Санкт-ПетербургПеременная облачность+10°C

Путин предупредил о рисках зависимости от внешних рынков

Путин
Фото © kremlin.ru

Президент России подготовил ко Дню шахтёра весьма своеобразный подарок. Он поручил Правительству в срок до октября пересмотреть налог на добычу полезных ископаемых для отечественной угольной промышленности. Ряд экспертов обратили внимание на то, что Владимир Путин не уточнил, в какую сторону должно измениться налогообложение. Однако понятно, что речь в свете резкого падения мировых цен на чёрное золото, скорее всего, идёт о снижении фискальной нагрузки.

В преддверии праздника в Кремле прошла встреча с руководителями угледобывающих регионов, на которой шёл разговор о нынешнем положении дел в отрасли и её перспективах. Тональность выступлений была весьма оптимистичной, тем более что финансовые и производственные показатели действительно впечатляют. Так, за последние 10 лет добыча возросла на треть и достигла по итогам 2018 года 432 млн тонн. В два с половиной раза повысился объём инвестиций в основной капитал профильных компаний. В полтора раза – производительность труда. Осваиваются месторождения в Арктике, увеличиваются мощности терминалов в отечественных портах.

Всё это позволило нашей стране увеличить долю в глобальной торговле углём с 9 до 14% и укрепить свои позиции в качестве одного из лидеров на этом направлении. В прошлом году Россия поставила на мировой рынок 200 миллионов тонн, почти половину того, что произвела. В структуре товаров отечественного экспорта чёрное золото заняло пятое место, а доходы от его продаж превысили 17 миллиардов долларов США. Больше только у Австралии и Индонезии, которые по итогам 2018-го совместно экспортировали 720 миллионов тонн, в основном на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона.

УГМК
Фото © ugmk.com

По мнению министра энергетики Александра Новака, до пика нам ещё далеко, и повышательная тенденция останется актуальной как минимум до 2035 года.

«У нас предусмотрено развитие угольной отрасли по двум вариантам… Первый вариант предусматривает до 550 миллионов тонн к 2035 году, а второй вариант – до уровня 670 миллионов тонн. Но я могу отметить, что это меньше, чем заявляют наши угольные компании. Заявка в этот период со стороны компаний на 100 миллионов тонн больше», - подчеркнул министр.

Ещё в прошлом году, когда цены на азиатских рынках находились значительно выше уровня 100 долларов за тонну, а предложение едва поспевало за спросом, подобные цифры вызывали безусловную уверенность в будущем отрасли. Однако сейчас всё изменилось. Стоимость энергетического угля падает, она уже опустилась ниже 70 долларов. И, самое печальное, что предпосылок к изменению тренда не наблюдается.

УГМК
Фото © ugmk.com

Так, аналитики УГМК отмечают, что «пока ситуация развивается скорее по пессимистичному сценарию». В своём отчёте о динамике и прогнозе мировых цен они называют несколько причин нынешнего положения дел. Например, замедление промышленного производства в Азии, Европе и Северной Америке, а также 60%-е падение цен в Азии на сжиженный природный газ, который выступает в роли прямого конкурента угля в качестве топлива для ТЭС.

В таких условиях снижение налога на добычу стало бы для профильных компаний хорошим подспорьем, точно так же, как и появление «долгосрочного понятного тарифа» на железнодорожные перевозки. Желательно, ещё и льготного. Эти меры, безусловно, позволят снизить себестоимость экспорта и пережить неблагоприятный период низких цен. Но пойдут ли они вверх и если пойдут, то смогут ли закрепиться на более высоких уровнях?

Рассуждая о средне- и долгосрочных перспективах, эксперты говорят «о слабых ценовых прогнозах» на фоне роста внутренних поставок топлива в Китае и Индии и, как следствие, снижения зависимости от импорта, увеличения доли атомной энергетики в Японии и Южной Корее, отказа развитых экономик от угольной генерации с целью снижения выбросов углекислого газа. Все эти факторы могут привести к уменьшению спроса на российский уголь. И тогда возникнет вопрос: а куда деть те объёмы, которые к 2035 году собираются добывать наши шахтёры?

УГМК
Фото © ugmk.com

«Растущая зависимость от внешних рынков создаёт определённые угрозы и определённые риски, имея в виду волатильность этих внешних рынков, это первое. И второе: у наших конкурентов, а здесь уже было о них сказано – это Австралия, Индонезия, логистические условия лучше, чем у нас, потому что центры добычи находятся ближе к местам отгрузки, и логистическая составляющая у них меньше. Мы это всё должны иметь в виду и учитывать при формировании наших планов», - заявил Владимир Путин в ходе встречи в Кремле.

Снизить зависимость от внешних рынков можно единственным способом - за счёт роста внутреннего потребления. Речь, естественно, идёт не о возведении угольных ТЭС, у которых нет будущего, а о развитии глубокой переработки. То есть строительства нефтехимических предприятий, в начале производственной цепочки которых лежит не газ или нефть, а именно уголь. Таким путём, например, идёт сегодня Китай, резко нарастивший в последние годы свою долю на глобальном рынке нефтехимии.

Майер
Фото © Форпост Северо-Запад / Андрей Кучеренко

«В Китае переработка угля в газ, жидкое топливо и нефтехимическую продукцию (метанол, полиэтилен, полипропилен, пластмассу и т.д. – ред.) приобрела огромные масштабы. В последние годы там было построено довольно много предприятий, которые успешно занимаются этим бизнесом и извлекают из него прибыль. Местные компании считают целесообразным вкладывать средства в подобные проекты, в исследования, идущие, в том числе, у нас, в Германии. В России несколько иная ситуация. Здесь углю довольно трудно конкурировать с нефтью или газом, поэтому донести до потенциальных инвесторов мысль о больших возможностях технологии, о том, что за ней будущее, довольно сложно. Тем не менее, мы ведём совместную научную работу в этом направлении с петербургскими учёными, с Горным университетом. В частности, провели подробный анализ конкурентоспособности на рынке некоторых продуктов, созданных, благодаря передовым технологиям синтеза угля, рассчитали себестоимость полной технологической цепочки их производства. Мы оптимисты и надеемся, что в будущем нам удастся воплотить в России результаты этих изысканий на практике», - прокомментировал возможность появления в нашей стране предприятий по глубокой переработке угля директор института энергетического машиностроения и химических технологий Фрайбергской горной академии (ФРГ) Берндт Майер.

По его мнению, проекты подобного масштаба, особенно касающиеся внедрения новой для отрасли технологии, довольно сложно осуществить усилиями одного лишь бизнеса. Здесь необходима государственная поддержка. Это прекрасно понимают не только в Китае, власти которого выделяют на создание крупных профильных предприятий средства из бюджета страны и предоставляют им льготные условия кредитования, но и в США. Там государство спонсирует научные исследования по совершенствованию технологий синтеза угля.