Санкт-ПетербургПеременная облачность+9°C

Синяя нива Финского залива и биозагрязнение Балтики

Водосточная труба
© Общественное достояние

В городе на Неве подняли вопрос о качестве воды и о том, кому и как предстоит спасать местные акватории от человеческого воздействия. С каждым годом проблема становится всё серьёзнее - реки несут к морю вредные химикаты с полей и огородов.

В первую неделю лета необычайно жаркая погода побудила многих петербуржцев открыть пляжный сезон на побережье Финского залива. Буквально через несколько дней отдыхающие с удивлением заметили бурное цветение сине-зелёных водорослей, которое обычно стартует не раньше середины июля. Процесс сопровождался массовой гибелью рыбы, изменением цвета воды и характерным запахом гниющей органики.

Преждевременное и быстрое размножение водорослей – признак опасного перенасыщения водоёма фосфором и азотом (так называемой эвтрофикации), рассказали участники экологической пресс-конференции.

Представители природоохранных движений «Чистая Балтика» и «Друзья Балтики» Ольга Сенова и Анна Казина, начальник отдела водных ресурсов комитета по природопользованию и охраны окружающей среды Петербурга Михаил Страхов и главный гидролог «Северо-Западного ПГО» Росгеологии Григорий Воронюк пояснили, что эвтрофикация Финского залива и остальной акватории Балтийского моря выгодна лишь сине-зелёным водорослям – рыб, ракообразных и прочих водных жителей избыток азотных и фосфорных соединений угнетает и губит. По последним данным, из-за неё 40% поверхности балтийского дна уже стало безжизненным. Активнее всего море «удобряют» впадающие в него реки - в 2018 году 95% фосфора и 70% азота попало туда с речными стоками.

Как объяснила руководитель рабочей группы по управлению водными ресурсами и качеством сточных вод «Чистой Балтики» Ольга Сенова, реки насыщаются упомянутыми химическими элементами через канализационные сбросы поселений и сельскохозяйственных производств.

При этом вред от сброса в реку навоза и удобрений бывает заметен сразу, а не в долговременной перспективе. Например, в конце мая около деревни Нумра в Тосненском районе Ленобласти начала массово гибнуть рыба в притоке Мги. На место прибыли инспекторы Росприродназдора. Расследование инцидента пока не закончено, но главной версией случившегося назвали попадание в водоток отходов местного свиноводства.

Активисты «Чистой Балтики» стараются по мере сил решить проблему, предлагая набор различных технологических решений для агропромышленников и дачных жителей: строительство гидроизолированных хранилищ, переработка навоза в компост и на сухие удобрения, сокращение использования минеральных подкормок.

Конференция
Фото © Форпост Северо-Запад /

Владельцам частных домов рекомендуют отказаться от выгребных ям в пользу более экологичных решений – септиков, очистных станций или сухих компостеров. В Ленобласти с 2017 года работают четыре демонстрационных комплекса в Ломоносовском, Гатчинском, Киришском и Лужском районах Ленобласти. К настоящему дню их посетили свыше четырёх тысяч человек. Просвещение даёт заметный, но недостаточный эффект.

По словам Ольги Сеновой, в Петербурге и Ленобласти главными пользователями и популяризаторами природоохранных технологий оказались небольшие и средние фермерские хозяйства до тысячи голов скота, а также отдельные земледельцы-энтузиасты.

Но на бытовом уровне основную массу жителей дачных посёлков не особо волнует эффект от их выгребной ямы на водоносные слои.

«У моей знакомой по даче на участке отходы идут в отстойник из двух бетонных колец, а у их соседей установлен септик. Знакомая говорит: смотри, как неудобно – септик раз в полгода приходится откачивать, заказывать илосос. Я говорю – так и тебе надо выкачивать! А она отвечает: да нет, оно само куда-то девается!» - со смехом рассказала Сенова, но потом вновь стала серьёзной.

Она отметила, что весёлого тут мало – такие дачные стоки уносят грунтовые воды, которые затем оказываются в чьём-то колодце, попадают в реку или ручей и, наконец, в Финский залив.

Согласно статистике «Чистой Балтики», скромные дощатые кабинки на приусадебных участках – неочевидный, но мощный источник биогенного загрязнения. В Петербурге и Ленобласти более 3,5 тысячи садоводств, в которых летом проживает более двух миллионов человек. За дачный сезон уличные туалеты производят 2,3 тысячи тонн азота и 275 тонн фосфора. Среди возможных видов уличных уборных безоговорочно лидирует самый простой – выгребная яма.

Относительно простой и доступной альтернативой природозащитники назвали сухие туалеты-компостеры, разлагающие и перерабатывающие биоотходы в удобрения с помощью торфа. Их цены варьируются от четырёх до 30 тысяч рублей в зависимости от марки и страны изготовителя.

Сенова добавила, что крупные агрохолдинги также не гонятся за водосберегающими решениями, хотя именно их деятельность зачастую оказывает наибольший негативный эффект на окружающую среду.

«Когда мы приходим в большую компанию и начинаем рассказывать про гидроизолированные хранилища, компостирование и выработку биогаза, там быстро теряют интерес. Почему так происходит, отчасти ясно — людям не хочется брать на себя дополнительную работу. Например, биогаз не сможет конкурировать с природным газом без серьёзной господдержки, а государство продвигает именно природный газ», - добавила природозащитница.

Руководитель водных программ АНЭО «Друзья Балтики» Анна Казина объяснила корреспонденту «Форпоста», как те же технологии внедряют в Эстонии, Швеции и других странах Европы.

«В Швеции выгребные ямы просто запрещены. Если ты бедный и не можешь позволить себе локальную очистную станцию, будь добр, установи хотя бы сухой туалет, или тебя серьёзно оштрафуют. (согласно Экологическому кодексу Швеции, минимальная сумма штрафа за нарушение природоохранного законодательства составляет две тысячи крон - 13,6 тысячи рублей. - прим. ред.)

Также в стране действует зонирование земли по допустимому лимиту сброса нитратов в почву, на сельскохозяйственных территориях действует сеть биогазовых заводов, "зелёные" фермеры получают специальные знаки на свою продукцию, что она чистая и замечательная, и так далее. В России пока нет ни того, ни другого, ни третьего», - подытожила Казина.

Ещё одной значимой проблемой водных ресурсов в Петербурге и Ленобласти оказались родники и ключи. Как отметил главный гидролог «Северо-Западного ПГО» Росгеологии Григорий Воронюк, несмотря на положительный имидж, 30% родниковой воды в Северной столице и 47-м регионе не соответствует питьевым нормам – проверки зарегистрировали превышения как по уровню содержания железа, так и по концентрации нитратов.

Воронюк объяснил, что железо относительно безопасно – оно портит вкус и придаёт жидкости желтоватый оттенок, но здоровью не вредит. А вот нитратами можно и отравиться. Кроме того, часть предполагаемых родников на деле оказалась оказалась заброшенными рукотворными скважинами. Учитывая обстоятельства, эксперт рекомендовал кипятить ключевую воду и не пить её сырой без крайней надобности.

Добавим, за состоянием водных ресурсов Петербурга и Ленобласти следят более 300 общественных исследователей. С результатами их работы можно познакомиться на интерактивной онлайн-карте, где представлены проблемные и потенциально-опасные объекты, места с повышенным содержанием нитратов и другие данные.