Санкт-ПетербургНебольшой дождь+3°C

«Лебединое болото», или дуэль Бориса Эйфмана с руководством Александринки

Эйфман
Фото © Форпост Северо-Запад /

В городе на Неве встреча журналистов со знаменитым балетмейстером приобрела скандальный оттенок. Вместо программного рассказа о творческих планах и успехах народный артист эмоционально и жёстко выступил против администрации старейшего национального театра России.

Руководитель петербургского академического театра балета Борис Эйфман 3 декабря принял участие в пресс-конференции, в ходе которой объяснил свою позицию относительно конфликта с руководством Александринского театра. Изначально тему события заявили как «Жизнь театра балета в родном городе», однако почти всё отведённое время было посвящено более злободневной теме.

Причиной негодования хореографа стало открытое письмо, подписанное группой артистов и художественным руководителем Александринки Валерием Фокиным. Его опубликовали 25 ноября. В тексте обращения деятели культуры назвали действия Эйфмана «выходящими за рамки профессиональных и этических норм». По мнению подписавшихся, балетмейстер и его труппа фактически захватили знаменитые подмостки и пользуются ими в собственных целях, игнорируя «творческие и производственные задачи» законных хозяев культурной площадки.

Поприветствовав журналистов, хореограф заметил, что повод для встречи «безрадостный», и сразу перешёл к объяснениям.

«Александринский театр допустил бестактность и неординарную, негативную выходку в мой адрес. Я знаю Валерия Фокина как умного и прагматичного человека, но всё изложенное в подписанном им письме — ложь. Он самостоятельный режиссёр и известная личность, поэтому мог бы выступить на этот счёт лично, не прикрываясь коллегами», — заявил Эйфман.

По словам театрального постановщика, он знаком с некоторыми из артистов Александринки, которые поддержали обвинения в его адрес.

«Там, к примеру, стоит подпись актёра Николая Мартона, который посещает все мои спектакли, а потом приходит за кулисы, делится восторгами от увиденного. Я этого не понимаю», — признался хореограф.

Борис Эйфман с горечью добавил, что сложившаяся ситуация напоминает ему конец 1970-х, когда деятельности его театра мешали представители компартии и тогдашний глава Северной столицы Григорий Романов.

«Им не удалось выдавить меня из Ленинграда, я 43 года веду здесь творческую деятельность. Теперь, похоже, меня пытается выгнать из Петербурга Александринка. Мы полгода не делали ни одной постановки, и на следующий год у нас нет ни одной подтверждённой даты спектакля, ни одной. А это значит, что мы не можем давать рекламу и вообще как-то готовиться к выступлениям», — посетовал он.

Борис Эйфман заверил, что представители государственного академического театра драмы не дают ему даже положенных по договору с государством 20 представлений в год. В 2019 году труппа хореографа выступала в Александринке лишь 17 раз.

В сложившейся ситуации народный артист обвинил директора Александринского театра Рината Досмухамедова, который, по его словам, стремится максимизировать прибыль от деятельности культурного учреждения и активно сдаёт подмостки в аренду.

По данным Эйфмана, на арендные спектакли приходится 40% от всех выступлений на сцене Александринки, причём творческие коллективы встают в очередь за право предстать перед зрителями на знаменитой сцене.

«Де-юре у нас дом русской драмы, а де-факто — площадка под сдачу, причём за немалые деньги. Мой театр платит за один спектакль миллион рублей», — заявил балетмейстер.

Отвечая на вопрос журналистов о возможных альтернативах, Борис Эйфман объяснил, что попал в безвыходное положение: из-за масштабов собственных постановок он не может снять БКЗ «Октябрьский» или ДК имени Ленсовета, где его труппа выступала ранее — там нет нужной высоты и специального оборудования.

«Теперь у нас большие, многоактные спектакли. Я оказался перед непростым выбором — продолжать сотрудничать с александринцами или вообще перестать ставить что-либо в Петербурге», — сказал он.

Другой принципиальный вопрос, тревожащий балетмейстера — независимость собственного дела. Эйфман критически отозвался о коллегах из театра балета имени Чайковского, договорившихся о компромиссе с домом русской драмы. С его слов, Александринка дала им сцену в обмен на право представлять «Лебединое озеро» как собственную постановку.

«Получилось лебединое болото», — съязвил хореограф.

Резюмируя ситуацию, Борис Эйфман назвал действия против себя травлей, и попросил руководство Александринского театра прекратить нападки. Он предположил, что открытое письмо с обвинениями стало ответом на вмешательство Минкульта, куда ранее балетмейстер обращался с просьбой посодействовать в урегулировании разногласий.

«Я направил запрос министру Мединскому. После этого вроде бы начались какие-то переговоры, сближение, уточнение деталей. И потом вдруг это письмо. Оно стало для меня полной неожиданностью, как вызов на дуэль. И я пришёл к вам, чтобы объясниться, я не хочу ходить оплёванный, я не допущу, чтобы меня называли узурпатором», — эмоционально заявил он.

Урезонить Эйфмана попыталась присутствовавшая на встрече сотрудница Александринского театра. Она заметила, что в действительности хореограф успел обговорить с концертной площадкой даты 15 из 20 постановок на 2020 год.

«От пяти вы отказались, так как вам не подошло время», — сообщила сотрудница культурного учреждения.

В Александринке напомнили, что также вынуждены делить пространство с Театром балета имени Якобсона и фестивалями хореографии Dance Open и «Дягилев. P.S.». При этом руководство культурного учреждения обязано заботиться о собственных артистах и их спектаклях.

Борис Эйфман назвал информацию о договорённостях блефом и пояснил, что они существуют лишь на словах.

«Я не могу быть уверен, что ваш Фокин не отменит любую из названных дат под предлогом своей репетиции или чего-то ещё», — заявил балетмейстер.

В завершении пресс-конференции Эйфман, не сдерживая эмоций, сказал, что больше не намерен публично обсуждать эту ситуацию, однако готов лично решить проблему с руководством Александринки.

«Если меня пригласят на разговор для урегулирования проблемы, я приду, и мы продолжим нормально работать. Я забуду сказанное в свой адрес, но история не забудет. Я всю жизнь отдал театру, и за всё, чего я достиг, я заплатил, в том числе и своим здоровьем. Больше 20 лет хожу с протянутой рукой в ожидании собственной площадки, ну ничего, ещё похожу. Мы выживем. А вы там у себя продолжайте ставить спектакли про Сталина», — гневно подытожил артист.

Притихшие во время тирады журналисты встретили его слова вежливыми аплодисментами. Немного смягчившись, Эйфман добавил, что надеется получить Дворец танца к концу 2021 или началу 2022 года — такие сроки называют в администрации Петербурга. Здание театра должны включить в комплекс арт-парка на Петроградской стороне.

Открытое письмо артистов Александринского театра опубликовали в социальных сетях 25 ноября. Составители послания утверждают, что Борис Эйфман якобы добивается «эксклюзивного права на показ своих спектаклей на старейшей драматической сцене в России». В обращении сказано, что Александринка много лет предоставляла коллегам пространство сцены в свободные от собственных постановок дни. Авторы тексты заявили, что Эйфман воспринял «расположение за слабость» и начал «экспансию».

В письме также утверждается, что балетмейстер якобы шантажировал театр «связями с руководством» страны и сделал обстановку в коллективе «совершенно нерабочей». В качестве решения проблемы Эйфману рекомендовали перейти на другие театральные площадки в Петербурге. Послание подписали девять артистов и худрук Александринского театра Валерий Фокин.