Санкт-ПетербургЯсно+8°C

Студент из Конго: «Россия - это другая планета»

конго
Фото © Форпост Северо-Запад /

В рассказе о своей стране Идрисса Эли Рукирандэ вспоминает отнюдь не слонов, жирафов или россыпи алмазов. А жестокие войны и борьбу за контроль над добычей полезных ископаемых, в которых участвуют даже дети. Почему же тогда главным желанием юноши остается возвращение на родину после получения российского диплома о высшем образовании? И чем он рассчитывает там заниматься?

«С одной стороны, мы живем на фоне живописной природы, и европейцы тратят баснословные деньги, чтобы посетить национальные парки Африки. С другой, реальная жизнь на континенте далека от романтики. Я родился во время Великой Африканской войны. Это не удивительно, ведь мое государство уже долгое время пребывает в состоянии кризиса. Конго перестало быть колонией лишь 60 лет назад и сразу погрузилось в бесконечные гражданские войны. Официально конфликт завершен, в реальности же у нас по-прежнему творится хаос», - рассказал студент строительного факультета Санкт-Петербургского горного университета Идрисса Эли Рукирандэ.

конго
Фото © MONUSCO, Википедия
В 1998 году на территории ДРК началась II Конголезская война (Великая Африканская), в которую были втянуты 9 государств Центральной и Южной Африки. Одна из ее причин - стремление местных и иностранных группировок контролировать добычу полезных ископаемых. К 2008 году в результате войны погибло свыше 5 млн человек, что делает ее одним из самых кровопролитных конфликтов со времён II мировой войны.

Столкновения в регионе продолжаются и по сей день, но жители страны научились жить на их фоне.

«Я с детства мечтал стать инженером: всегда что-то мастерил, помогал отцу с ремонтом машин и электрикой по дому. Когда наступило время выбрать профессию, я понял, что хочу стать именно горным инженером. О богатстве Африки природными ресурсами знают все, но запасы до конца не разведаны, и на сырьевой рынок одна за другой приходят иностранные компании - из Китая, Канады, Австралии, Великобритании и ЮАР. Поэтому нам просто необходимы свои собственные специалисты. Кстати, высшее образование у нас получают не больше 60% выпускников. Вы удивитесь – так много, ведь в стране такая напряженная обстановка… Причина проста: все эти цифры относятся к ребятам, которые посещали школу. Элементарной грамоте у нас обучены многие, но больше половины детей вообще не ходят в школу. И происходит это вовсе не потому, что они не хотят учиться. Никто не считает образование пустой тратой времени. Это решение вынужденное», - поделился юноша.

конго
Фото © pixabay.com

Школ мало, здания требуют ремонта. Но главное – абсолютно все они платные. Каждое учебное заведение самостоятельно определяет ставку. Деревенские - стоят от 170 долларов в год, в городах стоимость доходит до 500 долларов. Для населения это неподъемные суммы. По уровню ВВП на душу населения страна находится на предпоследнем 185-м месте в мире (824 доллара в год). Для сравнения, Россия – на 50 месте (28 797 долларов в год).

Чем же занимаются дети, которые не посещают школу?

«Большинство конголезцев живут за пределами городов, поэтому при поиске работы возможны всего пару вариантов. Одни занимаются сельским хозяйством: животноводством и выращиванием разнообразных агрокультур. Другие - добычей полезных ископаемых. Конечно, в нашем случае это не механизированные предприятия, а сугубо ручной труд. Очень опасное и невыгодное занятие. Ужасные условия, низкая оплата и отсутствие каких-либо гарантий в случае несчастных случаев. На востоке Конго налажена добыча золота и олова. Но все же главный источник дохода – это редкий минерал колтан, 80% от мировых запасов которого приходится на наш регион», - отметил Идрисса.

Колтан (колумбит-танталит) – руда, содержащая ниобий и тантал. Последний из этих двух металлов используется для изготовления электролитических конденсаторов. Это делает его необходимым при производстве практически всех современных электрических устройств, обладающих высокой ёмкостью при малых размерах. Например, мобильных телефонов, ноутбуков, кардиостимуляторов, GPS, систем зажигания и антиблокировочных тормозных систем в автомобилях. Учитывая войны, ведущиеся за доступ к его залежам, колтан относят к числу «конфликтных ресурсов», и в прессе называют «кровавым минералом».

Летом Идрисса во время поездки на родину посетил месторождение в районе Масиси. Юноша рассказал, что у большинства рабочих нет собственного транспорта, поэтому им приходится выходить до рассвета, добираться пешком и нести на себе все инструменты, которые могут понадобиться. Контролирующие тот или иной карьер местные группировки назначают сумму, за которую желающие получают разрешение вести добычу.

конго
Фото © Из личного архива

Исходная руда залегает на глубине от 5 до 8 метров. «Умельцы» работают с помощью лопат и кирок. Затем ее в ведрах и мешках относят к ближайшей реке, где отделяют минеральное сырье от пустой породы. Это позволяет получить концентрат, содержащий от 40 до 50% тантала. Далее местные жители продают его торговцам, которые отвозят товар на фургонах или грузовиках на рынок в Гоме, который находится в 90 км от месторождения. По сути, добыча происходит теми же методами, как 100, 200 или 300 лет назад.

конго
Фото © pixabay.com

Конечная стоимость 1 кг тантала, который рабочий может собрать в этом регионе за сутки, доходит до 100 долларов, однако он получает всего 2-3 доллара. Дети – в два раза меньше. При этом по данным ЮНИСЕФ, в 2014 году только на юге Республики в шахтах и на карьерах работало примерно 40 тысяч несовершеннолетних.

«По мере взросления я понял, что выбор моей профессии зависит не только от того, чем я хочу заниматься, но и от того, чем я могу помочь моему сообществу. Наша горнодобывающая промышленность находится на стадии развития, даже становления. Будучи горным инженером, я смогу играть важную роль в этом процессе», - надеется африканский студент.

По словам Идрисса, в Конго образование, как среднее, так и высшее, низкого качества. Все без исключения университеты - платные, и хотя стоимость обучения в них гораздо ниже, чем в европейских, американских и российских вузах, молодежь, если позволяют финансы, уезжает за рубеж. Официальный язык в стране – французский, так что в первую очередь выпускники отправляются во Францию и Канаду. Затем идет Китай, предоставляющий гранты на обучение.

конго
Фото © Humprey J. L. Boyelo, Википедия

Дядя юноши окончил в Санкт-Петербурге факультет журналистики, и, узнав о планах племянника, рассказал ему о Горном университете. До этого момента Идрисса ничего конкретного о России не знал, лишь общие географические факты из школьной программы.

«Во время учебы я встречаю людей, которые родились и жили буквально в другом мире. У них иные философия, культура и ментальность. Например, большинство молодых петербуржцев не религиозны, в то время как жители Конго всех возрастов каждую неделю ходят в церковь. Местные ребята любят темные и приглушенные оттенки в одежде, африканец же всегда выберет яркие цвета. Наше общение невероятно расширяет мировосприятие, и мне это очень нравится. Что касается непосредственно самого обучения, могу выделить следующее отличие российских вузов – более половины работ сдаются устно. У меня на родине другая система – все экзамены проводятся письменно, будь то тесты или развернутые решения задач. Но наша работа – это не только внедрять, но и объяснять идеи. Инженер обязан уметь презентовать и защитить свою позицию, а в случае необходимости привести дополнительные аргументы», - рассуждает конголезец.

Санкт-Петербург покорил молодого африканца, как классической архитектурой, так и современной. Например, он называет шедевром и стадион «Газпром арена», и Исаакиевский собор. Вопрос «куда бы он не советовал туристам ходить» юноша переформулирует: не куда, а когда. И тут же отвечает – зимой!

конго
Фото © Форпост Северо-Запад /

После окончания иностранных вузов большинство конголезцев, даже если это кажется удивительным, возвращаются на родину и строят карьеру там. Идрисса - не исключение. Он убежден, что в его случае получать образование лучше за границей, а работать - дома. В качестве причин называет крайнюю востребованность в квалифицированных специалистах на родине и высокую конкуренцию в России. В Республике, несмотря на сложную обстановку, у него больше шансов добиться успеха.

«В долгосрочной перспективе я бы хотел основать свою компанию по добыче полезных ископаемых и модернизировать процессы по разработке и обогащению. Это мечта, но я к ней стремлюсь. Чтобы в нашей стране, наконец, перешли от ручного труда к следующей стадии прогресса. С этим связано так много проблем: от низкой оплаты труда до гибели людей при обрушении шахт при кустарной добыче. И эти задачи требуют решений», - заключил юноша.