, технологии буровзрывных работ, разработки в области повышения коэффициента извлечения нефти и прочие. Практика приглашения иностранных преподавателей помимо всего прочего позволяет повышать уровень владения техническим иностранным языком (чаще английским), так как лекции ведутся на родном языке преподавателя.

Аналогичная картина складывается в ИТМО. За год сюда приезжают порядка 100 ученых со всего мира – от Австралии до Северной Америки. Чаще всего контракты заключаются на срок от 1 месяца. Перечень дисциплин, по которым важно развивать научную дипломатию в рамках университета, руководство перечисляет сходу:

«Сотрудничество весьма эффективное, потому что приглашаются профессора на конкретные компетенции, которые представлены в нашем университете недостаточно сильно. Иностранные педагоги эти лагуны заполняют. Список интересующих тем широк: в области информационных технологий - блокчейновые технологии, прикладной искусственный интеллект, машинное обучение, обработка изображения. В области фотоники ищем лекторов по вопросам квантовых вычислений, в области химии и биологии – сочетании геномных и клеточных технологий. Развитие международного сотрудничества способствует комплексному подходу в решении глобальных задач. Для этого требуются не просто узкие специалисты, а ученые из самых разных научных школ и направлений, способные четко формулировать задачи, а затем оптимально их решать», - считает ректор ИТМО Владимир Васильев.

Профессор, Горный
Фото © Андрей Кучеренко

Нужны ли России «иностранные мозги»? Да, безусловно. Но можно обозначить направление «взгляд и нечто» и проводить за серьезные деньги многочасовые дискуссии о «путях развития отечественной науки». А можно приглашать специалистов по узкопрофильным направлениям, формулировать перед ними задачи, например, в области нефтеотдачи или внедрения цифровых технологий. И на основе знаний и связей создавать постоянно действующие научные группы и лаборатории для дальнейшего трансферта инноваций в конкретные отраслевые производства.

Цель прозрачна и понятна - увеличение валового внутреннего продукта.

P.S.

Особенности организации науки в США заключаются в том, что исследования проводятся главным образом в научно-исследовательских центрах и лабораториях высших учебных заведений. Например, Лос-Аламосской лабораторией управляет Калифорнийский университет. Крупнейшая национальная лаборатория в Ок-Ридже управляется консорциумом Университета Теннесси и Мемориального института Бателл.