Санкт-ПетербургСолнечно+7°C

Петербургские учёные изобрели способ пополнить бюджет государства на 100 миллиардов долларов

Руснефть
Фото © russneft.ru

К дискуссии о рисках скорого падения нефтедобычи в России подключилось Министерство финансов РФ. Глава департамента таможенной и налоговой политики Минфина Алексей Сазанов сообщил 4 февраля журналистам, что в проектных документах, которые подтверждались Роснедрами и Минприроды, нет ни слова о вероятности такого развития событий. А значит, предлагаемые Минэнерго стимулирующие меры для нефтяников, направленные, в том числе, на увеличение нефтеотдачи и активизацию геологоразведочных работ, требуют дополнительного обоснования. «Форпост» разобрался в том, какую прибыль может извлечь государство за счёт повышения коэффициента извлечения «чёрного золота» и существуют ли в России разработки для создания технологий, способных совершить прорыв в этой области.

Министр энергетики Александр Новак в прошлом году сообщил о том, что без новых стимулирующих мер добыча в России, достигнув пика в 2021 году (570 млн тонн), затем начнёт стремительно снижаться и упадет к 2035 году до 310 млн. Учитывая, что доходы от продажи нефти за рубеж составляют значительную часть федерального бюджета, подобные заявления, как минимум, настораживают.

В России заканчиваются «советские» месторождения нефти

Да и эксперты подтверждают: прирост ресурсной базы в нашей стране после развала Советского Союза происходил, в основном, за счёт переоценки в сторону повышения старых запасов. И если мы хотим быть уверенными в завтрашнем дне, необходимо срочно увеличивать как объёмы поисково-разведочных работ, так и коэффициент извлечения нефти (КИН). Это фундаментальное условие для сохранения экономического роста.

«В России сегодня недопустимо низкий коэффициент извлечения – 0,3, хотя на самом деле он даже меньше (то есть в наших недрах остаётся более 70% неосвоенной нефти – ред.). А у компании ВР, например, - 0,6-0,7. При этом, если нам поднять КИН в среднем по стране хотя бы на 1%, это позволит ежегодно получать 23-25 млрд долларов дополнительных доходов», - говорит ректор Санкт-Петербургского Горного университета Владимир Литвиненко.

Руснефть
Фото © russneft.ru

Он утверждает, что технологии, позволяющие этого добиться, существуют, но для их внедрения отсутствует государственный механизм регулирования. Это приводит к ситуации, когда авторы инноваций в данной области должны самостоятельно договариваться с недропользователями.

«Компании далеко не всегда заинтересованы в таких переговорах, поскольку исполнителям, которые выступают от их имени, это зачастую бывает невыгодно. А до руководства, принимающего решения, разработчикам попросту не достучаться. Как решить эту проблему? Очень просто. Государство должно директивно прописать в лицензии нового поколения (паспорте месторождения) и существующий коэффициент извлечения нефти, и тот процент, на который его необходимо повысить. Естественно, аргументировав эту цифру. Тогда компании будут вынуждены выполнять заказ государства, заказ общества. А ведь российские недра, давайте не будем об этом забывать, принадлежат именно обществу», - отмечает Владимир Литвиненко.

В Горном университете давно работают над способами повышения КИН, в том числе над совершенствованием третичных методов увеличения нефтеотдачи. Так, на II молодёжном форуме «Нефтяная столица», который пройдёт в феврале в Ханты-Мансийске, ассистент кафедры разработки и эксплуатации нефтяных и газовых месторождений Александра Кузнецова представит проект, теоретически позволяющий увеличить извлечение «чёрного золота» из низкопроницаемых коллекторов сразу на 4,2%.

КИН
Фото © Форпост Северо-Запад / Александра Кузнецова
Величина КИН в сверхнизкопроницаемыых коллекторах для рассмотренных вариантов заводнения построенной гидродинамической модели участка залежи

«Раньше углеводороды в Западной Сибири добывали из месторождений, образованных в меловой период. Они располагались на небольших глубинах и были хорошо проницаемыми. То есть, как в старых фильмах – бурили скважину, оттуда начинал бить фонтан нефти, и процесс её извлечения не нужно было ничем стимулировать. Но это навсегда ушло в прошлое, сегодня мы разрабатываем залежи юрского периода, и нам необходимо внедрять методы, повышающие эффективность эксплуатации недр», - рассказывает Александра Кузнецова.

Месторождение нефти - это огромный подземный резервуар, ограниченный глиняными пропластками, которые удерживают углеводороды внутри. Но большая часть этого бассейна заполнена породой, в порах которой и находятся полезные ископаемые. Эффективность добычи зависит, прежде всего, от того, как много пространства, заполненного нефтью, находится в коллекторе, а также от проницаемости - способности породы пропускать через себя флюиды углеводородов.

Для примера: в Саудовской Аравии пористость, то есть соотношение объёма нефти к общему объёму месторождения – 35%. В Западной Сибири – от 20% и более (залежи мелового периода) до 10% и менее (юрского периода). Для разработки последних эффективное использование методов увеличения нефтеотдачи особенно актуально.

Руснефть
Фото © russneft.ru

«Основной способ поддержания пластового давления, необходимого для притока нефти, - это закачка воды в пласт посредством строительства нагнетательных скважин. Проблема в том, что если использовать пресную воду, то произойдёт глинонабухание. Пористость и проницаемость станут ещё меньше, автоматически снизив коэффициент извлечения. Поэтому недропользователи добавляют в воду специально разработанные поверхностно-активные вещества. Но они обычно либо предотвращают набухание, либо позволяют снижать межфазное натяжение на границе нефть-вода, то есть более активно вытеснять нефть из пор. Мы же разработали состав, который позволяет обеспечивать и то, и другое. Причём, его концентрация в воде минимальна», - поясняет представительница Горного университета.

Учёные петербургского вуза построили геологическую модель низкопроницаемого коллектора, в которой с помощью гидродинамической симуляции определили, что КИН в случае применения новой технологии повышается на 4,2%. Как уточнила, Александра Кузнецова, нельзя с уверенностью утверждать, что практическое применение этой разработки в Западной Сибири даст идентичный эффект. Однако сама возможность изменения свойств пластов, в том числе на истощённых месторождениях, открывает перед государством возможность значительно пополнить федеральный бюджет, а также обеспечить прирост минерально-сырьевой базы.