Санкт-ПетербургСолнечно+14°C

«Родина слышит»: Соседи фигурантов дела о взрыве в метро Петербурга дали показания в суде

суд теракт
Фото © Форпост Северо-Запад /

В Петербурге продолжается судебный процесс по делу о теракте в подземке 3 апреля. Обвиняемые теперь не просто тихо слушают показания пострадавших при взрыве, но и приносят им свои соболезнования. Кроме того, стал известен и взгляд со стороны в буквальном смысле – свои показания дали соседи подсудимых.

В четверг выездное заседание Московского окружного военного суда в Северной столице начался с допроса ещё одно пострадавшей – сотрудницы ПАО «Газпром» Светланы Вороновой. В отличие от ряда других уже опрошенных, она отказалась заявлять гражданский иск о возмещении ей моральной компенсации, несмотря на то, что головные боли после взрыва мучают её до сих пор. В момент теракта она была в одном вагоне со смертником Джалиловым, после взрыва у неё загорелись волосы.

«Помню, раздался хлопок. Горячий воздух ударил мне в голову… Сознание я не теряла, но многое не зафиксировалось… Люди паниковали… Я каким-то образом оказалась у дверей. Поезд ехал очень быстро, но мне всё равно казалось, что это никогда не закончится», - вспоминала женщина.

Следующей на трибуну вышла потерпевшая Дарья Фефелкина. На это заседания она пришла не давать показания, а заявить иск, обосновав его.

«Прошло уже два года, а я всё не могу нормализоваться. Работаю по два месяца, а потом мне приходится увольняться из-за болей в голове и сидеть дома. После взрыва я больше не могу самостоятельно передвигаться на метро и вообще на каком-либо общественном транспорте. Езжу на такси», - говорила девушка.

Моральный вред она оценила в один миллион 100 тысяч рублей.

«Мы очень вам сочувствуем, но не можем согласиться с вашим иском, так как не согласны с тем, в чём нас обвиняют», - в один голос обратились к ней подсудимые, а один из фигурантов - Дилмурад Муидинов – помолчав, добавил: «Я сам потерпевший».

Услышав это, отдельную реплику решил сделать и его сосед по скамье Ибрагим Эрматов:

«Я сочувствую, но нас обманывали, пытали! Мы подписывали то, что не знали. Мы еле-еле говорили на русском языке».

После этого суд перешёл к допросу двух соседок обвиняемых. Напомним, семеро фигурантов были задержаны в съёмной квартире на восьмом этаже одного из домов на Товарищеском проспекте в Невском районе города через три дня после взрыва в метро.

Первой допросили молодую девушку Ирину Абрагомович.

«Соседей видела один раз. Ехала в лифте с тремя молодыми людьми. Предположительно, кавказцами, но я не могу утверждать, что это они», - тихо, будто смущаясь, говорила она, указывая на подсудимых.

Девушка также добавила, что живя рядом с предполагаемыми террористами, ничего подозрительного не замечала. После этих слов вступила прокурор Надежда Тихонова, которая напомнила суду, что в рамках расследования уголовного дела девушка давала совсем другие показания, в которых говорила, что видела теперешних обвиняемых примерно раз в месяц. Более того, стала свидетелем того, как они заносили в съёмную квартиру большие сумки, да и в целом, они вели замкнутый образ жизни.

«И с чем связаны противоречия?» - поинтересовался у свидетельницы председательствующий судья Андрей Морозов.

«Следователь тогда приходил поздно вечером. Задавал вопросы и записывал. Я, значит, невнимательно прочитала, что он записал и расписалась под этим», - ещё тише заговорила девушка.

«Следователь частично рассказывал вам, кто жил в квартире?» - вдруг спросил предполагаемый террорист Эрматов.

«Он задавал уточняющие вопросы», - сказала Ирина.

«Помогал отвечать?» - продолжал подсудимый.

«Наводящие вопросы были, да», - наконец согласилась свидетельница.

На этом её допрос закончился и на трибуну вышла Светлана Агеева – соседка с девятого этажа. Ещё задолго до задержания теперешние фигуранты дела о трагедии казались ей подозрительными.

«Это были угрюмые, молчаливые люди. При встрече прятали глаза. Жили скрытно. Соседи снизу жаловались на шум из их квартиры - будто борьбой занимаются. Сама шум не слышала», - рассказывала женщина.

Она также вспомнила день задержания семерых квартирантов. Было раннее утро, квартиру брали штурмом, шум стоял на весь дом. Агеева выбежала на лестничную клетку, где столкнулась с «людьми в чёрном». Те быстро объяснили женщине, что идёт спецоперация и возвращалась бы она домой.

«А потом была эвакуация жильцов… Я у офицера ФСБ спрашиваю: «Что, террористы?», а он мне: «Ну да». А я ему: «А как вы на них вышли?», на что он ответил: «Так звонки привели», - говорила Агеева.

Кроме того, женщина вспомнила, что утром 5 апреля по дороге в поликлинику она встретила двух мужчин – тех самых соседей. Одним из них, по её словам, был обвиняемый Акрам Азимов, которого теперь она признала в суде.

«Я в Петербурге никогда не был, а в тот день 5 апреля вообще находился не в России, а в своём родном городе. Это подтверждается документами и моим паспортом», - донёсся голос Азимова.

На этом участники процесса закончили допрашивать соседку с девятого этажа и она спешно покинула зал, сославшись на работу.

Теперь в процессе ожидается перерыв почти на месяц. Судебная коллегия вернётся к рассмотрению только 14 мая. За это время адвокаты успеют до конца ознакомиться с материалами уголовного дела и изучить все вещественные доказательства. В том числе, само взрывное устройство.