Санкт-ПетербургПасмурно+2°C

«Лукавство и ложь - не основания для парламентского расследования», или как ЗакС Петербурга отказался разбираться в обрушении СКК

СКК в руинах
Фото © Форпост Северо-Запад /

Прошёл почти месяц с момента обрушения спортивно-концертного комплекса «Петербургский» на проспекте Юрия Гагарина. История с незапланированным крушением здания и гибелью 29-летнего рабочего Матвея Кучерова отшумела в прессе и стала затихать. Подрядчики день и ночь разбирают руины некогда величественного здания, активисты проводят одиночные пикеты, а большинство горожан как не знали, так и не знают почему арена рухнула, кто виноват в смерти молодого мужчины и что будет с реконструкцией спорткомплекса. В конце февраля выяснилось, что точных ответов на вопросы не могут дать и власти города.

В начале февраля группа оппозиционных депутатов петербургского ЗакСа из 11 человек предложила воспользоваться правом проведения парламентского расследования, чтобы выяснить насколько законно были начаты работы по демонтажу СКК и не привели ли к трагическим последствиям решения и документы, выданные петербургскими властями.

Депутатское расследование позволило бы народным избранникам пригласить для ответов на вопросы всех причастных к спорному проекту лиц. Для того, чтобы это стало возможным, разбирательство должен был согласовать комитет по законодательству. В итоге, после двух часов обсуждения и многократного признания того, что произошла трагедия, депутаты проголосовали против этой процедуры. «За» выступили только четверо из 12 парламентариев.

Официальным поводом для отказа стало решение юридического управления ЗакСа. Замначальника руководителя этого подразделения Павел Чилипенок объяснил, что для парламентского расследования нет оснований, а гибелью Матвея Кучерова должны заниматься правоохранители. По закону же парламентское разбирательство не может пересекаться с реальным следствием, чтобы не мешать его ходу.

закс комитет
Фото © Форпост Северо-Запад /

При этом даже обсуждение возможности расследования пролило немало света на произошедшее. Например, руководитель аппарата гендиректора компании «СКА-Арена» Александр Кокорин подтвердил, что работы в тот роковой день выполнял подрядчик «СК Прайд», хотя ранее руководство этой фирмы отрицало свою причастность к разбору аварийной крыши.

Отрицание в ситуации с СКК вообще стало излюбленным приёмом большинства причастных к нему лиц. Не секрет, что ещё до обрушения здания у всех интересующихся данным проектом были вопросы к законности документации.

Петербургский комитет по инвестициям осенью прошлого года объявил конкурс на поиск концессионера для реконструкции СКК. Провести ремонт необходимо было к 2023 году, чтобы на площадке мог пройти Чемпионат мира по хоккею. Город готов был вложить в проект не более 10 миллиардов рублей, при условии, что выбранный инвестор сделает не меньший вклад. За приведение объекта и территории вокруг него в порядок Смольный отдал бы концессионеру право на пользование спортивно-концертным комплексом в течение 55 лет. Условия к будущему партнёру были прописаны чётко — компания должна существовать не менее пяти лет и иметь опыт в осуществлении аналогичных проектов. Однако, работать с властями захотела только одна структура — ООО «СКА-Арена». Несмотря на то, что никакого опыта в реконструкции столь крупных объектов у коммерсантов не было, Смольный дал им шанс. Все формальности были улажены к январю 2020 года, документы были подписаны.

Глава комитета по инвестициям Роман Голованов 28 февраля заявил, что акцентировать внимание на этом пункте никому не стоит. Чиновник пояснил, что сложившаяся в стране практика допускает участие в концессии консорциума, к которому и прибегнул инвестор. Так, «СКА-Арена» заключила меморандум со «Стройтрансгазом», у которого опыт в реализации крупных проектов всё же есть.

Однако, этот факт вопросов к соглашению не снимает. Например, условия договора, который город заключил с молодой организацией, гласят, что подрядчик имеет право на частичную перестройку и демонтаж здания. Именно этот пункт ещё осенью, когда документы только обсуждались, особенно тревожил активистов и градозащитников. Многие из них говорили, что одно упоминание слова «демонтаж» обязательно приведёт к сносу здания.

Обезопасить город от такого развития событий могло одно — включение СКК в список памятников. Сделать это пытались депутаты Борис Вишневский и Александр Рассудов. Для того, чтобы спорткомплекс признали культурным наследием, ему должно было исполнится 40 лет, что и произошло в декабре 2019 года.

КГИОП в январе 2020 года заявлял, что готов вернуться к рассмотрению данного вопроса после 31 января. По иронии судьбы именно в этот день здание рухнуло.

Воспринимать это, как случайное совпадение, многим оказалось трудно. Например, единоросс Денис Четырбок обратил внимание на то, что условия концессии позволяют «СКА-Арене» выйти из проекта, если здание всё-таки получит охранный статус.

На заседании, где решался вопрос о начале парламентского расследования, присутствовали сотрудники КГИОПа. На вопрос о том — не давит ли на их решение в части признания СКК памятником такое условие — никто ответить не смог. Зампред комитета Галина Аганова, пришедшая в ЗакС, также не смогла достоверно сказать, должен ли был КГИОП выдавать разрешение на демонтаж кровли СКК. В любом случае, санкций чиновники не давали.

СКК
Фото © ДТП и ЧП Санкт-Петербург

Впрочем позже выяснилось, что проект реконструкции строители не согласовывали и с Госстройнадзором. Представитель этой структуры Вячеслав Захаров подтвердил, что они не получали проект демонтажа здания. По его словам, в случаях, когда речь идёт лишь о частичном разборе аварийных конструкций, делать этого не требуется, а экспертиза об аварийности кровли у инвестора якобы имеется.

На то, что демонтаж вряд ли планировался как частичный, намекнул депутат и в прошлом строитель Александр Рассудов. Во время обсуждения он напомнил, что в прошлом году власти заключили контракт на проведение противоаварийных работ на кровле СКК. Сумма договора составила 99 тысяч рублей.

«Скажите мне, за 99 тысяч на такой уникальной кровле огромной площади реально провести противоаварийные работы? Давайте возьмём расценки, по которым у нас ремонтируются кровли городского жилищного фонда на торгах, которые проводит жилищное агентство при районных администрациях. Там суммы на порядок выше», — сказал он.

Возможно, сомнения депутатов в трагическом совпадении множества деталей, повлёкших крушение СКК, мог бы рассеять глава городского комитета по градостроительству и архитектуре Владимир Григорьев. Но он вопреки приглашению депутатов на заседание не пришёл.

«Лукавство» и неспособность представить конкретику в ответах чиновников увидели все, кто участвовал в обсуждении. Так, единоросс Сергей Купченко заявил, что ему «всё стало понятно» — да, нарушения были, но выводы надо делать правоохранителям и губернатору.

«Была спешка, были не соблюдены требования безопасности. Но мы не можем вторгаться в исключительную компетенцию следственных органов (…). Нет таких оснований для проведения парламентского расследования, как "лукавство" или "ложь"», — поддержал позицию Купченко его однопартиец Четырбок.

Инициатор расследования Максим Резник на это ответил, что его коллеги ведут себя, как следователи, которым важно закрыть дело, найти исполнителей и забыть о заказчиках.

В конце концов, победило партийное большинство — расследованию сказали «нет». Символично, но уже после этого разговора подрядчики снесли последнюю стену, обрушившегося СКК «Петербургский».