Санкт-ПетербургНебольшой дождь+5°C
$ЦБ:77,03ЦБ:91,34OPEC:40,88

Как вина за смерть шахтеров сделала инженера основателем горноспасательного дела

горноспасатели
© Общественное достояние

В 1908 году на Рыковских угольных копях произошла катастрофа, которая по сей день остается самой крупной аварией на угледобывающих предприятиях России. Заведующий шахтой не отрицал своей ответственности за гибель 274 человек. Почему же он был наказан лишь символически?

Дмитрий Левицкий родился в 1873 году в Одессе. После учебы в Ришельевской гимназии он окончил два высших учебных заведения: Новороссийский университет и Горный институт в Петербурге. Получив в 1901 году звание горного инженера, юноша вернулся в родные края и устроился на сталелитейных завод.

Левицкий
© Общественное достояние

До того, как стать заведующим той самой «печально известной шахты», он успел поработать на нескольких приисках Донбасса - Берестовском, Екатериновском, Рутченковском и Григорьевском рудниках.

Меж тем, в горной отрасли в то время особенно остро встал вопрос о повышении безопасности труда шахтеров. Дело в том, что в период с 1887 по 1913 год добыча каменного угля в Российской империи возросла в 8 раз - с 4,5 до 37 млн тонн в год. Столь бурное развитие отрасли напрямую отразилось на количестве аварий.

Общественность стала настаивать на создании горноспасательных служб. Шахтеры тысячами выходили на акции протеста, их жестоко разгоняли, но к претензиям прислушались. И в 1907 году в России, наконец, открыли первую Центральную спасательную станцию в Макеевке. (Городок славился развитой сетью угольных предприятий, которые обеспечивали четвертую часть добычи полезного ископаемого в Донбассе.)

макеевка
© Общественное достояние

В течение первого года возводили здание службы, закупали оборудование, набирали команду рабочих... Тогда еще никто не догадывался, что до одного из самых страшных дней в истории сырьевого комплекса страны оставалось меньше года, и организационные вопросы следовало решать гораздо быстрее.

18 июня 1908 году в шахте № 4/4 бис Макарьевского рудника Рыковских угольных копей произошел взрыв метана и угольный пыли, который вызвал подземный пожар. 270 шахтеров и 4 спасателя погибли, 47 получили тяжелые увечья.

Спустя два дня местный священник Иоанн Трухманов телеграфировал председателю совета министров:

«Семьи погибших умоляют Вас назначить скорейшее расследование виновников напрасной смерти…»

По запросу Столыпин получил результаты предварительного расследования, где указывалось, что в последние дни опытные горняки не решались спускаться в шахту. Они жаловались заведующему рудника Лашкину на большое количество газа и боялись взрыва. Однако тот игнорировал подобные заявления. В связи с этим в момент ЧП ни одного штейгера при производстве работ не было, а более 75% рабочих представляли собой молодых ребят от 16 до 22 лет.

При этом в донесении не было ни слова о заведующем самой шахты Левицком, который согласно должности нес непосредственную ответственность за безопасность горных работ. И хотя он все же был в итоге привлечен к суду, наказание ограничилось несколькими месяцами ареста. Чем объяснялось лояльное отношение полиции и самих шахтеров к Дмитрию Гавриловичу?

Прежде всего, его решительными действиями сразу после аварии. Горный инженер незамедлительно отправился в шахту, лично тушил пламя, вынес десятки рабочих. Несмотря на сильнейшее отравление угарным газом, он снова и снова спускался под землю и руководил спасательными работами. Но отсутствие необходимого оборудования и обученной команды, способной слаженно действовать, скудность научных исследований в области геологии метана и его связей с углем не могли ни сказаться на масштабе последствий.

горноспасатели
© Общественное достояние

Левицкий, которого до конца жизни преследовало чувство вины за взрыв, пообещал себе посвятить дальнейшую карьеру исследованиям рудничного газа. И когда в 1908 году он стал начальником Центральной спасательной станции, то оказался, что называется, в нужное время в нужном месте.

Что представляла собой структура? 10 человек команды, заведующий и его заместитель. Первые годы работы из оборудования было лишь 8 респираторов, два аппарата для производства искусственного дыхания, три транспортных баллона для кислорода и один дожимающий кислородный насос. Скольким пострадавшим позволял оказать помощь данным арсенал, подсчитать не трудно. Все снаряжение было иностранным, так как в России оно просто не производилось.

горноспасатели
© Общественное достояние

С точки зрения научных разработок наши ученые не уступали зарубежным коллегам. Так, Левицкий в 1911 году создал «оживляющий» аппарат «Макеевка». Это был абсолютно новый по своей идее респиратор, отличавшийся от имеющихся резервуарных аппаратов физической регенерацией используемого воздуха. Оригинальная конструкция была основана на использовании жидкого кислорода. Дмитрий Гаврилович опубликовал в научном английском журнале статью, в которой подверг критике существующее на тот момент горноспасательное оборудование. Под ее влиянием лидер отрасли - немецкая фирма «Dräger» - переконструировала свой дыхательный аппарат с учетом замечаний российского инженера.

горноспасатели
© Общественное достояние

Он основал центральные горноспасательные станции в Донбассе, Криворожском железорудном бассейне, Кизеловском угольном бассейне и в городе Анжеро-Судженске (Кузбасс). Создал первую в России научно-лабораторную базу для изучения вопросов обеспечения безопасности работ в шахтах.

Однако основной своей задачей ученый видел изучение вопросов, связанных с предупреждением взрывов газов и угольной пыли в шахтах. С целью знакомства с зарубежным опытом он посетил важнейшие каменноугольные бассейны Австрии, Германии, Бельгии, Англии и Франции.

А затем совместно с другим выпускником Санкт-Петербургского горного института, Николаем Черницыным, инженер приступил к обширным научным исследованиям свойств и условий выделения метана, образования угольной пыли в горных выработках и причин их воспламеняемости. Тем самым они заложили основы науки о безопасности труда в горной промышленности.

Не менее важным результатом их работы стало официальное признание «опасными по взрываемости угольной пыли» двадцати четырех пластов на шахтах Донбасса. Сложно сказать, сколько аварий это помогло предотвратить, однако совершенно очевидно, что бывший заведующий шахты № 4/4 бис Макарьевского рудника сделал все, чтобы искупить свою вину.

горноспасатели
© Общественное достояние

Он не раз принимал личное участие при спасении подземных рабочих. Так, в марте 1912 года при взрыве газа и угольной пыли на шахте «Итальянка» в Макеевке, унесшей жизни 56 горняков, Дмитрий Гаврилович вместе со своей командой в течение недели искал и извлекал погибших. После того, как он оставил свою службу в силу возраста, до конца дней работал научным руководителем в Сталинском научно-исследовательском угольном институте.

итальянка
© Общественное достояние