Санкт-ПетербургПасмурно+8°C

Дом на могильных плитах. Карповка,13

дом ленсовета
Фото © Форпост Северо-Запад / Павел Долганов

В этом доме было зафиксировано множество случаев душевных заболеваний среди жильцов. Сегодняшние владельцы квартир объясняют эту тенденцию шокирующими обстоятельствами строительства здания.

Как известно, номенклатурную верхушку и творческую элиту, верную партийным идеям, размещали в бывших особняках и доходных домах петербургской знати, национализированных после 1917 года. Лучшие квартиры занимали вожди, а остальные - превращались в коммуналки. Но когда страна немного отошла от войны и революции, дело дошло до строительства знаковых и престижных сооружений.

Одним из таких зданий стал первый дом Ленсовета на набережной Карповки, 13, возведенный в тридцатые годы архитекторами Евгением Левинсоном и Игорем Фоминым в модном на тот момент стиле конструктивизма. Изогнутой формы, с большим двором, где расставили гранитные скамьи, беседки, клумбы и фонтан, он словно был создан для другого климата. Открытые лестницы ведут на галереи, которые опоясывают второй этаж.

дом ленсовета
© Общественное достояние

Квартиры насчитывали от 2 до 6 комнат с отдельными помещениями для прислуги, солярием, просторными ванными и другими удобствами, далекими от воспетых пролетарских нормативов. Некоторые имели второй этаж, куда вели тяжелые дубовые лестницы, и выход на террасы на плоской крыше.

Учитывая статус предполагаемых жильцов, планировка дома имела свои особенности. Например, по слухам, для прослушивания практически каждой квартиры имелись специальные комнаты, поэтому соседям не приходилось «стучать» друг на друга. Однако для обеспечения еще большего контроля, по воспоминаниям жильцов, на первом этаже здания со стороны фасада посадили работника ВЧК, неустанно следившего в глазок за всеми посетителями дома.

дом ленсовета
© Общественное достояние

Еще бы! В одну из квартир планировал заселиться сам товарищ Киров. Он проживал неподалеку, в шикарном доме Бенуа на Каменноостровском проспекте, но вероятно новая двухэтажная жилплощадь с видом на реку его привлекала больше. Воспользоваться ею он не успел, так как был застрелен. Недвижимость, естественно, не стала пустовать. В ней успел пожить известный артист Юрьев, пока в 1951 году туда не заселили семью только что родившейся писательницы и телеведущей Татьяны Толстой. Ее отец, сын Алексея Толстого, очень удачно зашел в исполком поинтересоваться о перспективах улучшения жилищных условий своей многодетной семьи. Он оказался, что называется, в нужное время в нужном месте: за квартиру шла битва между двумя важными начальниками, и выбор в пользу потомков именитой творческой интеллигенции стал спасением для председателя комитета.

Татьяна Толстая
Фото © Mark Nakoykher CC BY-SA 4.0

«Вот так мне, новорожденному младенцу, досталось то, что не досталось Сергею Миронычу Кострикову, партийный псевдоним Киров, а смельчаки-антисоветчики говорили, что фамилию эту надо читать задом наперед, и так получится Ворик», - вспоминает Татьяна Никитична в своем эссе о детстве в рамках проекта «Сноб». По ее словам, в то время Аптекарский остров был глубоким загородом - дом окружала полулесная глухомань. В архивах семьи даже сохранился любительский фильм – отец писательницы снимает на камеру зашедшего во двор лося.

Спустя годы, здание обветшало и потребовало ремонта. Каково же было удивление рабочих, когда при разборе гранитного пандуса они увидели на плитах странные надписи: «Максим Уваров, год рождения 1777», «купец Флор Васильев, 1801 – 1834», «другу и брату Павлу». Как оказалось, в период дефицита строительных и отделочных материалов при возведении дома использовали надгробия со старинных петербургских кладбищ. На Петроградской стороне их было три, и ни одно к сегодняшнему дню не сохранилось. Плиты были уложены гравировками вниз, поэтому жильцы десятилетиями ходили по ним и ни о чем не догадывались.

дом ленсовета
© Общественное достояние

Нынешние жильцы первого дома Ленсовета связывают этот факт с душевным состоянием его обитателей. В период 40-80 годов здесь наблюдалось несоразмерно большое количество драк и случаев помешательств владельцев квартир. Среди некоторых жильцов ходила странная версия: «кто-то по вентиляционным решеткам пускал секретный газ, который сводил всех с ума». Опасаясь за свою жизнь, рассудок и благополучие, высокопоставленные начальники стали сторониться этого адреса и выбирать не такие мистические места для проживания.

Периодически в Петербурге всплывают подобные истории. Так, мы писали о Большом доме на Лиговском проспекте, в котором находится управление ФСБ. По слухам, для облицовки его первого этажа также использовали гранитные плиты, привезенные с кладбищ, и потребовались сотни заключенных, чтобы стереть с них надписи.