Санкт-ПетербургПасмурно+8°C

Суд по теракту в метро Петербурга: Иванов в квадрате и любовный треугольник

Суд
Фото © Форпост Северо-Запад /

Эксперты ФСБ установили, что взрывчатка из подземки Северной столицы, где произошёл теракт, идентична СВУ, которые при обысках изъяли у обвиняемых по уголовному делу о трагедии в метро. Магистральную линию защиты подсудимых это немаловажное заключение не изменило, зато теперь в суде имеет место новый сюжет - почти любовный.

Во вторник, 16 июля, выездное заседание Московского окружного военного суда в Петербурге в рамках процесса о взрыве в апреле 2017 года началось с допросов двух экспертов из института криминалистики при ФСБ РФ. Оба выступали по видеоконференцсвязи, так как один из них находится в столице, а второго «дёрнули» на допрос прямо из отпуска, поэтому показания он давал из Анапы.

- Представьтесь, - обратился к первому эксперту судья Андрей Морозов.

- Иванов Александр Евгеньевич, - ответил тот.

В зале понимающе хмыкнули - естественно, специалиста зовут совсем не так, а обозначенные ФИО - конспирология ввиду занимаемой должности.

- Вопросы, пожалуйста, - обратился представитель Фемиды к адвокатам, которые настаивали на вызове данного свидетеля.

Защитники зашептались между собой, вопросов у них не оказалось. Слово взял предполагаемый организатор взрыва в подземке Аброр Азимов, который на чистейшем русском (до этого фигуранты в зале говорили через переводчика) спросил у специалиста, какую экспертизу он проводил в рамках уголовного дела.

«Фонографическую. На принадлежность устной речи к конкретному лицу. В моём распоряжении были аудиофайлы. Для анализа использовалась программа «Диалект». Система разработана в 1995 году, является программой идентификации лиц по фонограмме устной речи. Методика широко известна во всех подразделениях ФСБ и Минобороны, рекомендована советом по судмедэкспертизам», - отчеканил Иванов.

Ранее суд назначил две судебно-криминалистические экспертизы по делу о теракте. В рамках первой предстояло определить схожесть взрывчатых веществ, найденных на месте происшествия и в других местах, где проводились оперативно-следственные действия. Второе исследование должно было установить, действительно ли один из голосов из телефонных переговоров со смертником Акбаржоном Джалиловым принадлежит Аброру Азимову. Результаты последней пока не дошли до суда, но специалистов всё равно решили допросить.

Давая показания, Иванов рассказал, что делал заключения на основе длительных пауз, помех, речевых искажений, индивидуальной манеры разговаривать и особенностях произношения. Но об итогах проделанной работы специалист умолчал.

Следующим по списку допрашивали эксперта ФСБ, отдыхающего в Анапе. Фамилия у него тоже была Иванов, только звали Максимом.

«У них с фантазией как? Могли хотя бы Петровым обозвать?», - негодовали слушатели.

Тем временем, занимательная конспирология чекистов привела к сюру:

- Вы Иванов? - уточнили адвокаты подсудимых.

- Иванов, - ответил Иванов.

- Вы какой Иванов? - продолжили спрашивать защитники.

- Не понял.

- Ладно. Какое отношение вы имеете к Иванову?

- Так я Иванов.

- Другому Иванову вы кем приходитесь? Родственник?

- Не родственник я Иванову, потому что Иванов это я, - очень медленно и терпеливо ответил эксперт.

- А с другим Ивановым вы знакомы?

- Каким другим?

- Другим криминалистом.

- Нет, - сказал специалист и на этом чехарда с вопросами закончилась, тем более, зал уже с трудом сдерживал смех.

Несмотря на поиски подводных камней стороной защиты, Иванов-два в целом дал такие же показания, как и его коллега. Зато не унимался Азимов:

«Меня обманули! Когда я наговаривал текст для примера голоса, мне сказали, если голос с записи не совпадёт, мы тебя отпустим. А в итоге непонятно чей голос с телефонной записи смешали с моим и дали экспертам, которые даже не выяснили, достоверная это запись или нет. А это подделка!», - возмущался предполагаемый организатор взрыва.

Специалист на это ничего не мог ответить - негодование было не по адресу. Допрос закончился. Судья, в свою очередь, решил огласить результаты первой - взрывотехнической - экспертизы. В её рамках сравнили изъятую с места теракта взрывчатку со взрывчатыми веществами из квартиры на Товарищеском проспекте, где проживали восемь фигурантов дела, и следами СВУ из квартиры террориста-смертника Акбаржона Джалилова на Гражданском проспекте.

«Взрывчатые вещества имеют общую родовую принадлежность по своему составу и способу изготовления», - огласил результат судья Андрей Морозов.

Иными словами, все они были сделаны одинаково. Теперь ни один из фигурантов парировать не смог. В бой пошёл адвокат обвиняемой Шохисты Каримовой Виктор Дроздов.

«Необходимо изучить взрывчатку в суде. Вопрос безопасности здесь для меня не стоит. Могу даже дать расписку по этому поводу», - заявил он, но в форме ходатайства просьба, к счастью, оформлена не была, поэтому суд даже не стал это обсуждать.

На этом процесс собрались завершать, но Каримова решила обратиться к служителям Фемиды:

«Мне невозможно находиться с мужчинами в замкнутом пространстве», - сказала она, имея ввиду стеклянный аквариум в зале суда, в котором обычно держат фигурантов.

Коллегия попросила уточнить просьбу. За трибуну вновь вышел её адвокат с обширными пояснениями:

«Шохиста Каримова долго терпела, но когда это дело стало публичным, то ей стало невозможно по моральным суждениям. Этой женщине нельзя находиться с мужчинами, это оскорбительно. Кроме того, Каримовой стало известно, что супруга Содика Ортикова (ещё один фигурант дела) ревнует мужа к ней. В общем, моя подзащитная может сорваться», - сказал Дроздов.

Такого поворота, кажется, никто не ждал, но суд пообещал переговорить с конвоем и обсудить вопрос о том, чтобы при рассмотрении дела женщину держали от остальных фигурантов отдельно.

- И ещё чай, - робко и внезапно сказала переводчица обвиняемых.

- Какой еще чай? - не поняли судьи.

- Им всем дают паёк при доставке из СИЗО в суд, в том числе, пакетик чая, но здесь не выдают кипяток для заварки. Можно об этом тоже поговорить с конвоем?

- Обсудим, - пообещал Морозов.

На этом заседание закончилось. В ближайшее время на процессе будут допрошены следователи, которые брали показания у обвиняемых сразу после задержания.

Справка:

На скамье подсудимых по делу о теракте в подземке оказались одиннадцать человек - предполагаемый организатор теракта Аброр Азимов и возможные соучастники преступления - Сейфулла Хакимов, Дилмурад Муидинов, Содик Ортиков, Азамжон Махмудов, Махамадюсуф Мирзаалимов, Бахрам Эргашев, Ибрагим Эрматов, Шохиста Каримова, Акрам Азимов и Мухамадюсуп Эрматов. Обвиняемым по делу о взрыве вменяется участие в террористическом сообществе, теракт, содействие террористической деятельности, незаконное изготовление и оборот взрывных устройств.

По версии следствия, 3 апреля 2017 террорист-смертник Акбаржон Джалилов пронёс в петербургское метро два взрывных устройства. Одну бомбу он оставил на платформе станции «Площадь Восстания», однако её своевременно нашли и обезвредили. Вторая взорвалась в вагоне, на перегоне между станциями «Сенная площадь» и «Технологический институт». В результате взрыва погибли 16 человек, включая Джалилова, ещё 67 получили ранения.